Хороший попался народ

Автор  21 мая 2008
Оцените материал
(0 голосов)

О чем думает, верит, надеется белорус - терратубериан

Человеческий капитал – ключевой фактор экономической политики любой страны. Знать ценности, приоритеты, страхи, надежды и вкусы людей, порог их терпимости к затягиванию поясов, толерантность к падению уровня жизни, специфику восприятие мира вокруг – это существенно увеличить успех манипуляций или трансформаций. Все зависит от намерений кукловода. Белорусскому правительству сильно повезло с народом. Его мнения и представления о мире вокруг стабильны и консервативны. Одно удовольствие им управлять. Электорат считает, что страна развивается в правильном направлении. Политикой особо не интересуется. Оптимизм бьет ключом. Существующую систему считает демократией. Ценит независимость и стабильность. Одновременно хочет реформ. Не знает политических партий. Считает власть реформаторской, а Россию – самым надежным партнером. И главное – белорусское ТВ и госгазеты считает главным источником информации.

Ярослав Романчук

 

Сотканный из противоположностей

 

Инвесторы ценят стабильность, но не инертность. Тем более не стабилизец. Таким некрасивым словом окрестили лень, пофигизм рабочей силы с одной стороны и не подвластную переменам, бесконтрольную и действующую, как в замедленное кино, номенклатуру. Работодатели приветствуют трудовую дисциплину и исполнительность. При этом им не нужна безынициативная, мало профессиональная и бездумно крутящая гайки рабочая сила. Продавцы хотели бы видеть жадных до покупок потребителей, на веру воспринимающих рекламу и призывы PR-щиков, полных желания почаще менять свой гардероб. Им не нужны чрезмерно бережливые, немодные, непривередливые к еде, жилью и одежде консумеры. Добиться такого баланса очень сложно. Определенные плюсы человеческого капитала для власти балансируют на грани превращения в ее минусы.

Перед властью стоят очень сложные вызовы. Заставить красный директорат проявлять творческий подход и креативный менеджмент, но оставить бразды правления предприятиями в руках чиновников. Подчинить рабочих приказу снижения темпов роста зарплаты и добиться увеличения производительности труда. Уменьшить налоговое бремя, но сохранить размер госрасходов. Заставить половину населения приветствовать отмену социальных льгот и убедить страну в сохранении социальной ориентации. Подать через СМИ рост цен, как неизбежное зло из-за рубежа и одновременно заставить «проглотить» повышение тарифов на ЖКУ, транспорт, рост цен на продукты питания. Наконец, увещевать о неизменности курса правительства, но удовлетворить спрос населения на реформы.

            На первый взгляд, удовлетворить прямо противоположные требования населения, выполнить одновременно полярные задачи власти невозможно. В такой ситуации привыкший к строгому моделированию западный эксперт должен был бы просто сойти с ума, а его привыкший к жесткому порядку компьютер задымиться. Однако белорус – терратубериан (так по латыни звучит слово «бульбаш») легко в этой семантической матрице выживает и приспосабливается. Вместо действий можно просто говорить о них. Тогда может создаться иллюзия. В кармане больше денег не появится, а на душе приятно.

 

Страна победившего постмодернизма

 

Беларусь стала первой страной победившего постмодернизма. Ее основные черты и отношения – это семантическая каша, жонглирование словами, «говори то, что от тебя хотят услышать», «моя хата с краю», «можа, так и трэба», «выдавай желанное за действительность», «называй красивыми, модным словами неприглядную действительность», «будь «за» и даже чуточку против». Такое отношение практично, пусть даже отдельные эксперты называют его лживым, циничным и трусливым. Оно позволяет защитить себя от власти, от назойливых вопросов детей, начальников и соседей, а также от неудобных вопросов своего альтер эго, т. е. другого «я».

Некий яйцеголовый говорит: «В Беларусь построен тоталитаризм». Слово некрасивое. Белорусам оно не нравится. Поэтому люди, не договариваясь между собой, решили называть его... «демократией». У политологов дым их ушей, возмущение хлещет через край, а белорусу - терратубериану на это наплевать. Страх прикрыт, совесть не услышала тревожного сигнала да и приличия соблюдены: «Мы – как все. Во всем мире демократия. Чем мы хуже?»

Пусть из Гарварда или Лондона утверждают, что в Беларуси нет рынка, что у нас воссоздана централизованная плановая экономика. Ничего подобного. Белорусы в желании быть, как все «нормальные в мире», называют нашу экономику рыночной. Эпитеты, благо, позволяют оправдать специфику момента: «социально ориентированная», «переходная», «ответственная», «гуманная» - все, что уху приятно и глаз не колет.

Белорусы открыли миру закон большого кукиша. Нет, мы не восстановили Железный занавес, не вышли из ООН, не придумали свою уникальную платежную систему и не запретили интернет. Мы сделали так, что никто толком не знает, во что мы верим и в какой системе хотим жить. Люди увидели, что власти беззастенчиво врут, что телевизор и газеты стали одним коллективным пастором, что в их руках сосредоточены огромные ресурсы и сила. Лезть на рожон, подставлять себя под прямой удар не с руки. Поэтому они решили не идти путем Прометея или Данко. Белорусы нашли оригинальный выход. Мы сбили, раскалибровали сигнальную, информационную систему, по которой власть пытается понять, чего мы хотим.

Мы готовы назвать горшком все, что угодно, лишь бы нас в печь не ставили. Безусловно, некие базовые требования должны выполняться: продукты на столе, скромно, но сытно, электричество, вода, канализация и уборка мусора. Платить зарплату и пенсии надо вовремя. Пусть небольшие, но все же нищета лихих 1990-ых. Школы и больницы должны работать. Они и работают. Безработицы не должно быть – ее и нет. Заводы дымят. Коровы телятся. Автобусы ездят. Пиво продается. Водка дешевая. Помолиться – храмы на каждом углу. Даже сексу посмотреть дают по полной, только за интернет успевай платить. Паспорт на руках – едь, куда хочешь. И главное – никакой войны, рытья окоп, военных сборов, житья в казармах и комендантского часа. Одним словом, свобода, демократия и прогресс. Кого благодарить за это? Конечно, мудрое руководство. И бога за одно. Оно, начальство, хочет, как лучше. А если получается, как всегда, так это его просто не информируют. Или не дают творить добро. Мешают агрессивные США, Запад и доморощенная оппозиция.

 

Лишь бы не было войны

 

Легко ли проводить реформы в стране, где большинство людей больше всего боится войны? С одной стороны, кажется, что такой народ – подарок для реформаторов. Войну Беларуси с кем бы то ни было представить тяжелее, чем бурный роман В. Путина с К. Райс. В одном из опросов общественного мнения (апрель 2008) белорусы назвали своим самым большим страхом «военное нападение». За последний год число боящихся войны даже выросло. Наши люди меньше боятся экономического спада и инфляции, падения уровня жизни и безработицы. Ну а политический кризис, алкоголизм, потеря независимости и угроза НАТО (интересно, кто тогда может напасть на нашу синеокую, неужто викинги?) для белорусского общества – это страхи несущественные. Если пять последних лет по телевизору регулярно смотреть передачи о второй мировой войне, слушать мобилизационную риторику и предупреждения «враг не дремлет», и в черта поверишь, не то, что в военную агрессию.

            В своем постмодернистском стиле белорусы сказать-то сказали, а делают все иначе. Никто бомбоубежища не роет, пайки на ядерную зиму не запасает. Тренировок по отражению взрывной волны тоже не видно. Война – плохое слово, отвратительное действо. Вот мы ее и боимся. По сравнению с ней все остальное мельчает. Кто бы возражал? Вот 54% жителей Беларуси и считают, что страна развивается в правильном направлении (год назад было 63%) и только 25% думают, что мы находимся на неправильном пути (в апреле 2007 было 22%).

            Молодежь более пессимистично оценивает направление развития страны, чем пожилые люди, но кардинальной разницы тоже нет. В возрастной группе 18 - 35 лет наш сегодняшний путь считает правильным 44%, в то время как аж 2/3 белорусов старше 56 лет поддерживают эту точку зрения. У части из них отняли льготы, платят очень скромные пенсии, «давят» ростом цен, а они, как бодрые пионеры отвечают: «Правильным путем идем, товарищи!» Социологи утверждают, что потеря за год 9 процентных пунктов поддержки нынешнего курса – это много, но для устойчивости власти это пока явно не смертельно. Как и тот факт, что за первый квартал 2008г. 26% населения считает, что экономическая ситуация ухудшилась, а 32% заявили, что финансовое состояние их семей стало хуже. Однако есть люди с прямо противоположной точкой зрения: 16% заявили об улучшении экономического положения в стране и 12% - об улучшении финансового положения в семье.

            42% жителей Беларуси довольны тем, как развивается демократия в Беларуси, а 40% не довольны. Недовольны, но демократию-то не отрицают. За год ситуация практически не изменилась. Перед выборами сомневающимся в превосходстве нашей доморощенной модели демократии повысят пенсии, заморозят на время рост цен на ЖКУ и даже посадят для устрашения несколько нерадивых чиновников. Они посмели выступить против народа, т. е. не справились с управлением вверенным имуществом. Белорусы верят, что А. Лукашенко справится со своим очередным подвигом, на этот раз с внедрением демократии и рынка. Именно его жители страны видят главным реформатором. При этом 67% жителей страны остаются оптимистами, причем женщины, старики и сельчане – в большей степени, чем в среднем по стране.

 

Реформ хотим, но так чтобы помаленьку

 

Экономическое развитие, энергетические ресурсы и зависимость от них, рост цен и безработица являются наиболее важными проблемами жителей Беларуси. В конце списка находятся образование, демографическая ситуация и алкоголизм. Все, как год назад. Ситуация застыла, застопорилась. Парадоксально, но белорусы с трудом могут назвать проблемы страны. Поэтому не перестают повторять клише об экономике и безработице. На уровне семьи людей больше всего беспокоит финансовые трудности, здоровье и жилье. Наличие данных проблем и их решение люди не склонны связывать с деятельностью власти и с политикой в целом. Только 20% белорусов проявляет к ней высокий интерес, причем среди молодежи таких еще меньше, а среди женщин – вообще 14%.

            62% жителей Беларуси считают демократию хорошим способом управления страной. При этом 50% опрошенных поддержали систему управления, в которой есть сильный лидер и которому не нужны парламент и выборы. Так что ничего против демократии наши люди не имеют. Они считают, что она вполне совместима с экономикой и поддержанием порядком. Демократия с сильной рукой и направляющей ролью вертикали – это по-нашему.

            Не возражают белорусы против реформ. Аж 83% опрошенных поддерживают реформы в экономике, 82% - в социальном обеспечении, 62% - в политике, 85% - в здравоохранении и 71% - в образовании. 45% белорусов заявляют, что больше демократии поспособствует экономическому, социальному и политическому прогрессу. При этом на парламентских выборах половина населения готова поддержать депутата от А. Лукашенко. Главное, чтобы он выступал за изменения при неизменности стратегического курса, независимость (75% считают ее важным фактором), за дружбу с Россией (надежным партнером ее считают 86%), за нормальные отношения с ЕС (44% считают Евросоюз надежным партнером) и за А. Лукашенко-реформатора. В его способность перевоплощения в реформатора верят 59%. Люди с опаской, но говорят о необходимости реформ. Даже 41% жителей считают, что в стране наблюдается экономический кризис (год назад таких было 39%).

            Послание А. Лукашенко этого года было полностью соткано из прямо противоположных тезисов. На первый взгляд, это кажется признаком растерянности, неуверенности и потери ориентиров на будущее. Однако если проанализировать знания и создание жителей Беларуси, то мы увидим, что оно сплошь состоит из таких парадоксов. Власть играет с народом в словесный пинг-понг. Буквенные оболочки давно утеряли смысл. Люди, стараясь обыграть власть, склоняются к оболочкам «демократия», «реформы», «рынок». В ответ они получают мощный словесный бэкнэнд двумя руками: «Реформам – быть! Демократии – быть! Рынку – быть!» Удовлетворенные очередным раундом перепалки, успокоив свою совесть, стороны разошлись. Каждый остался при своем. Народ разъехался на дачи поправлять свое финансовое положение и здоровье. Власть продолжила привычный широкомасштабный номенклатурный «распил» бюджета и национального богатства. Лишь бы не было войны. И бульба уродила.

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!