Конфликт идей, а не людей

Автор  03 сентября 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Крест на Союзе крестинами Батьки

Ярослав Романчук

Россия и Беларусь не могут ссориться. Народы не конфликтуют. Это делают конкретные люди. Белорус Лукашенко может поругаться с россиянином Путиным. Россиянин Иванов может повздорить с белорусом Климовичем. Причин для ссор предостаточно. Все мы люди. По-разному смотрим на мир. По-своему интерпретируем события и договоренности. Побранились, побились, помирились – жизнь идет дальше.

Стычки обыкновенных граждан редко опасны для других людей, тем более не могут повлиять на отношения государств. Другое дело, когда стычки случаются между президентами и премьерами. Стычки не по поводу выбора места отдыха, цвета галстука или степени прожарки мяса.

 

Руководители наших стран выясняют отношения совершенно иного порядка. Они управляют силовыми структурами. Они дают приказы монополиям. Они имеют полномочия навязывать режим отношений для всех граждан России и Беларуси. Причем делаю они все это практически без никаких сдержек и противовесов со стороны парламентов и гражданского общества. Поэтому разногласия по поводу условий поставок энергоресурсов, транзита грузов, нефти и газа, собственности инфраструктуры ТЭКа, торгового режима между РБ и РФ по тысячам товарных групп, параметров военного и политического сотрудничества имеют особое значение. Либо они помогают людям общаться, дружить, творить и торговать, либо мешают и увеличивают издержки обмена и общения.

А. Лукашенко пытается представить острый конфликт с В. Путиным, как конфликт личностный, спор двух обычных людей. Они что-то не поделили, недопоняли друг друга, недовыясняли. Поскольку Лукашенко и Путин люди властные, неуступчивые, состоятельные и амбициозные, из искр эмоций быстро разгорелось пламя конфликта.

Такая интерпретация выгодна лидеру Беларуси. Россияне и белорусы терпимы к такого рода ссорам. Мол, чего только в жизни не бывают: за чубы друг друга потягают и помирятся. Активно используется аргумент «сам дурак», чиновники переходят на личности, провластные СМИ не жалеют острых эпитетов. А. Лукашенко только после третей серии проекта «Крестный батька» нашелся. Мол, это В. Путин про себя и свою команду фильмы заказал. «Все, что вы видели - это касается не Беларуси и не белорусского президента. Это фильм о них, они хотят, чтобы и все такие были».

Многозначительная реакция. В Беларуси за журналистские и экспертные оценки деятельности руководителя страны в разы более корректные и мягкие власти закрывают газеты, садят за решетку, открывают уголовные дела, закрывают типографии или депортируют из страны. А тут ТАКОЕ, а в ответ «Сам дурак!» Вот-вот А. Лукашенко пустит на белорусское ТВ Б. Немцова и В. Милова, чтобы они рассказали правду о режиме Путина в России.

Не обращение в суд о дискредитации главы государства и страны (такие ТВ сюжеты однозначно подпадают под уголовный кодекс Беларуси). Не требование провести тщательное расследование дел о коррупции, в том числе на предмет причастности к ним высших должностных лиц исполнительной власти и силовых структур. Не обращение к международным организациям с предложением защитить свое доброе имя и провести независимое расследование по фактам, изложенным в ТВ сюжетах. Ничего этого не было. А была долгая пауза, растерянность и продолжение личных выпадов против высших должностных лиц России и подписанных с ней документов.

Стукнули по рукам, подписали Таможенный союз и... продолжили, как будто ничего не было. И вот в конце августа 2010г. А. Лукашенко заявляет: «Мы должны определить четкие и понятные правила работы в рамках Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана без каких-либо изъятий. Тем более что те изъятия и пошлины, которые существуют, абсолютно никакой выгоды кроме вреда нашим отношениям с Россией не дают». Опять за старое. Не устраивает – не подписывай. Подписал – выполняй.

На бумаге предельно ясно и четко прописаны правила работы Таможенного союза. Жаловаться на достигнутые договоренности стало дурным тоном руководства Беларуси. Подписали договор о поставках газа с «Газпромом» в далеком 2006 году – постоянно официальный Минск ставит вопрос о его ревизии. Договорились по поставкам нефти в 2007г. – каждый год снова «терки» по поводу несправедливых условий. Зафиксировали, что белорусские производители будут продавать в Россию беспошлинно только свекловичный сахар – и под этим прикрытием начали гнать на рынок тростниковый сахар. Дали обещания друг другу не пропускать контрабанду и не делать в границе правовых «черных» дыр для отдельных территорий и структур. И не преминули организовать чуть ли не под крылом государственных структур интенсивные потоки товаров из третьих стран в России.

Когда российские таможенники после вступления в силу Таможенного кодекса трех стран сохранили контроль над товарными потоками из Беларуси, официальный Минск начал возмущаться. Мол, почему это Россия нарушает договоренности и применяет свои национальные меры таможенного регулирования «при невозможности установления статуса товаров, ввозимых на территорию России из Беларуси» (слова замминистра иностранных дел А. Евдоченко конца августа 2010г.).

Сложности с определением страны происхождения товара могут быть в случае его контрабанды из третьей страны или «теневого» производства в Беларуси. Легальные производители не испытывают таких сложностей. Белорусское правительство не возмущает тот факт, что такие товары в нарушение договоренностей пытаются ввести в Россию, не затыкают дырки в своей собственной таможенной границе, которая сегодня является внешней границей Таможенного союза. Без внимания остается появившаяся недавно информации о превращении государственной границы Беларуси в проходной двор для отдельных представителей силовых структур и их «крыш» в высоких чиновничьих кабинетах. Естественно, много контрабанды на белорусском рынке не продашь. Поэтому акцент делается на экспансии «серых» товарных потоков в Россию.

Я не могу говорить о том, опасен ли Путин/Медведев для России. Не берусь комментировать, что движет этими политиками в отношении руководства Беларуси. Это прерогатива самих россиян. Я утверждаю, что А. Лукашенко, как глава Республики Беларусь не может себе позволить личный конфликт с политическим руководством России. Слишком высока цена его для 9,5 миллионов белорусов. Слишком высоки риски для экономической устойчивости и политической состоятельности нашего молодого государства.

А. Лукашенко – конфликтный политик. Не получаются у него отношения ни с руководителями России, ни Украины, ни Литвы, ни Польши, ни ЕС, ни США. Самоизоляция страны в самом центре Европы – это геополитический абсурд, граничащий с трагедией. Руководство Беларуси заряжено на конфликт, потому что до сих пор пребывает в плену зловредных идей о классовой борьбе, непримиримости Запада и Востока, эксплуатации бедных стран мощными ТНК и всеобщем имущественном равенстве. Они смешаны с острым дефицитом культуры диалога, непониманием сути понятия «собственность» и правовым нигилизмом.

Да, в руках А. Лукашенко есть власть. Пока. Да, не истощены еще ресурсы для поддержки электората. До поры, до времени. Да, номенклатура пока лояльна. Ненадолго. Однако время А. Лукашенко, его Вертикали и Госплана быстро уходит. Его идеи терпят крах. И никакими таможенными союзами этот факт не скроешь. Будем надеяться, что обыкновенные россияне и белорусы не будут принимать конфликт руководителей вертикалей РБ и РФ за недружественные национальные выпады. Без вертикалей белорус Янка и россиянин Иван договорятся жить в мире и дружбе, свободно торговать и беспрепятственно ездить друг к другу в гости гораздо быстрее.

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!