Палата 375: Свиной грипп и бездельники - болезнь тела и госуправления

Автор  09 ноября 2009
Оцените материал
(0 голосов)

Итоги недели с Ярославом Романчуком на радио TUT.BY (2 ноября 2009)

Свиной грипп как болезнь системы управления

Как эпидемия свиного гриппа может повлиять на нашу экономику и мировую экономику? 

Свиной грипп, как и любая другая неизвестная болезнь опасен тем, что люди о нем ничего не знают: нет вакцин, нет четкого способа борьбы с ним, непонятно, какие лекарства помогают, какие нет. Но то, как белорусские власти и Минздрав подходят к этой болезни, вызывает возмущение. Когда людям не говорят, что происходит, не информируют о ситуации, болезнь обрастает огромных количеством слухов. Люди начинают паниковать, искать в себе болезнь, скупать лекарства, маски. Но это, на самом деле, обыкновенная болезнь. Это грипп, а не завезенная из галактики гончих псов зараза.

Можно провести параллель с Украиной, где свиной грипп появился «неожиданно». Украинцы стали паниковать и массово закупать вакцину. В результате вакцины было куплено в пять раз больше необходимого количества, а бюджет, который и так находится не в самом лучшем состоянии, еще больше затрещал по швам. Появились политики-спасатели нации. Помнится, как по более трагичному случаю – Чернобыльской аварии, людей тоже держали в неведении. Даже на праздничные парады выгоняли как раз тогда, когда нужно было сидеть дома и пить йод. Белорусы помнят об этом.

Сегодня в нашей стране похожая ситуация на Украину. Сначала официальные лица нам говорят, что ничего опасного нет, а потом вдруг закрывают школы. В интернете появились слухи о том, что кто-то умер, и люди стали паниковать. Я впервые в Минске увидел людей в масках. В Америке или в Европе уже каждый депутат, каждый политик и каждая газета наизнанку вывернули бы все больницы и поликлиники, чтобы узнать правду. А у нас складывается впечатление, что о людях больше заботятся владельцы сайтов и независимых медиа ресурсов, а не те, для которых защита жизни и здоровья граждан – обязанность по работе.

В конце прошлой недели началась настоящая паника, еще до того, как что-то объявили…

Это говорит о том,  что органы, которые отвечают за нашу безопасность и здоровье, не умеют общаться с населением, не знают, как установить прямой диалог.

Опять же люди помнят, как было в 1986 году, когда лишь считанные «партийные единицы» знали о реальной ситуации в Чернобыле. Они же гнали на первомайские демонстрации людей. Я считаю, что со стороны властей было преступлением замалчивать ситуацию.

Сейчас ситуация аналогичная. Власти не ведут прямой честный диалог с людьми. Налицо кризис доверия к власти. Если бы у нас был человек, которому люди доверяли, и он взялся бы развеять мифы, объяснить людям на пальцах, что такое грипп, ситуация была бы иной.

У нас же получается, что люди, которые говорят, что ничего не происходит, в то же время закрывают школы. Но житейский опыт и логика срабатывают. Увидев на улице людей в повязках, население понимает: все-таки что-то происходит.  Что-то страшное.

Минздрав говорит: свиной грипп не диагностировать. Врачи берут «под козырек» и ставят другие диагнозы. Недоверие к Минздраву и привело к тому, что люди стали дуть на воду, т. е. видеть опасность даже там, где ее нет.

Вопрос в том, как грипп повлияет на экономику страны. Если закроют на карантин детские сады, все, у кого есть маленькие дети, пойдут на больничный и не будут работать. Какие еще могут быть последствия?

Я думаю, люди под эту дудку на всякий случай начнут брать больничные, которые на всякий случай им будут выписывать врачи. Люди начнут скупать безумное количество лекарств, в том числе и тех, которые не прошли сертификацию, и качество которых вызывает большое сомнение. Есть уже примеры в Украине, когда люди скупали лекарства, которые на Западе не рекомендованы.

Потери могут составлять десятки миллионов долларов, и все оттого, что нет хорошей и конкретной информации. Я напомню, что к любой подобной болезни нужно готовиться. Всемирная организация здравоохранения еще в апреле-мае говорила о том, что нужно готовиться к осени. Нужно было заготовить вакцины, проинформировать людей, чего мы не сделали.

С другой стороны такая паника может быть кому-то чрезвычайно выгодна. Одна из британских фармацевтических компаний заявляла, что за четвертый квартал она заработает миллиард фунтов стерлингов на продажах лекарства от свиного гриппа. После таких заявлений становится ясно, кому выгодно запускать такие слухи, кому выгодно создавать ситуации, при которых население скупает все товары подряд, чтобы только что-то купить. Разумеется, заказчиком лекарств, активными раздувателями всей этой истерики, являются политики.

Печатный станок стоит на всех парах

Как вы считаете, Нацбанк уже включил печатный станок для устранения проблем с ликвидностью у двух крупнейших банков страны? Если не включил, то как планируют развязать клубок возможных неплатежей? Если включил, то удалось ли договориться с МВФ и чем чревато насыщение экономики рублёвой массой? Не успеют ли граждане до нового года зайти в обменные пункты со свежими «зайцами» в ожидании новой девальвации? Хватит ли там на всех валюты или будет несколько курсов? 

Нацбанк пока не включил станок, судя по состоянию на первое октября 2009г. Нацбанк сейчас проводит достаточно консервативную политику: не выполняет собственные основные направления денежно-кредитной политики. Т. е. не печатает новые деньги в условиях экономического спада. При этом остатки задолженности по выданным кредитам на первое сентября превысили 57 трлн рублей, в то время, как год назад они были всего лишь 39 трлн – это то, о чем говорит МВФ и о чем предупреждают независимые эксперты: нельзя «надувать» кредитами предприятия, которые не знают, что делать с произведенной продукцией. Если мы по каким-то причинам не получим очередной транш от МВФ, к новому году ситуация может резко ухудшиться. Особенно если будет принято решение о капитализации «Беларусбанка», «Белагропромбанка», «Белинвестбанка». В них явно не хватает денег. Проблема ликвидности налицо, и если в ноябре-декабре Нацбанк совершит эти операции, то в январе-феврале избежать всплеска инфляции и ускорения девальвации нам не удастся.

Вопрос курса национальной валюты давно перестал быть у нас исключительно экономическим. Это вопрос политики. Так на последнем отчете перед правительством глава Нацбанка сказал, что нужно бороться с импортом. Это не дело Нацбанка. П. Прокопович в этой ситуации ведет себя скорее как премьер-министр, чем глава центрального банка.

К сожалению, нацбанк админситративными способами продолжает бороться с импортом, ограничивает доступ к валюте. Если мы говорим про стабилизацию курса для того, чтобы население и бизнес могло как-то спланировать свое финансовое поведение, необходимо, чтобы валютный рынок был свободным. Так как свободного рынка нет, кредитная экспансия существенна, а валютная выручка резко упала, появляются угрозы девальвации. В такой атмосфере материализуется угроза паники, как и в случае со свиным гриппом. Если власти не начнут откровенный разговор с бизнесом и населением, вместо аптек люди начнут атаковать банки. Нехватка прозрачности в этом диалоге и создает угрозу для стабильности белорусской банковской системы.

Сам Прокопович говорит, что резко увеличились долги по кредитам банкам - в полтора раза, а просроченная задолженность по внешним кредитам выросла в три раза. Естественно, эти цифры не могут не беспокоить. В такой ситуации при включении денежного печатного станка абсолютно неизбежно будет девальвация. Включат или нет – это вопрос не экономической теории, а в данной ситуации скорее политической целесообразности.

На самом деле, кнопка денежного печатного станка уже нажата. Деньги, которые выдает Национальный банк Минфину и через него государственным банкам, уже поступают в экономику. Пока это делается не так масштабно, но мы быстро приближаемся к опасной черте насыщения экономики ничем не обеспеченными белорусскими рублями. Если же Нацбанк, как рекомендует МВФ, ужесточит выдачу кредитов, могут начаться задержки по выплате зарплаты. Станет понятным, что даже со скидкой нельзя продать скопленный на складах товар. Оборотки не будет, валютной выручки – тоже. Без девальвации белорусского рубля не обойдешься.

Кредитование Беларуси МВФ – что это: помощь или втягивание в зависимое положение?

Прежде всего, это добрая воля стран ЕС и США, приглашение к проведению рыночных реформ. Но, судя по тому, как даются транши и как белорусское правительство выполняет взятые на себя обязательства, это похоже на втягивание в долговую ловушку. Слишком много в действиях нашего правительства имитации реформ и рынка. Давать транши за бесполезную, а часто даже вредную нормотворческую суету я бы лично не стал.

Нобели – ближе к рынку

Ярослав, как вы оцениваете нобелевских лауреатов по экономике 2009 годаЭлинор Остром и Оливер Уильямсон? Как их теории соотносятся с либертарианской точкой зрения? 

Одна из работ Элинор Остром посвящена тому,  что необязательно национализировать активы, в том числе, природные ресурсы, для того, чтобы хорошо ими управлять. Можно использовать рыночную систему мотивации, чтобы общественные блага, public goods, так же эффективно управлялись коллективно. Ее работы - это попытка найти способы альтернативного управления активами, выйти из дилеммы «государственная собственность – частная собственность». Но для применения этих советов на территории постсоветского пространства их нужно  подвергнуть очень тщательному анализу. В любом случае, если бы эти советы использовали наши власти, наша экономика работала бы гораздо лучше.

Институциональная теория Оливера Уильямсона тоже очень хороша. Конечно, я не подписываюсь под всеми ее выводами и рекомендациями. Однако нынешними нобелевскими лауреатами я доволен больше, чем теми, кто был три – четыре года назад. Например, Дж. Стиглиц, который продолжает ретранслировать идеи великого шамана Кейнса. Тем самым ввергая мир во все новые кризисы и депрессии.

Когда при 20%-ном налоге на доход разрешат иметь более пяти наемных? 

Мы боремся зато, чтобы вообще не было никаких ограничений на занятость для ИП. Исходя из существующего состояния рынка труда, когда уже восемь месяцев больше трехсот тысяч человек работает в режиме неполной занятости, сохранение такого запрета – это угроза национальной безопасности.

Олигархи – это не наша судьба

Чем, по-вашему, наши предприниматели отличаются от западных? 

Во многом наши предприниматели гораздо более творческие, гибкие, имеют другие стандарты качества и морали, особенно в приспособлении под чиновников. Например, шведы или немцы никогда не подумают о взятках на этапе регистрации, получения лицензии или разрешения, или разтаможке. А у нас это привычная практика. При этом наши предприниматели в меньшей степени ориентированы на реальные знания теории бизнеса, управления издержками, маркетинга. У нас знания «от жизни». Думаю, что выпускник Гарварда или какой-нибудь школы бизнеса едва ли составит конкуренцию нашему предпринимателю с опытом работы в десять лет в челночничестве и производстве в Беларуси. Это если говорить о нынешней ситуации. Если же мы создадим современный рынок, если у нас будет игра по правилам и стандартам Европы, тогда нашим предпринимателям нужно будет срочно садиться за парты. Впрочем, этьо нужно делать уже сегодня.

Когда-то в газете "Белорусы и рынок" читал, что по данным одного из наших банков в Беларуси около десяти тысяч долларовых миллионеров. Насколько, по-вашему, эти данные верны? 

Я думаю, их больше. Если судить по объемам денег, которые крутятся в разных секторах экономики, по объемам «серой» экономики, я думаю, у нас есть около 15 тысяч реальных долларовых миллионеров, порядка ста мультидолларовых миллионеров с состоянием от ста миллионов долларов и выше. Эти люди выжидают момент, когда можно будет вложить средства в свою страну. Они регистрируют компании за рубежом и вводят сюда деньги под видом иностранных инвесторов.

Я думаю, первыми инвесторами у нас будут именно эти белорусы. Они отлично знают наш рынок и качественно оценивают уровень конкуренции. Кроме того, у них есть связи с западными кредитными организациями. Они знают, как работают на Западе и Востоке. В случае чего они знают, кому предложить контрольный пакет акций своих или приватизируемых предприятий.

Нельзя игнорировать национальный бизнес. Стимулировать необходимо, в первую очередь, именно его. Если будут хорошо работать наши инвесторы, подтянутся и иностранные.

Почему в книге «В поисках экономического чуда» вы сравниваете между собой российских олигархов с американскими миллиардерами начала XX века, а не с современными американскими миллиардерами?  

Сами американцы создали миф о миллионерах-«баронах-грабителях», которые на самом деле ими никогда не были. Корнелиус Вандербильд, Джеймс Хилл, Чарльз Шваб, Джон Рокфеллер, Эндру Меллон – это люди, которые начали с нуля и сами себя создали, без какой-либо помощи государства. Параллельно с ними работали другие люди, их конкуренты. Многие из них очень напоминают российских олигархов. Они работали в партнерстве с государством. Они использовали государство для уничтожения конкурентов.

Нам говорят, что на первом этапе создания рынке неизбежно образуется некий «дикий» капитал. Мол, в Америке так было. На самом деле, «дикий» капитал чаще всего появляется там, где есть порочная связка «государство – бизнес». В США XIX века тоже так было. Были придворные олигархи, но были люди - инноваторы, творцы. Они сделали сами себя. Когда они добились успеха, их конкуренты и политики начали их «гнобить». На самом деле тех людей, которые даже в самой Америке называют «баронами-грабителями», были самыми настоящими чемпионами промышленной революции. Они создали промышленную мощь Америки.

В России же олигархи появились на распределении активов, на их перепродаже по гораздо более высоким ценам. Это не путь для Беларуси. Сравнением «баронов-грабителей» Америки и олигархов России я хотел подчеркнуть, что мы можем избежать формирования олигархических кланов. Кроме того, нужно давать по заслугам людям, которые сделали сами себя. Нужно чтить героем предпринимательского труда. Таких у нас немало.  

В случае смены власти в Беларуси на условно демократическую, есть ли у нас шанс вступить в ЕС, или же нас ждет судьба Украины и Турции? 

Я думаю, у нас гораздо больше шансов вступить в Европейский союз, чем у Турции и Украины. Это признают даже сами чиновники ЕС. Но вступление в ЕС требует от нас выполнения условий по демократизации, созданию политической конкуренции, по обеспечению  гражданских свобод. Нам нужно серьезно подойти к проведению экономических реформ. Договор ассоциаций, который предлагает нам ЕС, является, по сути, предложением по созданию зоны свободной торговли с рынком 500 миллионов потребителей. Если мы вступим в ВТО, заключим Договор ассоциаций, начнем свободно торговать с ЕС, мы будем обязаны вступить в Совет Европы. Это нужно сделать до того. Мы должны преодолеть целый ряд субъективных барьеров, быстро пройти период адаптации и сделать то, что сделала Хорватия. Она быстро перешла на конструктивный диалог с ЕС и буквально через год станет членом Европейского Союза.

Бездельники рулят

На прошлой неделе правительство держало отчет перед Президентом об итогах развития экономики за три квартала этого года. Каковы эти итоги?

Я соглашусь с Александром Лукашенко в оценках работы правительства. Он назвал его бездельниками. Правительство абсолютно не понимает, как работать в кризисе. Президент со своей стороны признал, что есть кризис, и то, что работа правительства неадекватна тем угрозам и рискам, которые стоят перед нашей страной. Мы копим долги. Предприятия становятся неконкурентоспособными. Растет социальное напряжение. Страна не может рассчитаться за энергоресурсы, тем самым создается угроза национальному суверенитету, независимости Беларуси. Очевидно, что правительство должно принимать более активные меры, привлекать новых людей, которые своими идеями и смелостью вдохнут в экономику новую жизнь.

Прогнозные показатели, которые были расписаны на следующий год, не выполнимы ни при каком раскладе. Если мы будем пытаться их выполнять, то окончательно угробим нашу экономику. Если предприятию нечего продавать, если у него нет современного оборудования, а его заставляют «вырасти» на 15% для того, чтобы в следующем году выполнить план третей пятилетки, оно будет гробить банковские ресурсы и сырье, впустую прожигать энергоресурсы. Это путь в никуда. Нужно отказаться от навязания плановых показателей государственным и частным предприятиям в промышленности, сельском хозяйстве, розничной торговле и транспорте. Необходимо перейти на совершенно другую систему определения качества работы экономики. Лукашенко прав: нужно говорить про качество, а не про количество валовых показателей.

Выполнение утвержденных всеми органам власти показателей ен пасло нас от кризиса.  Впервые за последние десять лет реальная заработная плата сократилась за восемь месяцев 2009г. на 1,3%. В этой связи обострился вопрос о повышении стоимости услуг ЖКХ и монополистов. Лукашенко правильно сказал о том, что прежде чем повышать тарифы на жилищно-коммунальные услуги, нужно понять, сколько они стоят. Если люди в правительстве не знают стоимости одного килокалория и киловатт-часа, что они делают там? Представьте уровень компетенции людей, которые не знают ответа 9или не говорят правду) по поводу себестоимости услуг государственных монополистов.

Нужна либерализация цен и тарифов на ЖКУ, но сначала нужно четко выяснить, сколько что стоит. Если наши монополисты не умеют управлять подведомственными им секторами, нужно менять руководство. Ведь это же преступление использовать огромные энергетические ресурсы и материальную базу для того, чтобы производить товары и услуги, которые можно производить на 50-70% дешевле. Получается, что государство, не пустив конкурентов на этот рынок, не привлекая частный капитал, залазит в карман предприятиям и населению и не позволяет повысить конкурентоспособность нашей экономики.

Это у нас все настолько плохо стало, что правительство это признало, или просто взгляды изменились?

Оценки и прогнозы правительства всегда были слишком оптимистичными. Сами министры не способны снять эти розовые очки. Чиновники заверяли Президента, что продавая товары ниже себестоимости, мы, таким образом, обретем рынки сбыта. В Россию мы продавали мясо-молочную продукцию по ценам, ниже себестоимости, а своих граждан заставляли покупать эти товары по гораздо более высоким ценам, тем самым перекладывая груз поддержки наших производителей на наши же плечи. Но новые рынки не завоеваны, со старых нас теснят, создавая конкуренцию. Даже при условии свободной торговли через несколько лет белорусам нечего будет предложить российским потребителям. В таких условиях со старыми руководителями, которые не несут ответственности за свои слова, далеко мы не продвинемся. Нужны новые подходы, новые идеи, новая «кровь».

Каким образом у нас за девять месяцев этого года получился профицит республиканского бюджета?

Республиканский бюджет составляет около 75% общего бюджета страны. При этом есть местные бюджеты, которые испытывают большие проблемы. По разным областям их дефицит составляет 25-40%. По этой причине требования к республиканскому бюджету увеличиваются. Если мы и дальше будем лишать местные бюджеты финансовой самостоятельности, то, таким образом, еще больше обязательств мы переведем в центр. Для того чтобы прикрыть возникшие дыры в бюджете, мы забираем деньги у местных органов власти, которые, со своей стороны, проверяют и штрафуют бизнес, пополняя свой бюджет.

Даже если бы местные власти хотели приватизировать предприятия, любые более-менее крупные сделки нужно согласовывать с министерствами и ведомствами. Местные органы власти не могут самостоятельно принимать такие решения. Из-за такого несбалансированного состояния бюджета создается социальное напряжение.

МВФ требует, чтобы бюджет выполнялся с минимальным дефицитом, поэтому Министерство финансов, загоняя деньги в республиканский бюджет и оголяя местные бюджеты, по сути, занимаются очковтирательством. Получается, что мы перекладываем деньги из одного кармана в другой, сдаем отчеты о благополучной бюджетной ситуации, а о том, что в другом кармане дырка, мы стыдливо умалчиваем.

Нужно посмотреть правде в глаза и не юлить перед самими собой. В нашей стране есть спрос на реальную оценку политики, есть с кем посоветоваться, но нужно понимать, что любые предложения, в том числе международных финансовых организаций, необходимо адаптировать к нашей экономике.

На прошлой неделе меня очень удивила и неприятно поразила мера, которая уже давно не применяется нигде в цивилизованном рыночном мире: введение законодательного акта задним числом. Указом президента от 26 октября 2009г. было принято решение, по которому с первого сентября 2009г. предусмотрено увеличение экспортных пошлин на калийные удобрения. То есть, власти посчитали, что им не хватает денег, и задним числом предложили содрать денег с одного из лидеров белорусской экономики. Вместо того чтобы поддерживать прибыльное предприятие, мы его душим, и самое страшное, что делаем это задним числом.

Нет сомнений, что такое безобразия творятся с согласия Минфина. Если бы у нас с бюджетном не было проблем, не было бы необходимости принимать такие меры. Минфин делает хорошую мину при плохой игре и подает плохой пример местным властям. Они, в свою очередь, облагают малый бизнес огромными штрафами.

После отчета правительства Президент констатировал непростую ситуацию. Что будет дальше?

Я думаю, в течение ближайшего месяца мы получим другие прогнозные показатели, другой бюджет и другие направления кредитно-денежной политики. Уверен, что оптимизма будет гораздо меньше. Сегодня мы фактически работаем без правительства, в режиме чрезвычайного экономического положения. Команда, которой поручено вырабатывать план выхода из кризиса, очень слаба. Она является соавтором как раз того плана, который разбил в пух и прах Лукашенко.

Надежды на инновационные подходы команды П. Прокоповича, Л. Анфимова и В. Макея малы. В лучшем случае эти антикризисные управляющие будут использовать предложения, которые были разработаны международными организациями и которые во многом не адаптированы к нашей реальной ситуации.

Очевидно, будет попытка каким-то образом оправдать невыполнение прогнозных показателей, нажать на Россию, чтобы она дала еще денег. Я думаю, что особых кадровых перестановок в правительстве, как и рыночных трансформаций в стране не произойдет. Фундамент плановой экономики останется. Разве что в структурах власти появятся настоящие рыночники-либералы.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!