Накроет ли Беларусь финансовый кризис?

Автор  06 октября 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Приговор глобальному интервенционизму

То, что белорусские власти делают привычно и регулярно, становится нормой для правительств и центральных банков ведущих стран мира. Речь идет о спасении финансовых неудачников, т. е. учреждений, которые по разным причинам оказались у разбитого корыта, за счет государственных средств. Как ни парадоксально это звучит, но наши власти действуют логичнее и последовательнее. Ресурсами бюджета они поддерживают государственные банки, т. е. перекладывают из одного кармана в другой, но одних брюк. Американцы же и европейцы тратят огромные суммы (более $1,5трлн.) денег налогоплательщиков на спасение частных финансовых учреждений. Сотни миллионов людей со скромными доходами платят за ошибки менеджеров с зарплатой в миллионы долларов. И амбициозные планы безответственных чиновников.

Ярослав Романчук

Опасная логика пожарных мер

Пожар в мировой финансовой системе бушует. В этом нет никаких сомнений. Центральные банки и правительства вбрасывают в обанкротившиеся финансовые учреждения сотни миллиардов долларов. Нет времени задавать вопрос, кто виноват. Не доходят руки до анализа эффективности используемых мер. Центральные банки делают то, что умеют лучше всего – печатают деньги и выдают их рухнувшим или близким к краху финансовым структурам. Правительства тоже в привычной себе манере тратят чужие деньги (налогоплательщиков) на чужие проекты (частных лиц).

Между чиновниками и политиками идет гонка, кто быстрее усугубит положение той системы, которая была создана руками идеологов этатизма. Авторы и генераторы кризиса во все горло кричат о его неких объективных причинах, механизмах саморазрушения капитализма, жадности бизнесменов и брокеров. Они хотят сегодня получить «пожарные» ресурсы во имя своего политического или коммерческого спасения, чтобы через полгода уже другие поднимали волну народных требований к спасению финансовых учреждений. Прикрытием денежного интервенционизма служит лозунг о спасении вкладов населения и его пенсионных сбережений, о сохранении репутации Запада и его влияния в мире. Поздно. Нельзя спасать репутацию мерами, которые привели к ее дискредитации.

Белорусская экономика работает в режиме планового хозяйства. В нем выдача кредитов убыточным или обанкротившимся банкам является частью самой системы управления. Все государственное имущество административно разделено между определенным числом якобы независимых юридических лиц. Они не подчиняются друг другу, но имеют одного хозяина – государство. Поскольку при социализме не должно быть банкротов, безработицы и неравенства, то главный и единственный акционер – государство – делит бюджет и активы для достижения этой цели. Руководителей обанкротившихся структур ругают, иногда увольняют, но деньги дают исправно. Многие социально особо важные предприятия и банки получают дотации более десяти лет. Конечно, тысячи приближенных к госорганам белорусов заработали на этих бюджетных потоках состояния, но непосредственно трансферты из бюджета или Нацбанка в частные структуры крайне редки. В этом смысле белорусская система в рамках ее внутренней логики прозрачнее.

Запад же на каждом углу декларирует приверженность рыночным принципам и капитализму. Напомним, что эта система не может существовать без института банкротства и открытой конкуренции. Те, кто совершает ошибки, платит из своего кармана или карманов кредиторов. Если в долг никто не дает, компания исчезает из рынка. Ее участники и кредиторы несут убытки. Поскольку свято место пусто не бывает, на рынке появляются новые, более ответственные и эффективные игроки. Капитализм без личной ответственности – это как религия без греха.

США и ЕС уже давно нарушили данный фундаментальный принцип капитализма. Спасение финансовых учреждений идет одно за другим. В начале 1980-х правительство США пыталось спасти сберегатально-кредитные ассоциации (S&L associations), но напрасно. Совокупный ущерб экономике Америки превысил $160 млрд. В далеком 1932 году, в разгар Великой депрессии, доля вмешательства государства в экономику составила 3,5% ВВП, а в 2006 – 2008гг. она достигала 16% ВВП. Политики и экономисты, которые выступают за спасение банкротов деньгами государства, игнорируют очень важный вывод Объединенного комитета по экономике обеих палат конгресса США: «Каждые 10% увеличения госрасходов приводят к сокращению темпов роста на 1%. Сравнение темпов роста экономик индустриально развитых стран показало, что в тех из них, где велика доля госрасходов, в периоды кризисов экономика сокращается, в среднем, на 5,2%, а там, где государство мало инвестирует - на 1,6%».

Таким образом, американские и европейские власти должны не бросать в «топку» финансового пожара во имя спасения банков, инвестиционных и страховых компаний сотни миллиардов долларов, а позволить рыночным механизмам быстрее и с наименьшими потерями исправить ошибки зарвавшихся финансовых спекулянтов и чиновников.

 

Очередное крушение иллюзий и планов государства

Вмешательство государства в работу финансовых рынков заканчивается глобальным кризисом. Власти США тратят более $1трлн. денег на спасение частных компаний. Fannie May, Freddie Mac, AIG и Bear Sterns уже получили государственную помощь. Lehman Brothers обанкротился, а Washington Mutual выставлен на продажу. Merrill Lynch был спешно продан, но общего позора не избежал. Гигант розничного кредитования Wachovia также зашатался. Государство выкупает у банков и финансовых компаний «плохие» ипотечные кредиты и планирует вернуть рынки в нормальное состояние. Затем чиновники думают продать купленные кредиты и еще на этом заработать. Так в свое время думали японцы и только усугубили ситуацию.

Чрезвычайно дорогое бизнес образование топ – менеджеров некогда ведущих финансовых учреждений США и Европы не помогло крупнейшим структурам мира избежать позора. Деньги, потраченные на мощный PR и разработку имиджа этих институтов, оказались инвестициями в тщеславие их руководителей. Так девиз обанкротившегося страховщика American International Group был «Здесь сила». Lehman Brothers хвалил себя под лозунгом «Здесь создается видение будущего». Ипотечный гигант Fannie Mae заявлял «Мы растем вместе с американской мечтой». Нет ни силы, ни мечты, ни видения. Есть скуление и мольбы о выделении денег налогоплательщиков. Это поведения по своей сути еще аморальнее просьб белорусских заводов о получении госпомощи.

Вслед за американцами правительства шести европейских стран обязались предоставить четырем финансовым учреждениям около $150млрд. Речь идет о британском ипотечном кредиторе Bradford & Bingley, бельгийскому банку Fortis, немецкому кредитору на рынке недвижимости Hypo Real Estate Group и исландскому Glitnir Bank. Министры поменяли правила игры. До этого кредитные ресурсы вливались в экономику через центральные банки. Отныне правительства ЕС решили давать ресурсы непосредственно частным компаниям. В конце сентября 2008г. Еще $9,2млрд. получил французско-бельгийский банк Dexia.

Надменные менеджеры британского Bradford & Bingley, поджав хвосты, бегут к министрам за бюджетной помощью. Наследие А. Смита растоптано, финансовое благоразумие забыто. Лейбористы вспомнили К. Маркса и национализировали банк за $90млрд. Аналогичным образом поступили власти Голландии, Бельгии и Люксембурга, заплатив $16,2млрд. за парализованный банк Fortis. Немецкий центральный банк организовал $50млрд. кредитов под гарантии правительства для увлекшегося недвижимостью Hypo Real Estate Group. Чиновники Исландии также решили спасти свой третий по величине банк Glitnir, заплатив за 75% акций $865млн. Ирландские власти заявили, что страхуют все долги шести ведущих финансовых учреждений страны.

Сегодня волна ренационализации, аналог которой мир наблюдал после второй мировой войны, набирает силу. Серьезны проблемы британского RBS, швейцарского UBS, не говоря уже о банках России, Украины и стран Центральной Европы. Цены на жилье падают. Британский финансовый сектор намерен сократить 40 тысяч рабочих мест. Сокращаются заказы немецким и французским промышленникам. В Италии инфляция превысила 4% при негативных темпах роста ВВП. Дорогие кредиты банкам означают осложнение условий для реальной экономики. 30 сентября 2008г. Показатель ЛИБОР (ставка межбанковского кредитования Лондона) достиг 6,88% годовых, что означает «заморозку» финансовых рынков. Рецессия стала реальностью. Даже любящие вкусно поесть французы начали экономить на еде. Это привело к 20-процентному увеличению числа банкротств ресторанов в первой половине 2008г. Не за горами существенный рост безработицы и долгов домашних хозяйств, сокращение инвестиций и объема розничной торговли. Производители автомобилей уже декларируют падение объемов продаж. Растет число непроданных и пустующих домов, падают на них цены.

 

Что значит финансовый кризис для Беларуси

Не пройдет и 12 месяцев, как рецессия отразится на ценах на основные виды сырья и энергоресурсов. Благоприятная внешняя ценовая конъюнктура основной части белорусского экспорта закончится. Увеличивать экспорт нужно будет не сырьем, а умением, а с этим у наших крупных госпредприятий далеко не все в порядке.

Подорожают иностранные кредиты, что негативно отразится на рентабельности производства. «Закрывать» отрицательное сальдо платежного баланса будет еще сложнее. Увеличится давление на белорусский рубль. Национальный банк будет вынужден увеличивать процентную ставку и сокращать темпы роста кредитования экономики. Иначе – инфляция более 30%, истощение валютных резервов и явная угроза девальвации.

В 2009г. белорусское правительство настаивает на почти 30% росте расходов на зарплату, что может оказаться фатальным решением для финансов страны и предприятий. Если А. Лукашенко не договорится с Кремлем на очередную порцию дешевых кредитов и нефтегазовых дотаций, правительство вынуждено будет пойти на резкое сокращение инвестиций, на увеличение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Большая часть дополнительных доходов будет «съедена» высокими ценами на ЖКУ, транспорт и продовольствие. Ввиду ухудшения состояния экономики России белорусские предприятия не смогут рассчитываться на рост объемов продаж на этом рынке.

Мы упустили золотое время для приватизации (2006 - 2008годы), когда у всего мира было очень много денег и желания куда-нибудь их пристроить. В 2009-2011гг. продажа госактивов на цикле спада и рецессии может быть выгодна разве белорусской номенклатуре. Она сможет воспользоваться глобальным кризисом и решить свои локальные задачи.

Обыкновенному белорусу глобальный кризис ничего хорошего не несет. У нас практически не останется надежных инструментов для сбережения. Запланированная прихватизация превратит в пыль чеки «Имущество». Кредитование домашних хозяйств захлебнется. Банки начнут испытывать дефицит ликвидности. Они будут разрываться между требованием обеспечить кредитные ресурсы для госпредприятий и стабильность рублевых вкладов.

Глобальный финансовый кризис ускорит все те негативные тенденции, которые набирают обороты в Беларуси в последние годы: накопление долгов, складских запасов, инвестиционных ошибок, увеличение требований госпредприятий к правительству по предоставлению льгот и дотаций. Правительство явно не готово к превентивным мерам. Тот факт, что власти поспешили принять бюджет на 2009 год, не имея информации о цене на газ, говорит скорее об инерционности экономической политики, чем о готовности адекватно отвечать на вызовы глобального финансового кризиса и легко предсказуемого охлаждения российской экономики. Business as usual у Совмина не получится. Цикл глобального роста сменился на ледниковый период. Сегодня он захватил мировую финансовую систему. Завтра он придет на предприятия и домашние хозяйства. На белорусские тоже.

Другие материалы в этой категории: « Модернизация по-белорусски Наша доля 0,03% »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!