Уроки для Беларуси из послания Путина

Автор  18 февраля 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Как нам быть с государством Медведева-Путина

8 февраля 2008 года будущий премьер-министр России Владимир Путин выступил на расширенном заседании Государственного совета с докладом «О стратегии развития России до 2020 года». Данное программное заявление было расширено на пресс-конференции для журналистов 14 февраля. В. Путин определил контуры развития России на 12 лет вперед. Нам уже известны ее главные действующие лица. Объем ресурсов тоже не является загадкой. Беларуси пора делать выводы и усваивать уроки предстоящей «двуглавой» власти Кремля.

Ярослав Романчук

Получен ответ на вопрос, who is Mr. Putin 

Владимир Путин гордится укреплением государства. До него Россия пережила гиперинфляцию, залоговые аукционы, унизительный дефолт, чеченскую войну и взрывы домов. Была доминация олигархов первой волны и криминала. Одновременно имела место демократия и свобода слова, пусть не такие, как в ЕС, но все же были. «Богатая Россия превратилась в страну бедных людей» - говорит В. Путин. Он не уточнил, что это произошло благодаря идеям и руками ее собственных политиков и номенклатуры.

            Второй президент России ставит себе в заслуги объединение и укрепление государства, обеспечение реальной независимости судов, избавление от «порочной практики принятия государственных решений под давлением сырьевых и финансовых монополий, медиамагнатов, зарубежных политических кругов и оголтелых популистов…» Ни слова о Басманном суде, друге - олигархе Р. Абрамовиче, поведении «Газпрома» и нефтяных компаний, в том числе влиятельных оффшоров.

В. Путин уверяет, что «с политическим бесправием народа покончено… Россия вернулась на мировую арену как сильное государство». Фраза звучит особенно весомо в свете последний выборов в Думу и содержания президентской кампании. Если он имеет в виду вертикаль, то, действительно, она заметно укрепилась, особенно там, где нужно делить природную ренту и нейтрализовывать конкурентов. А вот, например, в Ингушетии, части России, то самое сильное российское государство вообще не существует.

Россия манит капиталы со всего мира. В 2007г. она побила рекорд по привлеченным иностранным инвестициям - $82,3млрд. в год. По сравнению с 1999г. капитализация фондового рынка выросла в 22 раза. В конце 2007г. она составила $1,33трлн. Товарооборот России с зарубежными странами увеличился более чем в 5 раз. Ежегодно за границей выезжает более 6 миллионов россиян. В 2007г. ВВП России, как и Беларуси, вырос на 8,1%. Она вошла в семерку самых богатых стран мира (по паритету покупательной способности). «Выбор Сочи столицей зимних Олимпийских игр 2014 года является подтверждением не только наших спортивных и экономических успехов, но и роста международного авторитета России» - заверил россиян В. Путин. И добавил: «Главное, чего мы добились, – стабильности, которая позволяет строить планы, спокойно работать и создавать семьи. Вернулась уверенность, что жизнь будет и дальше меняться к лучшему». Для избранных кремлевских, действительно, получилась стабильность обогащения, а для остальных ускорился стабилизец.

 

Наезд на свое детище – вертикаль

 

В. Путин еще раз повторил уже заезженную политиками мысль о том, что будущее Россия должна идти по инновационному пути. Даже Л. Брежнев в период стагнации об этом говорил. Только ленивый сегодня не упоминает хай-тек в предвыборных обещаниях. И еще перед Россией стоит задача развивать человека. Лечить и учить его, чтобы он жил дольше, ведь сегодня каждый второй российский мужчина не имеет шансов дожить даже до 60 лет. Такой вот интересный получился прорыв в сильное стабильное государство. Иными словами, человеческий капитал - во главе угла, на основе всего богатства российской культуры и традиций. Очевидно, Кремль готов каждому определить свой угол, чтобы развитие страны было оптимальным и инновационным.

            Выполнить все то, о чем говорил В. Путин, будет сложно. Несмотря на все выше перечисленные достижения, будущий премьер-министр указал на главную проблему сегодняшней российской экономики – «это ее крайняя неэффективность». Оказывается, мало получить нефтяную ренту. Надо еще знать, что с ней делать. Красть – не строить, душа не болит, особенно при басманном правосудии. «Те же затраты труда, что и в наиболее развитых странах, приносят в России в несколько раз меньшую отдачу».

Основную причину низкой производительности труда уходящий президент России указал точно: «До сих пор ведь невозможно месяцами начать собственное дело. В каждое учреждение нужно ходить с взяткой: к пожарным, к санитарам, к гинекологам – к кому только ни нужно ходить, ужас какой-то происходит». Эта фраза ставит диагноз созданной при В. Путине модели: номенклатурно-олигархическое, сильно централизованное авторитарное государство с сильно ограниченной политической конкуренцией и экономической свободой. «Любые, даже элементарные решения принимаются в правительстве месяцами, а то и годами. Вроде бы всё делается по инструкции, правильно, но это как раз тот случай, когда порядок превращается в абсурд». Когда в бюджетной сфере и на предприятиях, контролируемых государством, работает 25млн. человек, т. е. каждый третий работающий, государство не может не быть бюрократическим. Чиновники успешно превратили «правильные инструкции» в мощные инструменты конкурентной борьбы как с частными компаниями, так и с другими кланами - за бюджетные ресурсы.

Ближе к концу доклада у В. Путина вдруг проснулось уважение к частной собственности: «Частная компания, мотивированная на результат, зачастую лучше справится с управлением, чем чиновник, не всегда имеющий даже представление о том, что по-настоящему является эффективным управлением и что такое результат». Такое прозрение сродни катарсису олигарха, который вдруг вспоминает детство, пионерскую организацию и решает подарить родной школе телевизор.

В. Путин начинал свой восьмилетний срок с обещаний налоговой реформы и заканчивает тем же. Он привычно призвал упростить налоговую систему и снизить налоговое бремя, продолжить работу «по формированию независимой и высокоэффективной судебной власти как безусловного гаранта защиты прав предпринимательства, в том числе от произвола чиновников». Осталось проговорить эту мантру 100 раз, чтобы налоговые увещевания пробрели характер зомбирующего заклинания.

 

Уроки для Беларуси

 

При всей разнице размеров и природных богатств белорусская и российские модели поразительно похожи. Правда, в Беларуси гораздо больше централизации и единоличного контроля. Наши системы управления настолько сблизились, что стали несовместимы. Они отталкивают друг друга не только на уровне глав государств, но и номенклатуры и бизнеса. Интеграция в таком состоянии невозможна и даже опасна. Сама идея унификации белорусского законодательства с российским выглядит, мягко говоря, недальновидной. Зачем брать то, что даже по признанию руководства РФ, неэффективно, забюрократизировано и неконкурентно?

Денежная система? Так в России инфляция еще никогда не была меньше 10%. Сам центробанк признает проблемы с ликвидностью. Налоги? Так сам В. Путин и будущий президент Д. Медведев ратуют за их упрощение и снижение. Деловой климат? Так ведь душат предпринимателей – сам Путин об этом говорит. Социалка и пенсионная реформа? Спасибо, не надо нам такого «праздника» нищеты. Реформа армии? Перенимать дедовщину и методы выбивания бюджета людьми в погонах – такие нормы поведения едва ли поднимут нашу обороноспособность. Способ российской приватизации или развившегося при Путине рейдерства – так в Беларуси легче управляться через контроль за государственной собственностью. И остается шанс подать активы честно и открыто.

            Путинская Россия может дать Беларуси несколько ценных уроков. Во-первых, сегодня «сильная, стабильная» Россия очень хочет самоутвердиться в мире, особенно по своему периметру. Шальных денег у ее олигархов много, поэтому легко прогнозировать их резкую активизацию в нетронутой реформами Беларуси. Сочетание с нищими, по российским меркам, белорусскими чиновниками создает реальную угрозу прихватизации белорусских предприятий. Как ни парадоксально это звучит, но сегодня заморозить приватизацию было бы выгодней, чем проводить ее по тем схемам, которые были обкатаны в России и уже начали реализовываться в Беларуси. У нас нет нормального закона о приватизации. Без него, без введения обязательных норм прозрачности, без свободы СМИ приватизация превратится в грязный передел собственности, местами даже кровавый.

            Во-вторых, в концепцию сильной России концепция сильной, но независимой Беларуси вписывается с большим трудом. А. Лукашенко это чувствует. Вместо газовых и нефтяных кнутов Кремль начал активно использовать кредитный пряник. Понятно, почему в Беларуси уже размещены основные российские банки. Через них легко ввести в Беларусь российский рубль и увеличить зависимость от российского капитала. Взятки и откаты, которые они могут давать за активы, услуги, информацию и лояльность в десятки, сотни раз больше, чем принятые сегодня в Беларуси. Об этом убедительно говорит динамичное вхождение в Беларусь российского игорного бизнеса.

С другой стороны, если белорусские чиновники будут продаваться российскому капиталу, белорусские олигархи, пусть и размером поменьше, рано или поздно начнут роптать, причем по-белорусски: «Гэта наша краiна!» Сохранение целостности белорусской вертикали предполагает блокировку вхождения России, но тормозить российские деньги, не нарушая положения таможенного союза нельзя. Так что нарастание конфликтов предопределено. Один из них – политический, между Москвой и Минском. Другой – между белорусской разными кланами белорусской номенклатуры, третий – между белорусским пролетариатом и теми, кто будет заставлять его подчиниться новым хозяевам и их правилам работы.

            Наконец, третий важный урок из послания В. Путина для Беларуси – это то, что олигархическое авторитарное государство вполне может быть частью международного сообщества, привлекать иностранные инвестиции и даже претендовать на вступление в ВТО. Конечно, в Беларуси нет ядерных боеголовок, нефти и газа, но двойных стандартов в мире полно. Поэтому официальный Минск вполне может нормализовать отношения с Западом, предложив ему небольшие изменения своего курса.

В. Путин и особенно Д. Медведев иногда поражают своей либеральной и даже демократической риторикой. А. Лукашенко тоже может начать игру в слова, инициировать процесс перемен. Продолжать его можно сколь угодно долго. Пока вертикаль управления сыта и работает в страхе, пока в Беларуси нет альтернативных государству источников обогащения, А. Лукашенко вполне может примерять на себе одежды реформатора - либерала. В. Путин добился широкомасштабного перераспределения активов не под знаменами авторитаризма, а под лозунги законности, экономической свободы и уважения прав человека. Быстро адаптирующийся к меняющейся ситуации А. Лукашенко может продекларировать новый курс. Благо внешние причины – смена власти в России, ужесточение внешнего давления, глобализация – у него есть.

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!