В поисках друга

Автор  06 октября 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Пределы лицемерия и цинизма в политике

Ярослав Романчук

16 лет А. Лукашенко носил маску. Врос в нее. Привык к роли друга и надежного партнера России. И вот прорвало. Маски сброшены. Спектакль закончен. Нутро первого президента Беларуси вышло наружу. Окончательно и бесповоротно. Его не скроешь подписанным белорусским руководителем Таможенным договором с Россией и Казахстаном. Союзный договор между Россией и Беларусью – как потрепанный фиговый листок, также не в состоянии прикрыть интеграционный срам и позор.

Оказывается, россияне поддерживают «безмозглое» руководство в лице Владимира Путина, Дмитрия Медведева и раньше Бориса Ельцина. Может, оно «безмозглое», потому что более 15 лет продавало Беларуси газ по чрезвычайно низкой цене? Что простило $1млдр. долга? Что позволило Беларуси и российским олигархам зарабатывать миллиарды долларов на российской нефти и нефтепродуктах? Что давало белорусскому правительству дешевые кредиты? Что многие годы держало открытым рынок для белорусских товаров? Что активно встраивало российских политиков федерального и регионального уровня

Или, может, российское руководство сглупило, прикрывая вопиющие безобразия и фальсификации на парламентских и президентских «выборах» в Беларуси, начиная с 1996 года? Что с 1999 года не стало требовать объективного расследования громких дел о похищении министра внутренних дел Ю. Захаренко и бывшего главы Центризбиркома В. Гончара? Что правдами и неправдами, дипломатически и информационно прикрывало белорусский режим в ОБСЕ, ООН, Совете Европы и на многочисленных международных форумах?

Может, А. Лукашенко критикует российское руководство за то, что, начиная с 1993 года, российские президенты и премьеры подписывали с Беларусью договора о свободной торговле, таможенном союзе, о едином экономическом пространстве, но игнорировали их регулярные нарушения и невыполнение обеими сторонами? То ли международные договора были составлены, как протоколы о намерениях. То ли правительства относятся к закону, как к дышлу. Может, А. Лукашенко хотелось большей четкости, ясности и правовой дисциплины?

Вполне вероятно, что руководитель Беларуси оценивает умственный и интеллектуальный потенциал российский руководителей с точки зрения изменения отношений с Западом. Вроде бы вместе были против капитализма и свободного рынка. Плечом к плечу рыли окопы против проникновения воинственной американщины. Поддерживали Хусейна, Ахмадинежада, Чавеса и Хезболлу. А тут вдруг ветер перемен. Какая-то перезагрузка с США. Вот и Ирану Россия уже не продает С-300 и другие виды оружия. Санкции ООН, оказывается, действуют. И с ОБСЕ Россия, оказывается, может договориться о единой позиции по Беларуси. И в Совете Европы голос российской Думы в защиту не принятого туда «младшего брата» превращается в неслышный шепот.

Авгиевы конюшни белорусско-российских интеграционных схем разгребать непросто. Запах едкий, звук неприятный, репутация не то, что подмочена, а запятнана. Свежего места не найти. Гераклов среди властных политиков на горизонте пока нет. Нет смелых публично признаться, что проекты «союзное государство» и «таможенный союз» - смысловые пустышки и катализаторы межгосударственных конфликтов. Пока все сводится не к изменению политики, а к межличностной перебранке. Жесткой и все более эмоциональной. А. Лукашенко продолжает думать про Кремль: «Слабо выйти из Союзного договора! Имперские амбиции мешают!» Кремль думает про Лукашенко: «Слабо начать рыночные реформы и провести демократические выборы!» Лукашенко, сломя голову, активизирует антикремлевскую, антироссийскую кампанию. И ведь риск сломать себе в ней голову высок, как никогда. Путин/Медведев, наконец, увидели, что не все те, кто за смену белорусского режима, враги России. Договориться руководители России и Беларуси уже не смогут никогда.

Можно согласовать цены на нефть. Реально сойтись на общем представлении о квоте импорта беспошлинной нефти. Сертификаты, пошлины, объемы поставок, цены транзита – все это можно урегулировать, все противоречия снять. Есть одна фундаментальная проблема. Она неразрешима. А. Лукашенко считает Ленина и Сталина достойными уважениям, выдающимися политиками со знаком плюс. Д. Медведев считает Сталина воплощением зла и палачом русского народа. Ленин же был создателем самой кровавой в истории государственной машины террора и ликвидации собственного народа. В этом их полная несовместимость. Лукашенко был и остается человеком советского прошлого. Оно ушло безвозвратно. Оно также безвозвратно уйдет и из Беларуси. Дмитрий Медведев же стратегически – это политик будущего. Он верит в свободную, современную Россию. Пока ее нет. Пока демократия в России управляемая, а свобода слова неполная. Но президент, по крайней мере, открыто и громко говорит о преступлениях прошлого и настоящего, признается, что свобода – лучше несвободы.

А. Лукашенко и Д. Медведев не были и никогда не будут друзьями. Они не были и никогда не будут партнерами. Друзьями и партнерами не становятся люди, которые имеют прямо противоположную точку зрения на кровавых палачей прошлого. А нам нужна дружба с Россией, с россиянами. Нам не нужны торговые, таможенные и визовые барьеры. Нам не нужны подмены настоящего партнерства «темными» сделками олигархов и монополистов. Давайте дружить против палачей и тиранов. Давайте дружить за политическую и экономическую свободу. Давайте дружить демократическими странами. Это самая прочная основа белорусско-российского добрососедства.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!