Кризис нам в дом

Автор  15 декабря 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Нежданные, нагаданные экономические гадости в Беларуси

Кризис пришел в наш белорусский дом. Хрустальный сосуд, который трепетно несли в светлое будущее, треснул. Сломался под тяжестью внешних факторов и внутренних ошибок. Началась рецессия. Ломается белорусская плановая экономика. На разломе не только макроэкономические показатели. На перепутье – судьбы миллионов людей, тысяч предприятий. Не исключено, что в Беларуси может резко вырасти число «мертвых» деревень и поселков. Угроза оказаться за чертой бедности маячит для 25% населения. Сжимается до рецессии благодетель белорусской промышленности – российский рынок. Иссыхает поток нефтегазовых дотаций. Мы являемся свидетелями того, как над очередным актом социалистической плановой экономики опускается занавес. Дураков, кричащих «бис!», все меньше.

Романчук Ярослав

Запахло жареным

Официальная статистика не отражает скорости происходящих явлений. За 11 месяцев 2008г. ВВП вырос на 10,8%, объем промышленного производства увеличился на 12,7%, сельхозпроизводства – на 8,9%, инвестиции в основной капитал – 21,9%. Полный бум. Бессмысленный и инерционный. Трудно найти страну, в которой такие показатели вызывали бы у правительства реакцию нервозности и неуверенности. А белорусский Совмин недоволен перевыполнением прогнозных показателей. Инерция плановой экономики такая сильная, что стоп-краны ломаются. Некому остановить никому не нужное производство и инвестиции. Только 33% от общего объема долгосрочных кредитов в 2008г. были использованы на инвестиционные цели. Около 51% инвестиционных кредитов шло на строительство жилья, и только 14% долгосрочных заимствований предназначалось для пополнения основных фондов предприятий.

Основной объем выдачи инвестиционных кредитов был осуществлен шестью крупнейшими банками. Доля ресурсов Беларусбанка и Белагропромбанка в общем объеме кредитов, выданных банковской системой на финансирование госпрограмм достигла в январе-октябре 2008 года 90%. Другие банки практически не участвуют в этих проектах. Такая чрезвычайная концентрация финансовых ресурсов создает дополнительные риски в кризисной среде, когда диверсификация рисков среди десятков структур снижает угрозу рецессии всех секторов экономики одновременно. Тот факт, что в конце 2008г. государственные банки получили $1,5млрд. государственной помощи является еще одним доказательством чрезвычайно низкого качества кредитной политики банков и инвестиционной политики предприятий.

Страна работает на склад. За 10 месяцев 2008г. запасы готовой продукции выросли на 43,2%. На 1.12.08 года они уже превысили Br5,2 трлн. ($2,4млрд.), увеличившись за ноябрь на Br700 млрд (на 14%). Это 63,5% среднемесячного объема производства (против 54,6% на 1 ноября 2008 года).

С августа по октябрь 2008г. валютной выручки стало меньше ~ на 25%. Ввод в эксплуатацию жилья в октябре упал по сравнению с предыдущим месяцем более чем в пять раз. Чистый спрос населения на иностранную валюту в ноябре 2008 превысил $300 млн. против $100 млн. в октябре. В ноябре на торгах БВФБ чистый спрос на доллары США составил $567,4 млн.

Привлеченные в банки средства населения за 11 мес. составили Br13,6трлн. Из них в белорусских рублях более Br9трлн. При этом за октябрь и ноябрь рост не превысил 1%. Тревожные вещи творятся с золотовалютными резервами (ЗВР). Мы получили $1млрд. кредита от России, а за ноябрь ЗВР снизились на $277млн. На 1.12.08 они составили $3775 млрд, понизившись за последние четыре месяца на $849,2 млн. Девальвация витает в воздухе. Запахло валютной грозой. Как на нее среагирует население, предсказать легко. Кроме нервозности в отношении вкладов население негодует по поводу сокращения зарплаты и пенсии на фоне роста цен на ЖКУ. Привыкание к холяве произошло быстро. Производительность труда сильно отставала от темпов роста доходов населения, но ни профсоюзы, ни правительство, ни Вертикаль не требовало гармонизировать эти два тренда.

Годовая инфляция в 2008г. будет около 15%. Банковская система работает в режиме отрицательной ставки рефинансирования Национального банка. Введены жесткие ограничения на приобретение валюты, оплату контрактов по приобретению импорта. Правительство административными методами пытается ограничить импорт.

Появился черный рынок валюты. Резко подорожали кредиты. В банках наблюдается дефицит твердой валюты. При этом Нацбанк в 2008г. увеличивает рублевую денежную массу на около 50%.

Если за 10 месяцев 2008г. розничный товарооборот увеличился на 22,9% по сравнению с аналогичным периодом 2007г., то в октябре падение составило 3,8% по сравнению с предыдущим месяцем. В октябре 2008г. началось падение объемов производства в черной металлургии. Сократился выпуск макаронных изделий, мотоциклов, минеральных удобрений, телевизоров, тракторов, растительного масла, бензина.

С августа 2008г. ускоряется тенденция падения объемов валютной выручки, в том числе у таких предприятий, как «Беларуськалий», борисовский «Автогидроусилитель», гродненский «Белкард», «Амкодор», МТЗ, Минский моторный завод, БМЗ и другие. Резко участились случаи остановки предприятий, в том числе «БАТЭ», «Автогидроусилитель», «Резинотехника», Гомельский химический завод, Добрушский маслозавод. Возникли серьезные проблемы со сбытом у МАЗа, Гомсельмаша, БМЗ и Беларуськалия. Все больше предприятий вынуждены отправлять рабочих в неоплачиваемые отпуска. Рабочая неделя сокращается до двух-трех дней. В небольших городах останавливаются предприятия с числом работающих от 100 до 1000 человек. Директора с ужасом констатируют, что в 2009г. зарплату платить будет нечем. А ведь у многих рабочих, которые попадают под сокращение, неоплаченные кредиты. Как их отдавать никто не знает. К освоению смысла гадостного иностранного слова «дефолт» никто не готов. Народ и его правительство каждый по своему надеются на авось и наобум. В этом они едины.

 

Кризис марксистско-кейнсианской модели

Главная беда Беларуси не в финансовом кризисе в США, падении цен на нефть или европейском протекционизме. Белорусские власти сами выбрали свой крест и Голгофу. Хаотичные, противоречивые меры по либерализации, принятые в декабре, это начала процедуры самораспятия.

Мы столкнулись с системной проблемой зависимости от выбранного пути, т. е. социально-экономической модели. Полисимейкеры страны выбрали марксистско-кейнсианскую парадигму развития и не отступали от нее последние 15 лет. При доминации государственной собственности практически во всех сферах деятельности, на все факторы производства правительство активно использовало традиционные для данной парадигмы инструменты монетарной и фискальной политики. Марксистским является доминация государственной собственности, монополия и жесткое регулирование в кредитно-денежной сфере. От Кейнса мы имеем монетарное и фискальное стимулирование «точек роста», политику антисбережений и искусственного стимулирования потребления, а также стремление обеспечить полную занятость. Даже небольших вкраплений либерализма в белорусской экономической политике не было.

Для критического осмысления разрастающегося финансового и структурного кризиса нам важно зафиксировать этот факт. То, что происходит в белорусской экономике в последнем квартале 2008 года, те кризисные явления, которые углубляться в 2009-2010гг. есть прямое следствие реализации политики марксистско-кейнсианского синтеза. Это не человеческий фактор, а грубая ошибка в теории и выбранной модели. От перемены лиц в правительстве ровным счетом ничего не изменится. Даже если лидеры оппозиции и предпринимательских союзов в полном составе пересядут в кресла министров, не поменяв институты и механизмы управления.

Контроль государства усиливает тотальное регулирование цен (только в декабре 2008г. правительство поняло тщетность их регулирования), чрезвычайно жесткая система штрафов и наказаний за малейшие нарушения законодательства, торговый протекционизм, административные действия по нарушению прав собственности (национализация, блокировка средств на счетах, конфискация).

Именно такая политика привела к чрезмерной зависимости Беларуси от финансового положения основных экспортеров и спроса на их продукцию, а также от характера взаимоотношений Беларуси с Россией. Развитие частного сектора, предпринимательства, расширение сфер деятельности иностранных инвесторов не стало приоритетным для правительства. Власти не создали единое, конкурентное поле внутри страны, не препятствовали монополистическим практикам правительства и местных органов власти, не создали эффективную систему мониторинга и контроля над государственными затратами. Жесткие рамки централизованной плановой экономики заблокировали модернизацию производственной базы. Беларусь является аутсайдером по экспорту высокотехноличной продукции (только 3% от объема экспорта промышленных товаров). На производство единицы ВВП мы тратим в 2- 3 раза больше энергии, чем в развитых странах. По оценке Европейского банка реконструкции и развития по глубине рыночных трансформаций из 29 постсоциалистических стран Европы и Азии Беларусь занимает последнее место вместе с Туркменистаном.

 

Бачылi вочы, что выбiралi

Белорусскому правительству никто не навязывал экономическую политику. Оно выбрало ее самостоятельно. Поэтому ссылки на очередную диверсию Запада, МВФ или ТНК несостоятельны. Причины резкого ухудшения положения банков и предприятий нашей страны в IV квартале 2008г. – в жесткости, ригидности системы управления и принятия решений. Есть инерция выполнения пятилетних планов. Быстро и адекватно адаптироваться к новому внешнеэкономическому контексту белорусская административная система не в состоянии.

То же самое происходит на уровне предприятий. Правительство не отменяло производственные приказы заводам увеличивать объемы производства. В условиях инвестиционного и финансового кризиса не проведена ревизия инвестиционных программ и государственных расходов. Нацбанк оказался неспособен противостоять введению ограничений по текущему счету и вместе с Советом Министров включился в борьбу с импортом административными методами. Созданная Вертикаль управления делает то, под что ее создали – забирать, распределять, контролировать, отчитываться и наказывать. Антикризисный менеджмент, профессиональное управление системными рисками, гибкость в адаптации к реальности белорусским властям не присущи. Мы наблюдаем острый дефицит профессиональных знаний. Государственные служащие среднего звена, которые ими обладают, парализованы должностными инструкциями и страхом.

Парадокс ситуации правительства Беларуси заключается в том, что чем полнее и точнее будут выполнены прогнозные показатели на 2008 и 2009г., тем глубже и продолжительнее будет финансовый и структурный кризис в стране. Действия различных органов власти разрозненны, лишены координации и часто противоречивы. Министерства и концерны не проводят единую экономическую антикризисную политику, а активно лоббируют интересы узких отраслевых групп. Они представлены коммерческими структурами, работающими в тесной связке с представителями, в первую очередь, отраслевой номенклатуры.

Органы государственного контроля не фиксируют или не предпринимают действий по нейтрализации конфликта интересов чиновников при распоряжении бюджетными ресурсами и государственном регулировании коммерческой деятельности. Действующее законодательство по распоряжению государственным имуществом и приватизации резко увеличивает угрозы проведения номенклатурной прихватизации. Несмотря на кажущуюся строгость дисциплинарных мер против коррупционеров и мошенников в органах государственного управления, исполнительная дисциплина находится на низком уровне. Это признают сами руководители исполнительности власти.

При продолжении текущих кризисных трендов и столь же неадекватной политике правительства Беларусь уже в 2009 году ждет банковский кризис, стагнация производства, падение реальных доходов населения, еще больший хаос в системе госуправления. Консолидированный бюджет может недосчитается до 10% ВВП запланированных доходов. Валютная выручка в оптимистическом сценарии может сократиться на $10млрд. На оплату привлеченных иностранных кредитов и процентов по ним надо будет привлечь еще около $7млрд. Насколько больше денег потребуется на оплату газа, мы пока не знает, но на этом товаре Беларусь едва ли что-то сэкономит.

Во избежание дефолта и попадания в долговую ловушку правительство вынуждено идти на глубокий секвестр расходной части бюджета. Легкой корректировкой зарплаты не обойдешься. Ситуация беспрецедентная. Сложная, если не сказать критическая. Сегодня это не каждый видит. Многие по инерции думают, что и на этот раз А. Лукашенко выкрутится  - и все будет хорошо. Еще остался накопленный в сытые годы жирок, но его надолго не хватит.

Совет Министров неадекватен. Вертикаль разрозненна. Номенклатура склочна. Реакция министров на кризис свидетельствует о том, что они недооценивают глубину надвигающихся проблем. Наши власти, как в свое время, М. Горбачев, думают отделаться поверхностной перестройкой. Не получится. Разве что весь мир неким магическим способом найдет философский камень, папараць-кветку, скатерть-самобранку и палочку-выручалочку в марксистско-кейнсианской пещере экономических сокровищ. В ней похоронены богатства миллиардов людей всего мира. Есть в ней и белорусские пять копеек.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!