Добро пожаловать в лихие 2010-ые

Автор  04 апреля 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Приборы: Беларусь идет на грозу

Ярослав Романчук

Белорусские банки треснули, но не развалились. Финансовая система сделала опасный крен, но ко дну пока не идет, держится на плаву. Дефицит порвал цельность государственного бюджета. Опасно, но управляемо. Инфляция в Беларуси – самая высокая в Европе, но приставку «гипер» она пока не заслужила. Правительство флиртует с запретами на валютном рынке. Неуклюже, но до набега на банки не дошло. Дорожает бензин, но до цен литовского или польского рынка пока далеко. Горько и обидно, что продажу жетонов в метро ограничили. Обидно не за метрополитен, а за белорусский рубль. После трех пятилеток «правильного курса» развития страны многие белорусы видят в розовых пластмассовых жетончиках больший потенциал для сохранения сбережений, чем в рублевых купюрах.

Все дело в чувствах

Сегодня белорусская экономика похожа на самолет, который попал в сильную болтанку. Трясет, качает, но вырулить в безопасное пространство можно. Главное не направлять воздушное судно в самый центр грозы. Действия Нацбанка и правительства в 2011 году напоминают поведение двух сварливых пилотов в одной кабине управления самолетом. Одному приказали, как можно быстрее прибыть в пункт А, невзирая на погоду, самочувствие пассажиров и риски потери самолета. Другой же действует согласно инструкциям, в которым про грозу вообще нет ни слова. Этаких божий одуванчик, которого учили летать только в солнечную, безоблачную погоду с неограниченной видимостью.

Вот сидят они в кабине, на высоте 10 тысяч метров, и спорят, что делать. Ресурсы топлива не безграничны, да и техническое состояние самолета далеко не идеальное. Четких команд с земли не поступает. Там тоже не знают толком, что делать, чтобы избежать больших потерь. До пассажиров доходят лишь обрывки ругани. Стюардессы поят и кормят, чтобы отвлечь их от дурных мыслей, но думать о добром и вечном, когда внутри все переворачивается, все сложнее и сложнее. Дело совсем не в знании показаний приборов. Все дело в чувствах. Чувствуют белорусы, что острый дефицит валюты в банках – это не к мягкой посадке. Понимают они, что если уже публично большие начальники критикуют друг друга (один – за девальвацию, другие – против, один – за сокращение госрасходов, другие – против, один – за приватизацию, другие – против). Даже если в отставку отправить главу Нацбанка П. Прокоповича и министра финансов А. Харковца валюта в стране при старой экономической политике не поменяется.

Показания приборов: идем на грозу

Показания приборов белорусского «самолета» (банковской и финансовой системы) настораживают. За январь – февраль 2011г. дефицит валютной выручки составил $1,3млрд. И это после введения жестких ограничений на покупку валюты. Если так дальше пойдет, то по итогам 2011 года превышение сумм по закупке импорта над валютной выручкой составит около $7 млрд. Напомним, что в 2010 году дефицит валютной выручки составил $5,24 млрд. (списание валюты на оплату импорта - $34,6 млрд., валютная выручка - $29,3 млрд.)

За январь – февраль 2011г. дефицит торгового баланса оставил рекордную сумму $2 млрд. При прогнозируемом дефиците счета текущих операций в 2011 году в $10млрд. (около 14% ВВП) белорусским властям нужно привлечь более $5млрд. и нарастить резервы до $5млрд. В условиях самоизоляции от Запада найти такие деньги можно только в России и только предложив выгодные условиях приватизации «фамильного серебра». Так что предпосылки для пессимистического сценария на этот год реалистичны.

Ситуация с валютой будет только ужесточаться, особенно если Нацбанк будет упорствовать на сохранении старого курса, а Совмин – на приватизации по старым ценам образца 2007-2008 годов. Задача сохранения валютного курса в установленном Нацбанком коридоре невыполнима. В той же степени нет оснований верить в реалистичность утвержденного государственного бюджета. Министр экономики уже справедливо отмечает необходимость сокращения финансирования государственных программ. Давно пора, ведь даже КГК утверждает, что более 1000 госпредприятий неэффективно используют бюджетную помощь. Из-за плохого качества управления на складах предприятий на 1.03.2011 скопилось товаров на Br6,6трлн.

Второе показание приборов диагностики болезни экономики – долги. Совокупный внешний долг Беларуси на 1.01.11 составил $28,5млрд. (52,2% ВВП). За 2010 год он вырос на 29,2%. Из этой суммы краткосрочным является долг в объеме $12,8млрд. (23,4% ВВП). В расчет на душу населения он составил $3007м и вырос за год на 29,5%.

Структура внешнего долга не радует. Доля нефинансового сектора составляет $10,33млрд., из которых почти 80% приходится на краткосрочный долг. Его нужно выплачивать или переоформлять уже в этом году. Внешний долг государственных органов достиг $10,58млрд. (18,4% ВВП). За год он вырос на 20,3%. Весь он является долгосрочным. В 2010 году на обслуживание валового внешнего долга было потрачено $5,16млрд. (9,5% ВВП), а органы госуправления потратили $762млн.

На 1.03.11 чистый внешний долг белорусских банков в твердой валюте составил $4,1 млрд. Это немалая сумма для финансовых организаций, которые не являются полноценными участниками международной финансовой системы. Не все эти долги нужно отдавать в этом году, но сегодня привлечение даже парочки миллиардов долларов в условиях хаоса на валютном рынке, истощения золотовалютных резервов и огромного дефицита платежного баланса является проблематичным. Среди долгов отметим также долг Нацбанка перед коммерческими банками. Он составляет около $4,4 млрд. и превышает все золотовалютные резервы.

Растут проблемы по внутренним расчетам. Падение платежной дисциплины стало настолько очевидным, что Совмин за голову хватается. На 1.02.11 кредиторская задолженность составила Br55,9трлн., что на 30,2% больше, чем 1.02.10. Долги по кредитам и банкам на 1.02.11 составили Br77,4трлн. Это на 37% больше, чем на начало февраля 2010 года. Дебиторская задолженность на 1.02.2011 выросла до Br49,8трлн. (на 27,8% больше). Расшить этот огромный клубок долгов одним росчерком пера не получится. Нужны новые кредиты или резкий скачок выручки и прибыли. Для этого нет ни нового оборудования, ни новых рынков, ни новых идей. Еще нужна железная дисциплина, в первую очередь, в отношении госпредприятий. Они платить не хотят, думая, что Вертикаль или суды встанут на их сторону.

Надо было умудриться загнуть экономику страны в такое состояние при, по сути дела, неограниченном кредите доверия населения. Общий объем депозитов населения и юрлиц на 1.03.2011 составил Br44,6 трлн. Из них валютные депозиты составили $7,5 млрд. В феврале депозиты чуточку увеличились, но это было до валютной паники марта.

Сегодня от былой стабильности не осталось ни следа. На 1.03.11 доля рублевых вкладов составила 49,2%. Население держит в рублях на срочных депозитах Br7,56 трлн., а в валюте - $5,86 млрд. Потеря доверия людей к правительству и банкам может привести к изъятию этих денег. Для банков потеря даже 10% грозит мощным потрясением. На 2011 год Нацбанк запланировал рост депозитов физических лиц на Br6,4 – 7,2 трлн., юрлиц – на Br3,8 – 4,4 трлн. При резком скачке недоверия к правительству, неизбежной девальвации, ухудшения финансового состоянии предприятий и резком увеличении рублевых сумм на обслуживание внешнего долга сделать это будет практически невозможно.

Очередным тревожным показателем полета в грозу белорусского «самолета» является резкое ухудшение перспективности белорусских облигаций. Еще в начале 2011 года она была 7,5%, а к концу марта выросла почти до 13%. Страновые рейтинги тоже заметно ухудшились. Рейтинговые агентства за свои оценки приличные деньги получают. Они дорожат своей репутацией. Инвесторам, купившим белорусские бонды, тоже не все равно, что будет с их $1,8 млрд. В такой ситуации дальнейшая продажа ценных бумаг правительства, тем более местных органов власти серьезно затруднена, если не сказать заблокирована.

Время расплаты

Диагноз белорусской экономики неприятный, но лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Во-первых, жизнь не по средствам, в долг, привела нас в финансовый тупик. Пора кардинально менять подходы к валютному курсу, госрасходам и управлению собственности.

Во-вторых, в стране нет таких ликвидных ресурсов, чтобы можно было их быстро продать и «заткнуть» все дырки в балансах банков и предприятий. Продажа в пожарном порядке Беларуськалия, Беларусьбанка или НПЗ – это потеря миллиардов долларов, которые страна могла бы иметь, если бы за экономику у нас отвечали компетентные профессионалы, а не сторонники тотального госплана.

В-третьих, в любом раскладе за реформы придется заплатить населению, особенно той его части, которая поверила белорусскому рублю и позарилась на высокие процентные ставки. Получить депозиты без потерь невозможно. Речь может идти только о сокращении их объема или изъятии ценности через инфляцию и девалвьацию.

В-четвертых, кредиты России без изменения экономической политики – это не спасение, а дальнейшее погружение в долговая яма. Даже если Путин/Кудрин дадут нам $1млрд., то получение даже первой транши в $300 – 350млн. будет обусловлено девальвацией, либерализацией и ликвидацией барьеров на пути российских товаров в Беларуси.

Наконец, качество госуправления у нас такое низкое, что даже если нам помогут кредитами, даже если цены на наши товары вырастут, а население продолжит класть свои сбережения в банки, то все равно это не пойдет впрок. Пилотов белорусского «самолета» нужно менять. Пора за штурвал посадить команда единомышленников – рыночников. Только с ними пассажирам будет спокойней за свои сбережения и жизнь.

Наступает время платить. Платить по долгам. Платить за легкомысленную доверчивость населения. Платить за упущенное время и возможности предприятий. Платить за попытку повернуть историю вспять и не идти за цивилизованным миром. Платить за монополию старых профессоров и идеологов. Платить за красивую жизнь номенклатурного бизнеса на протяжении более 15 лет.

Не факт, что платить будут те, кто виноват, кто тратил наши с вами деньги, время и доверие. Высока опасность того, что основной груз падет как раз на плечи обыкновенных трудяг. Они смотрят БТ, много пьют, не интересуются политикой и игнорируют гражданскую активность. Им не хватало 20 минут в неделю, чтобы разобраться, кто есть кто в белорусской экономике и политике. А ведь риски кроются именно здесь. Сейчас многие могут потерять сбережения многих лет своего труда. Так уже было в лихие 1990-ые. Есть основания считать, что 2010-ые будут злыми и яростными.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!