Таможенное месиво

Автор  07 июля 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Куда и зачем мы вступили, и что нам за это будет

Ярослав Романчук

6 июля 2010 года в очередной раз Беларусь вступила в очередной союз. На этот раз таможенный. На этот раз в компании с Россией и Казахстаном. Далеко не первый раз наша страна пытается реализовать совместный проект с этими странами. 8 декабря 1991г. мы вместе создали Содружество независимых государств. СНГ должно было стать и зоной свободной торговли, и единым экономическим пространством, постепенно трансформировалось в Клуб президентов. Обменялись мнениями, потрепали друг другу нервы, выпили за здравие, приняли никого и ничему не обязывающие документы – и разъехались по домам.

Подарок тщеславия Назарбаеву

Свое первое соглашение о Таможенном союзе Беларусь и Россия подписали 6 января 1995г., более 15 лет назад. 2 апреля 1996г. мы с Россией создали Сообщество на двоих, а 8 декабря 1999г. – Союзное государство. Затем Беларусь, Россия и Казахстан решили в очередной раз встряхнуть интеграционную рутину и 10 октября 2000г. подписали договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). И этого было мало. Россия, Казахстан и Беларусь в компании с другими странами – партнерами по СНГ 19 сентября 2003г. подписали соглашение о намерении создать Единое экономическое пространство (ЕЭП). Много похожих слов, бравада интеграционными достижениями – и смысловая пустота. Интеграционные проекты между нашими странами давно стали приторной внешнеполитической жвачкой. Ее пытаются освежить члены правительств, многочисленные чиновники и эксперты. Они на бюджетные деньги с завидной регулярностью убеждают политиков подписывать все новые и новые интеграционные договора.

Складывается впечатление, что Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси вступил в силу 6 июля 2010 года, только чтобы уважить президента Казахстана Н. Назарбаева. Ему к 70-летию сделали внешнеполитический подарок – в торжественной обстановке подписали Таможенный кодекс. Дарить азиатскому лидеру шикарные авто, бриллианты или нефтяные скважины пошло. Он сам, кого хочешь, чем хочешь, одарит. А вот таможенный союз – это уникальный подарок. Весь мир о нем говорит. По случаю юбилея не с руки задавать вопросы о реальной ценности подарка. Главное, что люди в Казахстане и далеко за его пределами воспринимают его, как нечто уникальное и ценное.

Если бы это был не суррогат, а настоящий таможенный союз

Если бы это был настоящий таможенный союз, и он по-настоящему вступил в силу, мы бы сразу это почувствовали. Мы бы стали жить в образовании, похожем на Европейский Союз. Была бы ликвидирована таможенная граница. Отпала бы необходимость заполнять любые виды деклараций при перемещении товаров через границы друг друга. Товары из третьих стран свободно бы перемещались после растаможки на внешней границе таможенного союза. Была бы ликвидирована практика введения ограничений на перемещение товаров из России и Казахстана в Беларуси и наоборот. Сертификаты качества и соответствия всех трех стран принимались бы без необходимости их подтверждения. Перестали бы действовать квоты и другие виды количественных ограничений. Исчезли бы требования белоруских властей обеспечивать 90% продовольственных и 80% промышленных товаров в розничной торговле исключительно белорусского происхождения.

Изменился бы порядок уплаты и получения компенсации НДС. Товары, вывозимые белорусскими компаниями товара в Россию, равно как и российские товары, продаваемые в Беларусь, включали бы в цену НДС. Был бы введен иной порядок возврата НДС. Например, если бы белорусская компания экспортировала товар через Владивосток, то штамп местной таможни на сопровождающих товар документах был бы основанием для требования возврата НДС в Беларуси. В течение максимум недели, а не года.

При настоящем таможенном союзе товары, производимые в Беларуси, беспрепятственно попадали бы в Россию и Казахстан и наоборот. Определение страны происхождения товара было бы у всех идентичным. Не стало бы ограничений на участие в российских тендерах белорусских товаров, равно как и бюджетной помощи своим, национальных производителям в ущерб компаниям из стран-партнеров по Таможенному союзу. Наконец, цены энергетических, транспортных, телекоммуникационных монополистов во всех странах не дискриминировали бы покупателей по стране происхождения. Этого нет, и в обозримом будущем не предвидится.

Очередной обреченный союз

Таможенный союз, как и любое другое интеграционное объединение или договор базируется на доверии. Президенты, правительства и парламенты должны доверять друг другу. Доверие строится на одном ценностном фундаменте, одних правилах игры, на взаимном уважении культур и национальных традиций. В Европе таким фундаментом является демократия, свобода, права человека и верховенство закона. В Беларуси, России и Казахстане демократия управляется, свобода ограничивается, права человека защищаются избирательно, а верховенство закона подменяется беспрекословным подчинением воли руководителей страны.

Горький интеграционный опыт Беларуси, России и Казахстана, накопленный с 1991 года, показывает, что такой фундамент оказывается зыбким и конфликтогенным. Чрезмерная персонификация отношений между странами не только не привела к созданию конкурентного ЕС и других региональным организациям, но усилила самоизоляцию Беларуси, протекционизм России и Казахстана.

Лидеры стран могут временно договориться по схемам поставки энергоресурсов и дележа ренты. Не возникает проблем с координацией реализации совместных проектов в сфере вооружения и транспорта. Как правило, без сучка и задоринки проходят схемы по совместному «распилу» бюджетных ресурсов обеих стран. Бывают недовольные долями и процентами, но, поскольку интересы верхов соблюдаются, острых конфликтов не возникает.

Одновременно каждый руководитель страны сохраняет полный контроль над всеми внутренними политическими и экономическими институтами, денежными и товарными потоками. При олигархических, олигополистических договоренностях верхов руководители стран настаивают на сохранении монополии внутри страны. Они не готовы делиться властью с внутренними силами, тем более с иностранными правительствами. Номенклатура сохраняет лояльность, когда Центр делиться с ней определенными полномочиями и контролем над активами. Ей тоже не нужна конкуренция. Их интересы блюдут де-факто подчиненные Вертикали исполнительной власти суды. Поэтому реальный трансферт полномочий наднациональным органам маловероятен. Поэтому созданные сторонами таможенного союза органы с высокой вероятностью останутся органами в себе и для себя.

Есть еще один неотъемлемый институт любого успешного интеграционного образования – независимый суд, чьи полномочия и решения признают все стороны проекта. Его не было ни в одном из предыдущих интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Нет его и в нынешнем Таможенном союзе. Без суда и суда нет. Участники проекта обречены на хроническое выяснение отношений через номенклатурные, политические разборки. При нынешнем качестве человеческих отношений между А. Лукашенко и руководителями России склоки, ссоры и конфликты нам гарантированы. Казахстан будет балансировать, склоняясь скорее к поддержке большого и богатого ресурсами соседа. Поскольку руководители всех сторон Союза сделали ставку на интеграцию, то едва ли кто-либо осмелится первым выйти из Таможенного союза.

Наконец, такой проект, как «таможенный союз» может успешно работать, если правительства четко контролируют границы, эффективно борются с серой экономикой и коррупцией, не имеют «дырок» на границе и особых таможенных территорий и зон внутри страны. Ни Беларусь, ни Россия, ни Казахстан не могут похвастаться достижениями в этих сферах.

Почему Беларусь будет саботировать Таможенный союз

Высока вероятность того, что А. Лукашенко начнет саботировать свежеиспеченный Таможенный союз. Вступить в него ему нужно было, чтобы не нарваться на восстановление Россией таможенной границы и жесткий протекционизм, а также сохранить беспошлинную квоту импорта сырой нефти, природного газа, а также возможность продолжать вести переговоры по поставкам энергоресурсов. Если бы Беларусь осталась за бортом этого образования, наша номенклатура однозначно восприняла бы это, как поражение А. Лукашенко. Работать в автономном режиме, по мировым ценам и в условиях свободной конкуренции белорусский Госплан не может. Перед президентскими выборами такой поворот событий руководитель нашей страны допустить не мог.

Официальный Минск вошел в Таможенный союз, но реализовывать принцип четырех свобод (свободное перемещение товаров, услуг, денег и рабочей силы) он явно не собирается. Пустить российские товары на белорусский рынок, т. е. снять требования обеспечить 90% продовольственных и 80% непродовольственных белорусских товаров в рознице – это «похоронить» тысячи дышащих на ладан государственных предприятий. Белорусские власти готовы идти на серьезные уступки, только получив энергоресурсы по внутрироссийским ценам. Реализации этого амбициозного плана мешает неприступный И. Сечин, третья голова российского государственного орла.

Не решены проблемы поставок с/х техники, продовольствия, участия в тендерах и многое другое, что может испортить образ успешной интеграции. А. Лукашенко никогда ни с кем не делился властью. Таможенный союз его к этому принуждает. В таком положении человек склонен не к рациональной, прагматической оценке ситуации, а к эмоциональным всплескам и личным обидам. Будет таможенный союз или не будет, ясно одно. Старые схемы и механизмы взаимоотношений с Россией поломаны. Новые пока не созданы. Какими бы они не были, о дешевом газе и нефтяном гранте нужно забыть. 

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!