Настроения, Взгляды и предпочтения. Белорусы на фоне граждан стран бывшего СССР

Автор  Ярослав Романчук 28 июля 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Ярослав Романчук

В конце июня 2008г. 13 социологических структур из стран бывшего Советского союза и российская исследовательская служба «Циркон» опубликовали результаты 9-ой волны опросов «Чем мы интересны друг другу? Зоны взаимных гуманитарных интересов стран». бывшего СССР». Помимо этого были представлены данные по постоянной части опроса - социально-политическим настроениям и интеграционным ориентирам. Каждые 6 месяцев данная группа ученых-социологов проводит синхронизированные общенациональные репрезентативные опросы населения стран постсоветского пространства. Их данные позволяют глубже понять суть национальной идентичности белорусов на фоне граждан других стран. Довольные развитием страны и материальным благополучием белорусы все чаще заявляют о своем желании жить в независимом, внеблоковом государстве.

Ярослав Романчук

В конце июня 2008г. 13 социологических структур из стран бывшего Советского союза и российская исследовательская служба «Циркон» опубликовали результаты 9-ой волны опросов «Чем мы интересны друг другу? Зоны взаимных гуманитарных интересов стран». бывшего СССР». Помимо этого были представлены данные по постоянной части опроса - социально-политическим настроениям и интеграционным ориентирам. Каждые 6 месяцев данная группа ученых-социологов проводит синхронизированные общенациональные репрезентативные опросы населения стран постсоветского пространства. Их данные позволяют глубже понять суть национальной идентичности белорусов на фоне граждан других стран. Довольные развитием страны и материальным благополучием белорусы все чаще заявляют о своем желании жить в независимом, внеблоковом государстве.

Есть и хлеб, и зрелища

Социологи определяют уровень социальной адаптации населения по доле положительных и отрицательных ответов на вопрос об удовлетворении жизнью. В странах ЕС 82% населения довольно жизнью (осень 2006). Это значит, что они в большой степени адаптированы к ее проблемам и вызовам. Европейцы научились понимать глобализацию и перемены на национальном уровне. Правда, структурных, системных перемен в ЕС уже давно нет. Все идет по накатанной. Зарплаты, пенсии, пособия и дотации продолжают регулярно выплачиваться. Дорогой евро и высокие цены на продовольствие для большинства европейцев не критичны. Да, экономить приходится, но отказывать себе даже в походах в рестораны обширный средний класс пока не собирается.

В странах бывшего СССР уровень социальной адаптации в мае 2008г. составил 50%. Если сравнивать со временем развала советской империи, что этот показатель впечатляет, но до европейского уровня постсоветский региона явно не дотягивает. В Беларуси 56% людей заявили о том, что удовлетворены сегодняшней жизнью. 39% заявили обратное. В Узбекистане (77%), Казахстане (73%) и Киргизстане (66%) наибольшее число довольных жизнью. В Украине (62%), Молдове (61%) и Грузии (58%) отмечена наибольшая доля неудовлетворенных жизнью. В России число удовлетворенных (53%) и неудовлетворенных (41%) примерно такое же, как в Беларуси.

Данные цифры могут служить предметом спекуляций на социологическую и политическую тему. Украина и Грузия активно работают по вступлению в НАТО и ЕС, а люди здесь недовольны жизнью. Противники такого выбора этих стран могут злорадствовать: «Вместо того чтобы про НАТО думать, лучше бы о людях подумали». Сторонники же геополитического выбора Украины и Грузии могут возразить: «Мы делаем евроатлантический выбор, чтобы люди в будущем жили лучше. Другой конфигурации просто не существует».

Показателен высокий уровень социальной адаптации в авторитарных странах. Население благодарит свою власть за стабильность, хлеб и зрелища. Привычка участвовать в управлении страны еще не сложилась. Задавать лишние вопросы по поводу качества госуправления и распределения бюджета опасно. Зарплату и пенсии, пусть невысокие, но платят вовремя. На фоне уровня жизни в «лихие» 1990-ые или даже в поздний СССР жизнь реально стала лучше. Телевизионная картинка кризиса Запада (почему только туда миллионами едут иммигранты из тех самых авторитарных стран) усиливает вывод граждан «Все-таки повезло нам со страной». Правда, большинство людей этот самый запад знают только глазами властных идеологов и грязной поп-культуры.

Число людей, которые в Беларуси удовлетворены жизнью, сокращается уже более двух лет подряд. В апреле 2006г. их было 69%. В России же наблюдается обратная динамика. За это же время доля удовлетворенных жизнью выросла с 41% до 53%. Оранжевая революция в Украине практически не отразилась на уровне социальной адаптации. Как было у нашей южной соседки число довольных жизнью 34% в апреле 2004г., так оно и осталось в апреле 2008г.

 

Благополучие в семья

Белорусы продолжают достаточно высоко оценивать материальное положение своих семей. 12% и 61% считают его соответственно очень хорошим и хорошим. В России эти цифры составляют 12% и 65%, в Украине – 9% и 46%. В Узбекистане наибольшее из обследуемых стран число людей оценили материальное положение своей семьи, как очень хорошее – 32%. В Таджикистане таких людей 28%. Наименьшее количество людей, которые оценивает материальное положение своей семьи, как очень хорошее, в Грузии – только 7%. Эта страна очень быстрыми темпами продвигается к капитализму, наводит порядок, катализирует перемены. Далеко не все могут найти себе место в водовороте либерализации и создания новых институтов капитализма. Парламентские выборы в Грузии в мае 2008г. показали, что грузины хотят и дальше идти по этому пути. Так что данные цифры ошибочно было бы интерпретировать в поддержку избранной властями социально-экономической и политической модели.

Беларусь уже прошла пиковые значения, когда 78% населения (апрель 2006) оценивали материальное положение своей семьи, как «среднее», «хорошее» и «очень хорошее». Сегодня таких в Беларуси 73%, в России – 76%, Казахстане – 85%, а в Украине – 55%. Только в России отмечается устойчивый тренд роста людей, кто все лучше оценивает материальное благополучие своей семьи. В такой ситуации, когда явное большинство населения имеет, что поесть, что надеть, обладает ресурсами на ремонт жилья, копит на автомобиль, даже имеет деньги на развлечения, ему явно не до демократии, политических реформ или философии либерализма. Население еще не отошло от похмелья потребительского бума, чтобы начать думать о нравственности и институтах долгосрочного устойчивого развития. Люди не задают себе лишних вопросов, не требуют декларации доходов номенклатуры, потому что сами живут и работают в большой степени в серой экономике, т. е. за гранью закона и в рамках понятий.

Поскольку граждане постсоветских стран резко ездят в гости друг к другу, они не склонны сравнивать свое состояния с положением людей в других странах. Концепция упущенных возможностей большинству людей не понятна, а власти при помощи контролируемых ими СМИ успешно находят причины неудач и нужный контекст для мессиджа «Власть хорошо, несмотря на то, что кругом враги». Если бы узбеки, таджики или даже белорусы видели, как живут обыкновенные американцы или даже эстонские пенсионеры, желающих продолжить советский эксперимент было бы гораздо меньше. 

 

Постсоветский оптимизм

Постсоветский регион остается достаточно оптимистичным. 29% белорусов считает, что в ближайший год мы будем жить лучше, 38% - что «будем жить так же, как и сейчас». Только 15% заявляют, что «мы будем жить хуже». Среди россиян ситуация еще лучше. 24% заявили о своих ожиданиях улучшения жизни, 45% - о ее неизменности. Пессимистов здесь только 13%. Среди украинцев гораздо больше пессимистов – 28%. Оптимистов же, т. е. тех, кто говорит об улучшении жизни или ее неизменности, ровно половина. Казахи остаются самым оптимистичным народом на постсоветском пространстве. 87% респондентов этой страны заявили о том, что жизнь будет лучше или останется такой же, т. е. хорошей. Только узбеки (82%), загнанные в свои ветхие жилища тоталитарным лидером, еще более оптимистичны.

Что касается динамики оптимизма, то в Беларуси мы фиксируем его значительное сокращение. В апреле 2006г. 40% белорусов считали, что их жизнь в ближайший год будет значительно или несколько лучше. В апреле 2008г. таких оказалось 29%. Это больше, чем в России (24%) и в Украине (18%), но, похоже, самое оптимистическое, радужное, благополучное время, с точки зрения населения, мы уже прошли.

 

Одобрение президентам, негатив – парламентам

На оптимистическом фоне благополучия страны и семьи населения Беларуси показывает прохладное отношение к основным органам госуправления. 50% опрошенных одобряют действия президента, 44% - правительства, 39% - парламент. Эти оценки гораздо хуже мнений россиян и казахов. Аж 81% россиян одобряют деятельность своего президента. Гораздо меньше позитива в отношении правительства (45%). Еще хуже мнение о Думе. Только 31% населения одобряет ее работу. В Казахстане цифры одобрения президента, правительства и парламента составляет 84%, 58% и 55% соответственно.

Только в демократической Украине доверие ко всем органах власти ниже плинтуса. Работу В. Ющенко одобряют 20%, правительства Ю. Тимошенко – 22%, а Верховной Рады – только 9%. Вот что значит отсутствие монополии государства на СМИ и открытая борьба олигархических групп за право продавать услуги государства.

Кстати, уровень одобрения действий президента Грузии М. Саакашвили выше (53%), чем А. Лукашенко (50%). Причем с ноября 2006г. уровень одобрения действий первого президента Беларуси неуклонно снижается. Аналогичная динамика по работе Совета Министров. Реформы в стране еще не начинались, а народ быстро охладевает к тем, кто монополизирует ТВ, газеты и все общество. Несмотря на оптимизм, на рост благосостояния, белорусы хотят новых лиц, реформ и перемен.

Одобрение работы президента России увеличивается с апреля 2006г. С 2004г. ее уровень никогда не был ниже 67%. После взлета одобрения В. Ющенко до 57% в апреле 2005г. его уровень упал до 20% в апреле 2008г.

 

Направления интеграции

56% белорусов считают, что нашей стране было бы правильно объединиться с Россией, 21% - с Украиной и 25% - с Европейским Союзом. 18% считают, что Беларуси не надо объединяться ни с кем. Интеграционная картинка россиян существенно отличается от белорусской. Среди россиян только 37% поддерживают объединение с нашей страной. 29% россиян имеют такое же мнение относительно Украины и 24% - Казахстана. 15% россиян считают, что надо объединиться в Европейский Союз и аж 32% заявили, что ни с кем не надо объединяться. Точно такое же мнение по поводу своей страны имеют казахи. При этом 51% из них – за объединение с Россией Среди украинцев желающих объединения с Россией 47%, с нашей страной – 29%, а с Европейским Союзом – 22%. Наибольшую ориентацию на ЕС проявляют грузины – 37%. Только 10% грузин считают, что надо объединяться с Россией. Аж 38% грузин ответили, что не нужно объединяться ни с кем. 46% молдован выступает за союз с Россией и 32% - с ЕС. Гораздо больше желающих объединиться с Россией, чем в Беларуси, социологи обнаружили в Армении (67%), Киргизстане (72%), Таджикистане (73%) и Узбекистане (65%)

В поисках национальной идентичности многие белорусы стараются прильнуть к кому-то сильному, богатому, стабильному, тому, кто может помочь кредитами, дотациями и дешевым газом. Культура межгосударственного иждивенчества остается сильной на всем постсоветском пространстве. Политики особенно бедных постсоветских стран, готовы обменять свою лояльность и часть суверенитета на финансовую и ресурсную поддержку России. Поскольку создание институтов современного капитализма для них гораздо сложнее и грозит потерей личной власти, ориентация на Россию становится частью политики удержания власти и ликвидации конкурентов. Несмотря на бурную интеграционную риторику в отношении России, существенного отличия в отношении к интеграции с Россией в Беларуси нет. Да, подавляющее большинство белорусов считают Россию дружественным государством (разве иное могло предоставить нашей стране дотаций на сумму около $50млрд.), но говорить о безоговорочной поддержке населения объединения РБ и РФ явно нет оснований. Отметим, что речь не идет о вхождении в состав России. С такой формулировкой согласны не более 4% населения Беларуси.

В объединенной Европе хотели бы жить 21% белорусов. 23% хотели бы жить в объединенном союзе России, Украины, Беларуси и Казахстана. В СНГ нравится 12% белорусам. Чуть больше, 13%, хотели бы вернуться в СССР. Удивительно, но 24% наших соотечественников заявили, что для них лучше всего «жить в своей собственной стране без объединений с какой-либо страной и без вхождения в союзы государств». Так что национальное в Беларуси оказывается сильнее интернационального. Кстати, в России тоже наибольшее число респондентов хотят жить сами по себе, без никаких союзов (33%). Аналогичная ситуация в Казахстане (28%), Грузии (40%), Армении (52%). В Украине число желающих жить в союзе России, Украины, Беларуси и Казахстана оказалось выше (29%), чем без союзов (24%) и даже в рамках ЕС (21%).

Привлекательность модели Советского Союза остается в европейской части нашего региона на уровне 10 – 15%. С учетом того, что она не была подвергнута суду истории, до сих пор не представлена вся правда о том страшном времени и преступлениях коммунизма, это достаточно низкий показатель, особенно с учетом того, что 20 – 25% населения постсоветских стран пенсионеры. Несмотря на специфику политической модели, в которой формируется национальная идентичность белорусов, мы мало чем отличаемся от граждан республик бывшего Советского Союза. Культура коллективизма, традиции безропотного подчинения власти, иждивенчество, имущественное равенство – все переплелось в архетипе белоруса. Если политическая элита выберет ориентацию на вступление в Европейский Союз, едва ли уровень сопротивления этому процессу будет больше, чем в Польше или Великобритании. Все дело в том, что в самой Европе сформировалась аналогичная культура и архетип. Здесь симпатизируют солидарности, уравниловке, высоким налогам и щедрым государственным программам. Если белорусские власти скорректируют свое отношение к демократии, к разделению властей и СМИ, препятствий интеграции Беларуси в европейское пространство, по крайней мере, на уровне населения, не будет.

Уровень социальной адаптации

 

Динамика уровня социальной адаптации

 

Динамика самооценки материального положения семьи

 

Уровень социального оптимизма/пессимизма

 

Ориентация на сближение

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!