Сидорский остался в прошлом

Автор  13 августа 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Итоги работы белорусской экономики в первом полугодии 2007

Есть ли основания к отставке премьер-министра и правительства, если в первом полугодии 2007г. Совмин декларирует рост ВВП на 8,6%, промышленного производства на 7,7%, инвестиций в основной капитал на 20%, а экспорта за пять месяцев на 16%? При этом сохраняется стабильность белорусского рубля по отношению к доллару. Номинальная зарплата в рублях выросла более чем на 18%, а остатки вкладов населения – на 35,9%. Если за шкалу сравнения брать формальные показатели стран ЕС, то едва ли. Однако в Беларуси редко какие решения принимаются на основании четких показателей. Высшее руководство страны руководствуется эмоциями и предчувствиями. На этот раз они его не обманывают. Даже в официальных цифрах Минстата достаточно данных, чтобы увидеть непрофессионализм правительства и то, что мы бездарно теряем время для адаптации к внешним шокам.

Ярослав Романчук

 

Четыре грубые ошибки Сергея Сидорского

 

Самая большая беда премьера С. Сидорского заключается в том, что он остался в прошлом. В периоде с 2003 по 2006гг. Он застрял на уровне директора Гомельского завода радиотехнического оснащения или ПО «Ратон». Это тоже ответственные должности, но они требуют совершенно иных знаний, навыков и умений, чем работа премьер-министром во время смены фазы бизнес цикла. Директор завода четко следует приказам и инструкциям. Первые полгода С. Сидорский это и делал. Он вел экономику в жестких рамках программы третьей пятилетки на 2006- 2010гг. Несмотря на кардинальное изменение энергетической политики России, Совмин продолжал работать, как будто основной ресурс стабильного роста отечественной экономики был не в России, а в сути отечественной социалистической экономики.

С. Сидорский совершил четыре грубые ошибки. Во-первых, он недооценил степень зависимости белорусской экономики от России. Если бы у нас был рынок, свободные цены, частная собственность, открытая торговля и конкуренция, то проблем с адаптацией было бы гораздо меньше. Однако плановая экономика ригидна, и без адекватных решений чиновников не реагирует на внешние шоки. В первые полгода таких действий Совмин практически не совершал. Все шло, как по накатанной. Министры харахорились выполнением прогнозных показателей, замалчивая интенсивный рост очевидных проблем. Судя по содержанию принимаемых законодательных актов и по действиям, они до сих пор не увидели грозовые тучи на горизонте белорусской экономики. А. Лукашенко должен был озвучивать плохой прогноз экономической погоды на среднесрочную перспективу. Он говорил о том, что хронически убыточные предприятия надо закрыть. Он говорил о дебюрократизации и либерализации делового климата. Он говорил о необходимости новых решений для создания конкурентной страны. А пожелания налоговой реформы вообще набили оскомину. Слова повисли в воздухе. С. Сидорский сотоварищи и до этого слышали раскаты гнева главы государства. Думали, что и на этот раз пронесет. Судя по происходящему кадротрясу, едва ли.

            Вторая ошибка С. Сидорского заключается в неспособности настоять на изменении системы принятие решений перед тем, как брать на себя ответственность. А. Лукашенко публично заявил о том, что он наделяет премьера всеми необходимыми полномочиями для преодоления последствий внешнего энергетического шока. Сам премьер нигде открыто не говорил, что Совмин не может решать текущие проблемы, будучи де-факто полностью зависимым от администрации президента. Он с голыми руками шел на амбразуры бюрократических дотов. Создалось впечатление, что должность ему дороже репутации. С. Сидорский вовремя не смог отказаться от места у кормушки, чем безотвратно похоронил себя в качестве политика и государственного топ-менеджера.

            Третья ошибка С. Сидорского заключается в том, что он так и не научился говорить «нет» традиционно мощным лоббистам белорусской плановой экономики. Аграрии и крупные промышленники до сих пор не изменили корпоративное поведение, потому что правительство не создало для этого необходимую систему стимулов. Инвестиционные ошибки продолжали накапливаться, но с большей скоростью. Кредиты помогли закрыть «дырки» в финансах банков и предприятий. Согласие «Газпрома» получать лишь 50% стоимости поставляемого газа также расслабило Совмин. В результате Беларусь получила не адаптацию к внешнему шоку, а инерционное скольжение вниз. Страна вошла в поворот. Надо было бы притормозить, чтобы не вылететь в кювет, но С. Сидорский со своими министрами продолжают давить на газ.

            Четвертая ошибка Сергея Сидорского заключается в том, что он не смог или не осмелился предложить Беларуси альтернативу плановой экономике. Он и многие министры как бы мимоходом говорили о приватизации, либерализации, снижении зависимости от бюджетных трансфертов и интеграции в мировую экономику. На пустой болтовне дело и закончилось. Постановления и распоряжения Совмина и вертикали были из совкового прошлого. Правительство затыкало периодически, но все чаще возникающие дырки в экономике и финансах, не поняв, что спасение – в комплексном, системном подходе. С. Сидорский должен был бы собрать лучшие мозги страны и предложить именно системное решение. Его основными частями должны были стать новая структура управления и принятия решений, налогово-бюджетная система, четкое видение приватизации, банковской реформы, социальных институтов. Ничего подобного сделано не было. Профессионалы в Минэкономики, Минфине и Нацбанке либо давно живут по принципу «инициатива наказуема», либо тупо следуют инструкциям и приказам, чтобы обезопасить себя от принятия решений. Тактика «переждать и сохранить себя для будущей монетизации должности» доминирует. С. Сидорский должен был стать тем человеком, который по должности обязан бы принести А. Лукашенко дурные вести. Их суть заключается в следующем. По-старому управлять нельзя. Срочно нужен белорусский НЭП. Подкрепить фактами такое предложение к А. Лукашенко можно было бы, не говоря о стратегической ошибке выбора ложной парадигмы развития.

 

Что мог бы сказать С. Сидорский А. Лукашенко, но не сказал

 

Гонца, приносящего дурные вести, часто не жалуют, но вероятность выжить все-таки есть. Тем более что не С. Сидорский стоял у истоков неоплановой белорусской экономики. Аргументация в пользу изменения экономического курса могла выглядеть примерно так. На лицо существенное замедление темпов роста основным макроэкономических показателей. За первое полугодие 2007г. по сравнению с аналогичным периодом 2006г. падение по приросту ВВП составило 14,9%, по выпуску промышленной продукции 38,9%, сельского хозяйства – 24,6%, инвестиций в основной капитал – 45,8%. Если за пять месяцев 2006г. экспорт вырос на 22,4%, то за январь – май 2007г. – на 16%. Темпы роста импорта остались выше экспорта.

            Состояние счета текущих операций является одним из индикаторов надвигающихся проблем. Если на первый квартал 2006г. сальдо по нему составляло $114,5млн., то за январь – март 2007г. резко трансформировалось в минус $641млн. Иностранные кредиты в размере $1,12млрд. за I кв. помогли сбалансировать ситуацию, но не надолго.

            Внутренний потребительский рынок продолжал оставаться чрезвычайно разогретым. Темпы роста розничного товарооборота за I полугодие 2007г. составили 17,9%. Это заметно выше, чем за аналогичный период 2006г. Совмин побоялся формировать у предприятий и населения ожидания грядущего затягивания поясов. Отсюда такое беспечное отношение к заработанному. Так ведут себя в том случае, когда есть уверенность в постоянстве дохода и устойчивости кэш флоуз, т. е. денежных потоков.

            Если судить только по наполнению бюджета, то такая иллюзия может создаться. За пять месяцев доля доходов консолидированного бюджета взметнулась до максимальной с начала XXI века величины 52,7% ВВП. Профицит бюджета также достиг полугодового максимума, составив 5,4% ВВП. Правительство не осмелилось принять план адаптации темпов роста зарплаты к производительности труда. Отсюда рост номинальной зарплаты (июнь 2007г. к июню 2006) на 18,4%. Получив удар под дых в виде новых тарифов на энергоресурсы, предприятия не получили налоговых послаблений, не добились снижения административно-бюрократической нагрузки и не сумели настоять на замораживании темпов роста зарплаты. В результате упала рентабельность. В этом году темпы ее падения заметно ускорились. Это касается, в первую очередь, промышленности.

Резко выросли складские запасы – на 30,4%. Причем темпы ее прироста увеличились в 2,3 раза. Убытки по промышленности выросли на 17,7%. Кредиторская задолженность стала больше на 21,3%, а дебиторская вообще взметнулась на рекордную величину 33,5%. Остатки задолженности по выданным кредитам увеличились на 58,3% (для сравнения на первое полугодие гораздо более благополучного 2006 года было 44%). Правительство пока использовало ресурс привлечения внешних кредитов, но Минфин уже начал испытывать сложности с размещением новых ГКО. Денег в бюджете для погашения старых эмиссий тоже было очень немного. И это несмотря на то, что конъюнктура по минеральным удобрениям, металлам, продукции нефтехимии и машиностроения была весьма благоприятной.

Темпы роста складских запасов многих товаров являются еще одним показателем ухудшения здоровья белорусской экономики. В январе - мае 2007г. выручка от реализации по Беларуси в целом выросла на 23,8%, а себестоимость – на 22,7%. По промышленности же эти показатели имеют обратное значение: при росте выручки на 24,9% себестоимость увеличилась на 26,2%. Особенно большим стал разрыв в топливной промышленности (17,7% против 33,8%). В этой ситуации либо надо существенно повышать цены, либо сокращать издержки или потребление многих дотируемых товаров и услуг.

С. Сидорский не захотел стать могильщиков корпоративных дотаций. Он остался верен принципам красного директорского корпуса. Он будет оставаться в должности ровно столько, сколько эти качества будут нужны для А. Лукашенко. Однако итоги работы экономики страны в первом полугодии показывают, что красные директора для А. Лукашенко переходят из разряда активов в пассивы. От такой обузы, которая при этом труслива и разобщена, А. Лукашенко очень скоро избавиться. Правда, перемещение лиц в рамках существующей вертикали и экономической модели едва ли остановит набирающие обороты негативные тенденции на товарных и финансовом рынке.

 

Количественные показатели белорусской экономики.

Январь – июнь 2003 - 2007 гг.

Показатель

2003

I полугодие

2004

I полугодие

2005

I полугодие

2006

I полугодие

2007

I полугодие

2007 к 2006, динамика, %

ВВП в %

5,1

10,3

8,9

10,1

8,6

-14,9

Продукция промышленности %

6,1

14,4

10,5

12,6

7,7

-38,9

Продукция сельского хозяйства %

-1,5

5,7

10,1

6,9

5,2

-24,6

Инвестиции в основной капитал %

14

21,7

19,1

36,9

20

-45,8

Экспорт % (5 месяцев)

23,5

31,6

19,3

22,4

16

-28,6

Импорт (5 месяцев)

29,9

28,6

3,2

42,4

21,8

-48,6

Розничный товарооборот,

8,6

13

18,7

16,7

17,9

7,2

Доходы консолид. бюджета, % ВВП (5 месяцев)

46,3

49

52,3

51,2

52,7

2,9

Баланс консолид. бюджета, % ВВП (5 месяцев)

0,3

1,8

4,9

3,1

5,4

74,2

Зарплата январь – май (в среднем в месяц) в тыс. Br

226

308

423

549

650

18,4

Пенсия в тыс. Br (июнь)

97,2

134,4

188

247,1

278,7

12,8

Остатки вкладов населения в трлн. Br на 01.06.

1,8

2,9

4,5

6,4

8,7

35,9

Источник: Минстат РБ

 

Качественнее показатели белорусской экономики

январь – июнь 2003 - 2007 гг.

Показатель

2003

I полугодие

2004

I полугодие

2005

I полугодие

2006

I полугодие

2007

I полугодие

2006 г. к 2005 г. %

2007 г. к 2006 г. %

Инфляция % ИПЦ

14,5

8,1

4

3,1

3,6

-22,5

16,1

Рентабельность в %

7,8

13,6

14,4

13,6

12,1

-4,9

-11

Рентабельность в промышленности %

10,9

16,2

16,7

15,6

12,8

-6,6

-17,9

Запасы готовой продукции млрд. рублей (в % к среднемесячному объему производства) на 01.07

1387

(72,3%)

1699

(58,2%)

2312

(61,9%)

2616

57.3%

3412

60,7%

+13,1

+30,4

Объем прибыли Br трлн. январь - май

1,3

2,3

3,9

4,7

5,3

+20,5

+12,8

Сумма убытков по промышленности млрд.

111,5

201

208,7

164,2

193,2

-21,3

+17,7

Долги по платежам в бюджет млрд. рублей (на 01.07.)

183,3

285,4

295,2

227,8

221,5

-22,8

-2,8

Объем отсроченных платежей в бюджет млрд. руб.  на 1.07

226

241,2

258,1

246,5

276,1

-4,5

+12

Число убыточных предприятий (% от общего числа)

5067 (44,5%)

4179

(35,9%)

2574

(24,2%)

2018

18,5%

1686

15,7%

-21,6

-16,4

Долги за энергоресурсы трлн. рублей

3,3

1,9

1,4

0,94

0,56

-32,9

-40,4

Кредиторская задолженность трлн.

12,3

16,5

18,6

23

27,9

+23,7

+21,3

Просроченная кредиторская задолженность трлн.

5

5

4,8

4,3

4,1

-10,4

-4,7

Дебиторская задолженность трлн.

9

12

13,7

16,7

22,3

+21,9

+33,5

Просроченная дебиторская задолженность

3,9

4,3

4

4

3,8

-

-5

Просроченная задолженность по налогам и сборам, млрд.

 

722,8

711,8

600

518

-15,7

-13,7

Денежная масса (М2) на 1.06. трлн.

2,4

4,1

6,2

9,6

12,3

+54,8

+28,1

Остатки задолженности по выданным кредитам трлн.

4,3

6,6

10

14,4

22,8

+44

+58,3

Источник: Минстат РБ

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!