Не наш кризис - наш дефолт

Автор  20 февраля 2009
Оцените материал
(0 голосов)

Почему отменили подведение итогов 2008 года

В феврале 2009 года А. Лукашенко пошел на беспрецедентный шаг. Впервые в истории института президента было принято решение не заслушивать ответ Совмина по итогам развития экономики в предыдущем году. Глава государства заявил, что «у нас кризиса нет», что кризис «вокруг нас». Это особо обескураживающее мнение в ситуации, когда объем внешней торговля товарами Беларуси по итогам 2008 г. составил 123% ВВП, в том числе экспорт – 56% ВВП. Чрезвычайно высокая степень открытости предопределяет наступление глубокого кризиса в нашей стране. Экономика России сжимается очень быстро. Страны ЕС в рецессии. Украина – на пороге депрессии. Неспроста по коридорам власти поползли слухи о якобы подготовленной докладной записке о высокой степени вероятности дефолта Беларуси в августе 2009 года.

Ярослав Романчук 

Ошибка в управлении

Впервые в истории Беларуси 10-процентный годовой рост ВВП страны не закончился награждением «героев», т. е. министров, банкиров и директоров. Не менее впечатляет статистический рост экспорта на 43,4% (за 11 месяцев), да и инвестиции в основной капитал выросли более чем на 23%. Чем не повод поднять бокал за здравие социалистической плановой экономики?

Очевидно, что и сами министры на рвутся на отчет к президенту. Они, очевидно, уже стали министрами торговли и пытаются продать забившую склады белорусскую продукцию. Тщетно. Даже если сегодня половину работающих заводов и госслужащих превратить в коммерческих агентов, белорусское производство не защитишь от глубокого структурного кризиса.

  Отменный отчет правительства мог бы помочь пролить свет на целый ряд проблемных вопросов. Несмотря на перевыполнение целого ряда прогнозных показателей, претензий к Совмину в 2008 году очень много. Во-первых, вместо того чтобы во второй половине 2008 года нажать на тормоз, правительство продолжало жать на газ. Кредитная экспансия, продолжение жизни предприятий в долг, политика антисбережения населения, ценовая расслабленность по ЖКУ (продажа услуг ниже себестоимости), а также имитация действий по созданию благоприятного делового климата – за все это надо ответить, в первую очередь, премьеру С. Сидорскому и главе Нацбанка П. Прокоповичу. Подписи этих двух должностных лиц стоят под целым рядом документов, по которым жила наша страна в 2008 году.

Дело не в традиционной взбучке министров главой исполнительной и всех других властей страны. А. Лукашенко оказался не готов подвести черту под длительным экономическим экспериментом. Он его автор. Он его спонсор в плане безоговорочной политической поддержки и ресурсно-финансового обеспечения из России. Непрерывный рост 52 квартала – достижение, которое затянуло, успокоило и расслабило. Белорусская экономика весь 2008 год проехала на автопилоте. Ехала напрямую, по наезженной дороге, не замечая, что асфальт закончился и начался бурьян.

Шесть моторов белорусской экономики: одновременный клинч

  Если бы отчет правительства по итогам 2008 года состоялся, то повестка дня ответственной, стремящейся разобраться в проблемах страны власти была бы примерно следующей. Напряжение на валютном рынке, стремительное падение валютной выручки, обострение проблем ликвидности у государственных банков, пробуксовка промышленности, высокая инфляция – все это острые «занозы» именно 2008 года. Если быть более точным, то это логическое завершение данного периода бизнес цикла.

Белорусская экономика летела на шести моторах: 1) нефтегазовая рента, 2) дешевый внутренний и внешний кредит, 3) калийная благодать, 4) благоденствие на рынке металлов, 5) практически беспрепятственный доступ на российский товарный рынок (продовольствие, машины, автомобили), 6) доверие населения к белорусской банковской системе.

  Сигналы о проблемах в моторах начали поступать уже давно. На отчете у А. Лукашенко премьер-министр должен был бы объяснить, почему правительство проигнорировало поступающие сигналы. Позиция главы государства выглядит странной, потому что он сделал вид, что поверил в то, что во все шесть моторов белорусской экономики одновременно попали птицы, и их заклинило.

  <!--[endif]--> А в это время белорусскую экономику все глубже затягивает в кризис. Пример работы Минского тракторного завода можно считать типичным. В январе 2009г. МТЗ снизил объем физического экспорта на 60% по сравнению с январем 2008г., а экспорт в СНГ вообще упал на 81,4%, в Россию – на 59%. В стоимостном выражении экспорт упал на 57,9% (в СНГ – на 85,6%, Россию – на 70,5%). МТЗ в два раза увеличил поставки на внутренний рынок, но это скорее похоже на распределение складских запасов по площадкам с/х предприятий. За 2008 г. внешняя дебиторская задолженность (не заплатили белорусским экспортерам) в 2008 году выросла на 40%, что еще больше усугубляет финансовое положение предприятий.

  МТЗ автоматически потянет за собой 8 промышленных предприятий страны и их дочерние организации, в том числе Сморгонский агрегатный завод, Бобруйский завод тракторных деталей и агрегатов, Минский завод шестерен, Гомельский завод «Гидропривод», Мозырский машиностроительный завод и Витебский завод тракторных запчастей. Сценарий каскадной остановки предприятий промышленности обретает вполне реальные очертания. Аналогичная ситуация складывается по МАЗу, производителям с/х, дорожной техники и продуктов машиностроения. В результате – десятки тысяч рабочих мест под угрозой, резкий рост нагрузки на бюджет, угроза банкротства.

На депозиты надейся, но сам не плошай

Из шести моторов белорусской экономики только один пока не подкачал –доверчивое население. Оно, пропустив мощный девальвационный удар под дых, то ли еще не оправилось от шока, то ли продолжает верить байкам БТ. На 1.02.09 депозиты населения в рублевом эквиваленте составили Br14,3 трлн. За январь они выросли на 7,8% или на Br1трлн. При этом рублевые депозиты сократились на Br1,01трлн. (на 13,8%) и составили Br6,67трлн., а валютные выросли на $291 млн., или на 11,6% (до $2,8млрд.).  

Бегство от рубля не вызывает сомнений. Оно и понятно. После девальвации 2 января иначе и быть не могло. Власти продолжают жестко ограничивать валютный рынок, активизируют борьбу с импортом и наказывают за повышение цен. В ситуации большой потери валютной выручки увеличение валютных вкладов населения не менее вредно для макроэкономической стабильности, чем получение дорогих внешних валютных кредитов. С одной лишь разницей, что заморозить на время внутренние вклады не вызовет такой мощной негативной кампании, как дефолт по внешним долговым обязательствам. Как бы ни старались казаться оптимистами Нацбанк и Совмин, они-то понимают, что в ситуации высоких девальвационных рисков обслуживать валютные депозиты гораздо сложнее. Это в равной степени относится к внешним кредитам и к валютным депозитам.

Нацбанк не мог не отреагировать на «сброс» населением рублей. Поэтому в январе он сократил широкую денежную массу (М3) на 2,4% после роста на 8% в декабре и 26,3% в 2008г. Рублевая денежная масса (М2) за январь уменьшилась на 18,4% после роста на 6,8% за декабрь и 22,5% за 2008г. Основной причиной сокращения денежной массы стало сокращение рублевых депозитов на Br2,9 трлн., или на 18,1% до Br13,1 трлн. на 1 февраля 2009г.

Интервенция Нацбанка была явно недостаточной и запоздалой. В результате инфляция в январе 2009г. составила 4,1%. Это самый высокий показатель с января 2003г. Напомним, что 2003 год мы закончили с инфляцией 25,4% (декабрь к декабрю). Инфляцию не остановили репрессии против торговых предприятий. 75 из них были лишены лицензии и у 43-х лицензия приостановлена. Всего по стране Минторг требует забрать лицензии у 130 организаций. Сотнями составляются протоколы о нарушении дисциплины цен. Штрафуются должностные лица, по сути дела, за то, что пытаются нейтрализовать риски девальвации и валютного дефицита. Почему Минторг проверял предприятия и ИП после запрета президента на проверки, правительство не объясняет.

Разогретая экономика, надутая кредитами и бюджетными ресурсами, до сих пор не может остановиться и адаптироваться к реальному спросу. Так в январе, по данным Белстата, ВВП вырос на 4,2%, объем промышленного производства – на 1,2%, а инвестиций в основной капитал – аж на 24,9%. В пылу «либерализации» Минторг по-дружески предложил гипермаркетам и сетевым компаниям страны расширить свой ассортимент за счет белорусских продовольственных и непродовольственных компаний. Белорусские чиновники не называют это установлением обязательных квот, но почему-то декларируют, что в объем оптовом обороте товары Торгодежды, Трикотажторга, Обувьторга, Белхозторга, Белгалантереи составит 5%, Белбакалеи - 25 %, Минбакалеяторга - 15%.

  Подведение итогов I квартала может вылиться в большую порку правительства. Наверняка будут найдены стрелочники. Их публично высекут перед народом, назначат других. Денег от этого в стране больше не станет. Возрождение спроса тоже не случится. Исполнять обязательства станет еще сложнее. Напрашиваются очень неприятные параллели. Если чудо не случится, то Беларусь с высокой вероятностью может повторить траекторию России 1998 года.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!