Модернизация по-белорусски

Автор  13 октября 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Программа построения капитализма для 10 тысяч белорусов

Экономика Беларуси перегрета. Стране не хватает мозгов и рук. В дефиците строительные материалы и мощности. В избытке инфляция и коррупция. Слишком часто белорусские производители делают не то и не по тем ценам. Не используются наши конкурентные преимущества, а появлению новых мешает забронзовевшая бюрократия. Низкие цены на газ, обильные дотации по ЖКУ, доступ к кредитам блокируют политическую волю к реформам. Работать в таком режиме – наживать себе кризис. Это понимают уже и в недрах государственных институтов. Правительству впервые представили Комплексную государственную программу модернизации экономики Беларуси (КГПМ).

Перегрели. Белорусская экономика потеет

Белорусские власти медленно зреют к комплексному подходу в области модернизации страны. К этому их уже начали подталкивать государственные эксперты. Ссылаясь на зарубежный опыт, они утверждают, что «в развитии любой страны имеются этапы в ее истории, когда требуются кардинальные решения проблем модернизации на основе комплексного программного подхода, при задействовании органов управления всех уровней». Беларусь близка к этому времени «Ч».

Госслужащие диагностируют состояние белорусской экономики, как перегрев. В подтверждение этого тезиса они указывают на быстрый рост совокупного спроса, в том числе в результате роста внешнего долга в 2007г. на $5,93млрд. при росте ВВП на $7,8млрд. Другими признаками являются высокая инфляция (в 2008г. даже при жестком регулируемых ценах она может составить 20%), недостаток рабочей силы при напряженности на рынке труда, высокий уровень загрузки мощностей конкурентоспособных предприятий. О перегреве говорит также дефицит мощностей строительных организаций. Они не поспевают освоить инвестиции и справиться с ростом цен на недвижимость.

В копилку проблем добавим растущий дефицит торгового и платежного балансов, стремительные темпы роста государственного кредитования и скудность ресурсной базы для развития новых, прорывных технологий. Иными словами, белорусские власти выжали максимум из того, что есть. Рассчитывать на увеличение помощи из России не приходится. Внутренних ресурсов для сохранения текущих темпов роста уже нет. «Существующая система ценообразования в стране ограничивает экономическую свободу субъектов хозяйствования в ряде отраслей, сдерживает их экономическое развитие и не позволяет организовывать в большинстве случаев устойчивую рентабельную работу». Это признание того, что само государство загоняет предприятия в убытки.

Пора менять те факторы, которые влияют на конкурентоспособность страны. Под этим госаналитики видят «ее способность обеспечивать стабильно высокий относительно других стран уровень конечного потребления и валового накопления в расчете на душу населения». Они предлагают Комплексную государственную программу модернизации экономики Беларуси (КГПМ). «В одних сферах она будет основываться на стратегии догоняющего развития при энергичном заимствовании у других стран эффективных институтов и технологий; в других – на стратегии лидерства с максимальным использованием собственных продвинутых разработок и инноваций». На этот раз правительству предлагают не только заменить станки и оборудование, но «институты и организационно-экономические механизмы».

В переводе на простой язык это значит, что управлять по-старому больше нельзя. Сложившаяся система взаимоотношений между администрацией президента и Совмином, отраслевыми министерствами и бизнесом, кредиторами и заемщиками нежизнеспособна. Каждое ведомство ведет себя, как удельное княжество. Давно заржавели институты ценообразования, лицензирования и выдачи разрешений. Административные процедуры направлены не на модернизацию, а на стагнацию. Налоговая система на пару с механизмами штрафов и наказаний в зародыше душат предпринимательскую инициативу и творчество. Наконец, человеческий капитал и его отношение к труду требуют ревизии.

Государственный менеджер в рамках сегодняшней системы стимулов склонен к оптимизации своей краткосрочной выгоды, а не повышению стоимости предприятия. Купить не тот станок, не по той цене, «наварить» на закупке сырья, использовать его на четверть возможностей, игнорировать маркетинг и брэндинг – это у нас встречается сплошь и рядом. Принуждение не дает такого же результата, как убеждение рублем, долей в акционерном капитале или участием в прибыли. Из-под палки инноваторство превращается в механическое, часто незаконное копирование западных аналогов.

 

За что боролись, на то и напоролись

Авторы КГПМ традиционно считают конкурентными преимуществами Беларуси выгодное географическое положение, запасы отдельных видов полезных ископаемых (калийные удобрения, глина, цементное сырье, лес). Используем мы эти преимущества далеко не в полной мере. Из-за отсутствия гарантий прав собственности, таможенно-тарифного регулирования и неразвитой инфраструктуры Беларусь теряет сотни миллионов долларов на транзите грузов.

Наша страна богата землей, лесами и озерами, но сохранение монополии государства на них не позволяет вовлечь их в полноценный экономический оборот. Со ссылками на индекс человеческого развития ООН проправительственные аналитики продолжают считать, что наши трудовые ресурсы отличаются «трудолюбием, соответствующим менталитетом и относительно высоким уровнем общего и профессионального образования». С этим утверждением все чаще не согласны инвесторы в строительном секторе, электронике и машиностроении. Пациенты жалуются на безразличие и низкие квалификации врачей. Родители недовольны наплевательским отношением учителей школ и вузов. Работать на потоке, конвейере, в рамках выполнения спущенного сверху задания мы более-менее научились. Однако для модернизации экономики этого явно недостаточно.

Хорошо, что мы продолжаем собирать трактора (МТЗ), с/х технику («Гомсельмаш» и др.), большегрузные автомобили («БЕЛАЗ», «МАЗ»), автобусы («МАЗ»), дорожную и коммунальную технику («АМКОДОР»). «Республика Беларусь преимущественно конкурирует за счет производства высоколиквидной, но низкотехнологичной продукции (калийные удобрения, нефтепродукты, отдельные виды химической продукции, черные металлы)». Производственные мощности в этих отраслях загружены под завязку. Благоприятной внешней ценовой конъюнктуре в конце 2008 года тоже пришел конец.

 

Истощение ресурсов при углублении колеи

Белорусские власти работают в рамках еще советской ментальной и технологической парадигмы. Именно она является одной из причин того, что в Беларуси наблюдается острый дефицит инновационных идей, начинает ощущаться нехватка денег и профессионалов.

Таким образом, старые «традиционные источники экономического роста» истощены. Беларуси предстоит адаптироваться к мировым ценам на энергоресурсы, дорогим кредитам, падению спроса и ужесточению конкуренции, в том числе со стороны российских компаний. На сильно изношенном, энергоемком старом оборудовании немотивированные менеджеры едва ли смогут модернизировать экономику.

Жесткое административное регулирование является еще большим тормозом, чем старые станки. «…Одной из причин недостаточной конкурентоспособности белорусской экономики и высоких транзакционных издержек по-прежнему являются неблагоприятная экономическая среда, неразвитость современных рыночных институтов, недостаточные мотивационные механизмы».

Авторы доклада делают еще один очень нелицеприятный для правительства вывод: «Сегодня в Беларуси практически отсутствуют конкурентные преимущества в таких сферах, как развитие финансовых рынков, защита прав собственности, свобода инвестиций (защита прав инвесторов), свобода от коррупции, открытие и закрытие бизнеса (большое количество процедур и значительные затраты времени), налоговое и ценовое администрирование, значительный объем налоговых платежей, наличие индивидуальных налоговых льгот».

Администрация президента и Совет Министров настолько увлеклись перераспределением ресурсов и планированием всего и вся, что напрочь забыли о фундаментах современной рыночной экономики. Проблема заключается в том, что руководители этих структур, ключевые экономические министры остаются совковыми, прилежными госплановцами с искренней уверенностью в непогрешимость своих инвестиционных, торговых и производственных решений. На фоне глобального финансового кризиса, грядущей депрессии мировой экономики они еще больше уверовали в правильность своего стратегического выбора. Поэтому выводы авторов КГПМ наверняка будут очень болезненно восприняты С. Сидорским, его заместителями, руководством Минэкономики, Минналогов. Новый министр финансов отстаивает целый ряд положительных изменений, но продвигать идею снижения размера государства до 30% ВВП он пока не решается или не считает нужным.

 

Профанация под видом НЭПа для Лукашенко

К концу 2008 года в Беларуси сложилась парадоксальная ситуация. С. Сидорский прилежно выполняет доведенные ему прогнозные показатели и тем самым блокирует любые попытки начать модернизацию экономики и создание новых институтов роста. Авторы КГПМ вынуждены обращаться к А. Лукашенко через головы чиновников, которые не заинтересованы в реформах. Тот частокол процедур согласования любых решений, который действует в стране, блокируют модернизацию и инновационность. «Пробить» даже небольшую либерализацию цен или упрощение административных процедур в этих условиях невозможно, не говоря уже об общесистемных институциональных мерах. Именно в них видят выход авторы КГПМ.

Модернизация экономики они справедливо предлагают начать с реформы системы госуправления. Сегодня 25 министерств, 7 госкомитетов и 7 организаций, подчиненных Совмину стали источниками жесткой, часто грязной межведомственной конкуренции. Они ведут себя еще хуже, чем компании- конкуренты на товарных рынках. Предлагается делегирование отдельных функций управления на местный уровень, ликвидацию дублирующих друг друга ведомств, отказ от навязывания экономическим субъектам параметров развития, систематическое партнерство государства и бизнеса. Звучит красиво. Убедиться в серьезности реализации этих лозунгов можно будет тогда, когда администрация президента, Совмин и парламент разберутся между собой, кто за что отвечает. В Программе декларируется государственно-частное партнерство. То, что на первом месте у нас осталось государство, укрепляет сомнения в реальных изменениях в парадигме развития страны.

Программа делает акцент на создании крупных корпоративных структур «на базе предприятий государственных концернов». Они должны превратиться в объединения коммерческих организаций различных форм собственности, «а функции государственного регулирования ими передать отраслевым министерствам». По сути дела, Программа предлагает узаконить механизмы бесплатного перераспределения активов государства в пользу избранных частных структур. Легко себе представить, как во имя оптимизации деятельности разных секторов экономики решением госчиновников активы будут направляться в номенклатурный бизнес. Бюджет не получит ни копейки.

Если такой подход к государственно-частному партнерству будет принят, приватизация закончится тихо, спокойно, без вовлечения малого бизнеса и ненужных иностранцев. Руководители отраслевых министерств, новоиспеченных коммерческих структур станут основой мощной белорусской олигархии. Именно эти лица заинтересованы в реализации представленной Программы. Они активно борются с консерваторами-плановиками за право монетизации своего административного ресурса. И те, и другие, стараются вообще исключить из дискуссии о Новом экономическом курсе (НЭП) Беларуси сторонников последовательной либеральной идеи. Ее реализация позволила бы максимально снизить риски коррупционной прихватизации и скатывания Беларуси в руки российских олигархов.

 

Приватизация по-белорусски

Беларусь стоит на пороге приватизации. Государство так не научилось управлять имуществом. Поэтому оно решило начать его продавать. Далеко не всем. Предлагается реализовывать объекты госсобственности «на конкурсной основе, за деньги, на условиях равнодоступности приобретения». При этом «контрольные пакеты акций на начальном этапе предполагается оставлять в собственности государства».

Номенклатура активно лоббирует прихватизацию. Схема проста. Сначала «свою люди» покупают небольшой пакет акций госпредприятия. Затем это ОАО вступает в один из созданных отраслевых холдингов. Потом через нехитрые манипуляции внутри холдинга владельцы небольшого пакета получают де-факто контроль над всем акционерным обществом. Наконец, после доведения цены акций до нужного уровня осуществляется передача (или продажа по символической цене) контрольного пакета или всех активов. При этом чтобы народ не подумал, что в стране идет раздача слонов, с экрана телевизора нас будут уверять: «Развитие государственной собственности должно обеспечивать ее объемный рост, наращивание массы объектов государственной собственности при улучшении их качественных характеристик». До 2010 года по предложенной схеме будут проданы те объекты, которые утвердил Совмин постановлением № 1021 от 14.07.2008. Активизируется процесс отчуждение «неиспользуемых, неэффективно используемых объектов, объектов незавершенного строительства». Следовательно, возрастает мотивация директоров и их номенклатурных начальников искусственно банкротить заводы.

 

Инвестиционная профанация

Рыночный оптимизм от ознакомления Программы испаряется после ознакомления с предложениями по модернизации инвестиционной сферы. По мнению авторов, «важнейшим инструментом инвестиционной политики является реализация государственных целевых программ». Они предлагают вовлечь в «инвестиционный процесс отечественных производителей машин, оборудования и др.», как будто до этого эти заводы до сих пор не имели неограниченного доступа к ресурсам государства.

Такой подход к инвестициям логичен в рамках предложенной авторами Программы реформ. Номенклатурный бизнес рассчитывает на комплексность. Мало того, что он намерен бесплатно или задешево получить госактивы. Он еще хочет продолжить качать деньги из бюджета в рамках госпрограмм. Для этого идеально подойдут государственно-частные холдинги, как проверенные бюджетные «пылесосы». Для полной ликвидации кредитных рисков номенклатурного бизнеса предлагается создать гарантийные фонды. Получится почти как в Америке на рынке ипотечного кредитования сегодня. В таких условиях дальнейшая маргинализация малого бизнеса неизбежна.

Сегодня 2/3 зарегистрированных МСП не осуществляет хозяйственную деятельность (48 тысяч из 53 тыс.). В европейских, гораздо более либеральных странах (ЕС), административные барьеры обходятся МСП в 3% ВВП. В Беларуси же это бремя оценочно составляет 8 – 10% ВВП. Мелкие косметические изменения в деловом климате явно недостаточны для того, чтобы превратить малый бизнес в локомотив экономического развития.

Авторы Программы предполагают, что участие МСП в госзакупках улучшит их положение. Да, улучшит, но далеко не всех, а лишь тех, кто ближе всего к организаторам этих самых госзакупок. Таким образом, чиновники национального уровня и руководители получат госактивы и станут собственниками земли и заводов, а номенклатуре помельче будет позволено «отщипывать» от государственного пирога через созданные их родственниками и друзьями малые предприятия.

Программа предусматривает модернизацию человеческого капитала, но без реальной приватизации системы образования. Авторы Программы считают, что «белорусская система образования способна конкурировать с системами образования не только стран СНГ, но и рядом европейских». Они оперируют валовыми показателями (число студентов, людей с высшим образованием), а не тем, какое количество белорусов управляют ведущими корпорациями мира или сколько наших вузов входят в 1000 лучших университетов мира (ответ – «ноль»).

Социальную сферу, в том числе здравоохранение и пенсионную систему, предлагается улучшать, но опять-таки в рамках государственной монополии. Не забыли авторы о развитии туризма, жилищной проблеме, модернизации рынка труда, товаров и финансов. Много слов, часто правильных и полезных, но, к сожалению, пустых.

В целом Комплексная государственная программа модернизации экономики Беларуси (КГПМ) – это интеллектуальный продукт среды, не терпящий научного и экспертного плюрализма. Над ней работали преимущественно все те же люди, которые расписывали планы трех последних белорусских пятилеток. Независимых экспертов к выработке подобных документов по-прежнему не допускают. Поэтому Программа о модернизации получилась документом о прихватизации в пользу номенклатуры, легализации олигархов и закреплении их у всех рычагов управления. Ее реализация создаст капитализм для 10 тысяч белорусов, а остальные 9млн. будут этих «золотых» белорусов обслуживать.

Нам предлагают сделать шаг от централизованной плановой экономики и советской системы, которую продолжают активно поддерживать помощник президента РБ Сергей Ткачев или зам. главы администрации Анатолий Рубинов. Это шаг навстречу рвущейся к статусу олигархов топ – номенклатуры страны. Она четко видит неразрешимые проблемы белорусской неоплановой экономики и хочет быть первой и единственной в процессе дележа 150 миллиардов долларов государственных активов и имущества. К строительству народного капитализма в Беларуси этот документ не имеет никакого отношения.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!