Худшие министры Беларуси

Автор  18 июля 2009
Оцените материал
(0 голосов)

I полугодие 2009г.: имитация антикризисных мер

С точки зрения экономической политики первые шесть месяцев 2009 года были полугодием имитации. Правительство делало вид, что либерализует экономику. Администрация президента убеждало, что процесс находится под контролем. Предприниматели и малый бизнес закатывали глаза на содержание предложенный мер. От досады и негодования. Директорат заявлял о наличии антикризисных адаптационных мер. Министры опускали глаза и соглашались. Банкиры убеждали в стабильности финансовой системы. Предприятия с трудом обслуживающие старые долги и, кривясь, делали вид, что верят. Вертикаль имитировала сохранение роста ВВП. Ей подыгрывали государственные СМИ. Население качало головой. В знак согласия, недоверия и безысходности одновременно.

Ярослав Романчук

В 2009 году среди белорусских дисижнмейкеров не нашлось человека, который бы в сердцах крикнул: «Хватит имитации! Хватит лжи!» Гламурные цифры безработицы. Понты с сохранением роста ВВП. Глянец в балансах предприятий и банков, скрывающий реальный объем проблемных долгов и количество банкротов.

После затяжного летаргического сна и умиления эконометрическим прогнозированием проснулись, наконец, международные организации. Они начали выдавать более трезвые оценки происходящему. МВФ дает для Беларуси на 2009г. минус 4,3% ВВП. Всемирный банк – минус 3,3%, ЕБРР – тоже говорит о падении ВВП. Все они в первой половине 2009г. финансировали белорусскую экономику, но при этом принимали имитацию правительства. Притворялись, что верят в искренность намерений министерств и ведомств отказаться от совковой модели и создавать институты рынка.

 

Клоуны на сцене – плата на выходе

От сплошной имитации и лицедейства складывается впечатление, что белорусской экономикой управляют не ответственные, компетентные профессионалы, а клоуны. Много кривляний. Часты громкие декларации. Постоянны апелляции к публике. Набили оскомину сюжеты про войну, кирзовые сапоги и партизан. Антураж праздника и благополучия поддерживается на БТ, в «СБ». Контроль за политически обязательной бодростью духа неустанно осуществляет КГБ и КГК. Разрыв между реальностью и «цирком» увеличивается. Клоунам это безразлично. Им платят за клоунаду, а не за реальность. А вот зрителям сего явно затянувшегося представления, т. е. мы с вами, часто невдомек, что на выходе из цирка им нужно будет заплатить еще раз за увиденный перформанс.

Формы платежа будут самыми разными. Платить придется в виде потери реальной покупательной способности вкладов, зарплат и пенсий. Ликвидация сотен тысяч старых рабочих мест – вторая форма платежа за клоунаду. Третья – увеличение потоков молодежной эмиграции. Потеря творческих «мозгов» и динамичных рук – реальная угроза долгосрочному устойчивому развитию независимой страны. Четвертая – рост цен на ЖКУ, транспорт. Пятая – рост расходов правительства, предприятий, банков на обслуживание кредитов, что увеличивает риски роста налогов. Шестая – рост коррупции государства и криминализации общества.

 

Грызня

В 2009 году правительство в стране состоит из 24 министерств, 7 государственных комитетов (КГБ, Госкомвоенпром, Госкомимущество, Государственный комитет по науке и технологиям, Госстандарт, Госпогранкомитет, Государственный таможенный комитет) и 8 государственных организаций, подчиненных Совету Министров («Белгоспищепром», «Белнефтехим», «Беллегпром», «Белбиофарм», «Беллесбумпром», «Белкоопсоюз», Республиканский центр по оздоровлению и санаторно-курортному лечению населения и уполномоченный по делам религий и национальностей). Однако главный орган в разработке и принятии экономических решений – это, несомненно, администрация президента. По сути дела, она дублирует структуры правительства. Система принятия решений построена так, что Совмин выполняет чисто техническую, секретарскую функцию. Он погружен в текучку и лишен права выработки стратегии экономического развития страны. Тем не менее, министры и руководители комитетов и концернов имеют большой потенциал для продвижения разного рода идей.

В рядах нынешнего правительства есть свои ретрограды, сторонники жесткого административного регулирования, но преобладают в нем оппортунисты-карьеристы без четких знаний и квалификаций. Они профессионалы в том, как держать нос по ветру, как реагировать на настроение вышестоящего начальства и как извлекать выгоды для себя лично, используя свою должность. Еще одна примечательная черта нынешнего состава правительства заключается в том, что там нет ни одного либерала. Поэтому провал проводимой Вертикалью и Совмином экономической политики в полной мере относится к сторонникам теории К. Маркса и М. Кейнса.

В первом полугодии 2009г. дисижнмейкерам стало сложнее сохранять баланс личных и межведомственных интересов. Ресурсов для распределения стало заметно меньше, а обязательства и долги выросли. На этом фоне усилилась межминистерская грызня. Она принципиальным образом отличается от борьбы идей или концепций реформирования экономики. Здесь нет друзей. Здесь доминируют краткосрочные ситуативные партнеры.

Начальники разного ранга пытаются доказать, что именно они, их структуры не должны секвестрировать свои бюджеты. Вся борьба, умственная и кулуарная активность сосредоточена на том, чтобы добиться особого расположения А. Лукашенко и статуса неприкасаемого сектора. В этом пока преуспевают аграрии и строители.

Вся риторика о либерализации, приватизации, европейском векторе и рынке дозировалась ровно настолько, насколько нужно было президенту. Главное было не сорваться, не потерять должность, которая на этапе адаптации кризиса гарантирует высокие шансы монетизации накопленного годами административного ресурса. Отсюда чрезвычайная осторожность в словах и действиях. Отсюда усилившееся желание подставить друг друга и выгородить себя.

 

Самые плохие министры, традиционно вредные монополии

По итогам первого полугодия 2009г. Совмин получает глубокий «неуд». Правительство официально и открыто так и не признало наличия в стране кризиса. Во-вторых, С. Сидорский, как глава Совмина, отделался поверхностных и выхолощенным планом либерализации, не сумев предложить внятную антикризисную программу. В-третьих, блок вице-премьеров Совмина (Семашко Владимир, Бамбиза Иван, Буря Виктор, Кобяков Андрей, Потупчик Владимир) не сумел вовремя и адекватно отреагировать на мировой кризис в целом и на структурный кризис белорусской экономики в частности. Эта пятерка «вице» борется не либерализацию, поддержку частного бизнеса, быстрое очищение экономики от инвестиционных ошибок, а за сохранение механизмов распределения социалистической экономики.

В-четвертых, резко вырос градус и напряжение склок и конфликтов между отраслевыми министерствами, концернами и местными органами власти. В-пятых, на этом фоне те министры, которые обязаны были по должности, проводить качественную диагностику экономических проблем и предлагать решения, превратились в идеологические рупоры и весь пар направляли на сохранение контроля над ресурсами, потоками и активами. Речь идет, в первую очередь, о Министерстве экономики (министр Зайченко Николай), Министерстве финансов (Харковец Андрей), Министерстве налогов и сборов (Дейко Анна), Министерстве торговли (Чеканов Валентин), Минсельхозпроде (Шапиро Семен) и Минстройархитектуры (Селезнев Александр). Эти министры несут персональную ответственность за то, что в стране до сих пор нет антикризисной программы, что есть экономическая политика для МВФ, а другая – для внутреннего потребления. Министр экономики Н. Зайченко до сих пор не добился пересмотра прогноза динамики ВВП на 2009%. Его мечты о росте 3-5%, потворство монополистам дискредитируют профессию экономиста. В недрах Минэкономики гибнут многие живые, конструктивные идеи. Именно оно является главным стражем остатков централизованной плановой экономики. Поэтому Николай Зайченко заслужил статус самого плохого министра I половины 2009 года.

На втором месте в списке самых плохих министров оказалась глава министерства по налогам и сборам (МНС) Анна Дейко. Косметические меры по улучшению качества налоговой системы, по сокращению налоговой нагрузки позволили ей в очередной раз сохранить свою должность. Предложение повысить НДС с 18% до 22% заслуживает номинации на приз за самую вредную идею 2009 года. А. Лукашенко так и не добился от МНС системных, адекватных предложений по налоговой реформе. Без нее адаптация к кризису невозможна.

Третье призовое места на пьедестале самых плохих министров первой половины 2009г. занял министр торговли Валентин Чеканов. Раскрепощение малого бизнеса и ИП, которые преимущественно заняты в розничной торговле, общественном питании и сфере услуг, должно было инициироваться Минторгом. Однако ведомство В. Чеканова продолжает «душить» предпринимателей лицензиями, ценовыми приказами и распоряжениями «купляйте беларускае» и «купляйте мясцовае». В условиях кризиса отсутствие единого экономического пространства внутри страны лежит в большой мере на совести Минторга.

Следующим в списке самых плохих министров значится Шапиро Семен. Возглавляемое им Министерство сельского хозяйства и продовольствия было и остается главным бюджетным пылесосом страны. Продовольствие у нас на внутреннем рынке дороже, чем на мировом рынке. При этом работники с/х предприятии постоянно находятся в группе имущественного риска. Аграрии в привычной себе манере прячут некомпетентность и неэффективность в управлении за ширмой продовольственной безопасности. При этом С. Шапиро и его подчиненные делают все, чтобы не допустить конкуренции не только с иностранными производителями, но и с частным белорусским бизнесом. Фермерство в Беларуси медленно умирает, не успев по-настоящему родиться.

Пятерку самых плохих министров замыкает министр архитектуры и строительства Селезнев Александр. Его ведомство повинно в чрезвычайно сложном входе на рынок строительных услуг. Оно продолжает отстаивать 13-процентный налог на строительные организации (в фонд строительной науки и т.п.). Минстройархитектуры стойко охраняет олигополию на рынке строительных услуг и не пускает в Беларусь дешевые и качественные строительные материалы. Именно А. Селезнев сотоварищи в значительной степени повинны в том, что в Беларуси чрезвычайно высокие цены на жилье, остро не хватает офисных и складских помещений, что запотолочны цены аренды недвижимости. Строительный сектор был и остается одним из самых коррумпированных в стране. Созданная руками Минстройархитектуры нормативно-правовая база в большой степени обрекает строительный сектор на коррупционность.

Перечень плохих министров, председателей комитетов можно продлить. Например, есть большие претензии к Министерству жилищно-коммунального хозяйства (министр Белохвостов Владимир). За 10 лет экономического подъема можно было ожидать от этой структуры проведение полноценной реформы ЖКХ. Сегодня нет ни реформы, ни прозрачной тарифной политики, ни конкуренции в данном сегменте рынка. Такие же претензии можно предъявить министерству энергетики (министр Озерец Александр). Время дешевых энергоресурсов эта структура беспечно прогуляла. Ни на йоту не ослабил тиски своей монополии Пантелей Николай, министр связи и информатизации. Благодаря усилиям этого ведомства мы переплачиваем за интернет раз этак в сто при сомнительном качестве коммуникационных услуг и заметном отставании сектора телекоммуникации от мировых стандартов.

Несмотря на большие претензии к большинству министров, радикального кадротрясения в 2009 году ожидать не приходится. Коротка скамейка запасных. Ограничен ее управленческий и профессиональный потенциал. Нет сигнала о смене парадигмы и идеологии экономической политики. Поэтому нет никакого значения, кому персонально на данном этапе будет велено подписывать платежки о покупке канцтоваров и нанимать секретарш в казенные офисы. Беларусь уверенно идет к тому времени, когда текущие кадры «порешат» ее и оставят в глубокой депрессии.

 

Пять худших министров Беларуси в I полугодии 2009 года

Министр

За что

Карьерный прогноз

1.

Зайченко Николай, министр экономики

  • Отсутствие внятного, адекватного антикризисного плана;
  • потворство монополиям;
  • сохранение жесткого регулирования цен;
  • неадекватная оценка состояния мировой экономики, глубины и продолжительности кризиса;
  • антирыночная ментальность

Отставка в течение ближайших трех месяцев – с вероятностью 80%;

переход на работу в один из экономических вузов, рассадников марксистско-кейнсианской ереси.

2.

Дейко Анна, министр по налогам и сборам

  • Сохранение высокой налоговой нагрузки;
  • отсутствие реформы сложнейшей системы администрирования налогов;
  • отсутствие адекватной в условиях кризиса концепции налоговой реформы;
  • предложение увеличить НДС с 18% до 22%;
  • нежелание снизить налоговое бремя для ИП и малого бизнеса.

Сохранение должности в ближайшие шесть месяцев – с вероятностью 70% (из-за особого расположения главы государства к А. Дейко). Отставка возможна только в случае углубления кризиса. В этом случае – высокая должность в некой полугосударственной структуре или концерне.

3.

Чеканов Валентин, министр торговли

  • Сохранение жесткого контроля над розничной торговлей, организациями общественно питания и продажей других услуг;
  • борьба против свободного ценообразования;
  • навязывание доли местных и белорусских товаров;
  • блокировка развития полноценного сектора бытовых услуг;
  • блокировка приватизации оптовой и розничной торговли;
  • дискриминация ИП и малого частного бизнеса.

Сохранение должности с вероятностью 75%. Глава государства приказал всем стать министрами торговли. Менять шило на мыло нет смысла. Отставка возможно только в случае некого коррупционного скандала.

4.

Шапиро Семен, министр сельского хозяйства и продовольствия

  • Неэффективное использование бюджетных дотаций, льготных кредитов и иных видом помощи;
  • олигополизация рынка, жесткие ограничения на вход на рынок частных (фермеры и переработчики) и иностранных структур;
  • блокировка создания полноценного рынка земли;
  • чрезмерная централизация контроля над с/х производителями.

Отставка с вероятностью 65%. Смена начальника Минсельхозпрода – привычное дело. Ротация агроминистра после уборочной – в логике власти. В случае отставки – высокая должность в некой экспортно-импортной компании по торговле продовольствием.

5.

Селезнев Александр, министр архитектуры и строительства

  • Высокие барьеры входа на рынок строительных услуг, в том числе для иностранных компаний;
  • наличие 13-процентного налога в инновационный фонд Министерства архитектуры и строительства
  • забюрократизированность рынка строительных услуг;
  • дороговизна строительных услуг;
  • блокировка импорта качественных, дешевых строительных материалов;
  • жесткое ценовое регулирование и нормирование в строительном секторе.

Вероятность отставки в 2009г. – 40%. Встроенность в схемы и баланс интересов являются карьерными стабилизаторами. Если начнется передел рынка или нужна будет показательная порка, тогда возможность отставки увеличивается.

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!