Проект «Беларусь» – взгляд в будущее

Автор  25 июля 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Многие политические и экономические проблемы страны оказались результатом неточных представлений «о настоящем» белорусского общества. Аналогично выстраивались и проекты будущего. Они включали в себя многое. Даже слишком многое и недоступное. Часто непостижимое для здравого смысла. Эмоции и верования, заклинания и романтические иллюзии сплошь и рядом в проектной мифологии белорусского политикообразующего класса.

Со временем реалии стали расставлять на свои места парадигмы развития страны. Их оказалось не так много. Для малой открытой экономики и изменяющегося общества главным становится вхождение в региональное политическое и экономическое пространство. Не просто союз или интеграция с соседними странами, а сбалансированное развитие. На собственной исторической и социальной основе.

Каковы же контуры такого развитии? Реалии и социальные утопии?

Л. Заико, Руководитель АЦ «Стратегия»

Цели и приоритеты действий

 

Анализ условий ситуации в экономике и обществе дает основания считать, что «демократический ответ» на изменяющуюся ситуацию должен быть конструктивным. Этот конструктивизм важен по своей природе, так как он дает горизонты изменений и ориентируется на реальные вызовы стране и ее обществу. По этой причине следует в первую очередь не концентрироваться на негативе. Это несколько непривычно для борцов за дело демократического будущего. Однако, жизнь в стране изменилась. Должна меняться и тактика политического процесса, особенно механизмов и методов воздействия на электорат. Целевые социальные группы, которые противоречивы внутри собственной транзитивной идентичности.

Конструктивный подход включает позитивность целей и действий. Не разрушая достигнутого белорусским обществом, что имеет место. Что не надо выбрасывать из системы жизни страны? Многое! Это – активность бизнеса в создании новых производств, рабочих мест, инвестиционная динамика, превышавшая 30% годового прироста. И многое другое. Это – специальная тема конкретных действий в будущем.

Задача состоит в том, чтобы выделить самое важное, экономически и социльно необходимое. Сделать то, что власть не смогла сделать в силу ее идеологического выбора, подозрительности в отношении новых форм и методов экономической и социальной политики, слабой информационной и профессиональной подготовленности в отношении новых экономических технологий.

Вот уж проблема для страны! Каждый год все заметнее то, что мы задержались в кадровой политике страны. Единственно заметное – прогресс детей президента в карьерном росте. Впрочем, это ведь не надолго. С сожалением приходится констатировать, что белорусское правительство не является передовой командой полисимейкеров страны. Такого рода отставание особенно заметно при сопоставлении персональных профессиональных качеств наших министров и их российских коллег. Результаты такого «квалификационного разрыва» в итоге и сказались на нынешней ситуации. Мы не только стратегически, но и тактические проиграли россиянам «энергетический матч». Еще до его начала, что характерно.

По этой причине создание эффективного и недорогого правительства (временного аналогичного органа) становится исходной позицией в формировании новой экономической политики. Это и вызов стране и обществу, и исходный «конструктив» в решении неотложных проблем страны.

            Нынешняя ситуация сложилась таким образом, что вызовов много. Слишком много и это «утяжеляет» нынешние проблемы. Вопрос в том, чтобы выделить те вызовы, которые действительно выступают в качестве главных, системных. С другой стороны, конструктивная альтернатива будет включать в себя реальное видение национальных социальных и экономических проблем и путей их решения. С учетом возможностей обществ и ресурсов – материальных, финансовых, интеллектуальных.

            В спектре новых вызовов Беларуси есть исходная основа. Это – вызов соответствия заявленной роли белорусской элиты, находящейся у власти, реальным способностям и потенциалу достижения национально важных целей. Целей, которые раскрывают идентичность страны и ее общества. Целей, которые позволяют изменить экономику и общество Беларуси.

            В предлагаемой авторской версии программатики определяется 7 основных вызовов Беларуси.

 

Вызовы Беларуси  

 

Внешняя и внутренняя открытость страны – достижение реальной открытости и вхождения в региональные демократические сообщества. Открытость страны реализуется в постоянном снятии барьеров, как экономических, так и политических. С учетом национальных интересов, и реализуя эти интересы.

Ценностная дилемма: экономическая эффективность – социальная справедливость. Этот вызов преодолевается, разрешается на уровне общества, отдельный людей. Ответ на такой вызов уже дали соседние страны, Беларусь же пока осталась в рамках патернализма, ограниченной свободы и ответственности.

Энергетический и экономический суверенитет, который пока выступает в качестве самого актуального вызова. Излишняя самоуверенность в использовании российских ресурсов и непозволительные вольности в отношении самой России привели к краху этого типа политической психологии.

Геоэкономическая и геополитическая стратегическая ориентация. Данный вызов может иметь несколько «ответов», он развивающийся в своей реальной повседневности. Пока же явствует парадоксальность дисбаланса восточного и западного вектора развития страны.

Конкурентность на внешних рынках и на внутреннем рынке. Этот вызов не только бизнес-элите страны. Пока он ориентирован на все корпоративные группы, лидеров политики и экономики. Но впереди - «ответы» на самом непосредственном уровне – конкурентность инженеров и менеджеров, рабочих и служащих.

Качество жизни и развитие активной частной экономики. Вызов важен в своей противоречивости, так как рост уровня жизни не может происходить одномоментно и во всех секторах занятости, для всех акторов экономики.

Способность создать новую экономику – «экономику знаний». Этот вызов актуален своей ориентацией в будущее. Другого пути у Беларуси нет. Быть просто «отверточной» страной – означает провал всей национальной идеи, стратегии жизни многих будущих поколений белорусских людей.

Если провести рейтинговая краткосрочных вызовов, то можно поставить на первый план два самых неотложных. Это – энергетика и конкуренция. Что они собой представляют и какие включают в себя черты и особенности.

Энергетический вызов

  • энергетический и экономический суверенитет.

Да, в нынешней ситуации правительство и власть пытаются дать свой ответ. Частично это происходило в начале год. Есть и новые установки последних дней и недель. Что произойдет при таких действиях, когда речь идет о временных мерах, «пожарных» средствах. Последствия оперативного вмешательства проявляются в следующем:

Усиление «мобилизационной экономики»

 Переход к «голодному пайку» НПЗ и переход к мобилизационным мерам

Импорт нефти из Ирана, Венесуэлы и Азербайджана/

или

Заключение соглашений с российскими олигархами о продаже НПЗ и другого «фамильного серебра»

Полное принятие всех «российских условий»

Сдача позиций по широкому круга политических вопросов

Таким образом, данный вызов означает проверку на прочность всей страны. При всей его опасности и негативизме данный вызов может быть объединяющей основой страны. Это и становится одним из основных элементов конструктивной альтернативы.

Нынешняя власть достаточно быстро осознала важность данного вызова. Лихорадочные поиски друзей в Азербайджане, Иране и Венесуэле дали первые результаты. Мы получили возможность разрабатывать нефтяные месторождения в этих странах. Чего не удавалось нам достичь в отношениях с Россией. Создали нелепое союзное государство с классическим номенклатурным имитатором «ППБ». Но – это не Кремль ремонтировать на народные деньги. Что и дало мухо-котлетный феномен белорусско-российского интеграционного проекта. Не давали славянские (формально) олигархи и номенклатура доступа к российским месторождениям. Стояли они на «своем» прочно. Даже слишком. А итог?

Получили доступ к латиноамериканским и азиатским. Полное торжество славянской идеи в мировом масштабе. Россия в этом контексте безмолствует. Хотя происшедшее важнее переноса памятников в соседних странах. Странность России – в ее непонятности. Самой для себя, прежде всего.

            Вторая стратегическая особенность – будущее белорусской экономики в ее новых и естественных разломах собственности и экономической власти. При одновременном нарастании конкуренции на внешнем и внутреннем рынках. По этой причине сразу будем испытывать несколько силовых полей давления на наше производство, нашу экономику.

Наряду с энергетическим, объективно возрастает значимость конкурентного вызова. Это – задача общенациональной важности и она является системной и долгосрочной. Снижение национальной конкурентоспособности имело место все последние годы. Поразительная неудача руководства страны заключалась в том, что мы не смогли сполна использовать последствия российского дефолта в 1998 году.

Более того, в начале этого десятилетия Беларусь стала терять ряд традиционных внешних рынков. Именно в силу снижающейся конкурентности белорусского производства. Содержание этого вызова заключается в следующем.

 

Конкурентный вызов

 

Вступление России в ВТО и ухудшение позиций белорусского экспорта.

Ценовая конкурентность белорусских товаров – сахар, молоко, мясопродукты.

Новые цены на энергоресурсы и рост издержек – развитие инфляционных процессов.

Падение экспорта и снижение валютных поступлений.

Потеря внутренней конкурентоспособности.

 

Вызовы – начало новой политической и экономической ситуации. Это не предмет «выяснения отношений» элит страны. Это – борьба за сторонников качественно новых условий жизни. Борьба за демократию в экономике и обществе. Борьба за консолидацию наиболее успешных и ответственных людей страны. Тех, кто доказал свою состоятельность в своей профессиональной сфере.

 

Конкурентность власти – новые парадигмы и реалии

 

Для Беларуси конкурентность экономической власти – это новый феномен. Он не является неожиданным для специалистов. Конкурентность экономической власти заключается в том, что внутри нее самой должны идти процессы изменений, внутренней самонастройки. После этого идет и внешняя самонастройка, когда меняются экономические механизмы, модифицируются потоки товаров, доходов.

Конкурентность власти внутри ее не должно быть саморазрушением стабильности и консистентности власти и управления. Конкурентность существовала и существует, в частности, таком виде, как «аппаратные игры». Такие игры имеют место в любой стране, и правила таких игр примерно одинаковы. Будь то аппарат ЦК при Сталине, или администрация президента Буша. Результаты только могут значительно отличаться, причем далеко не лучшим образом. При этом результаты сказываются не только на самой бюрократии, но и на развитии самой страны. Во времена Л.И.Брежнева застой в стране был «произведением» советской номенклатуры. Она сама лучше всего существовала (прямо, скажем, благоденствовала) именно в условиях стабильной никчемности. В итоге страна оказалась неконкурентной и развалилась под тяжестью проблем и нерешенных экономических и социальных вопросов.

Когда внутренняя конкурентность власти работает в итоге против самой страны, то такой вариант развития означает хождение по кругу. Социальное и экономическое время тратится попусту. Внешне общество и государство выглядят как прочные и уверенные образования. Внутренне идет процесс саморазрушения. Теряются ценности и идеалы. Формальное преобладает над смысловым, сущностным. Это может быть и в благоприятных внешних условиях. Высокие цены на нефть давали геронтократии кремлевского образца возможность покупать «под ключ» заводы и комбинаты на Западе, импортировать продукты питания, престижные товары. Страна находилась в состоянии «глубокого удовлетворения» доходящего до идейного и политического самоудовлетворения.

Нечто похожее происходит в Беларуси в настоящее время. Особенно в первом десятилетии нового века. Страна в свое время не прошла испытание на застой. Коммунисты Беларуси были слишком романтичными и идейно воспитанными. В отличие от своих узбекских или азербайджанских товарищей. С Москвой и сравнивать было невозможно. Столица СССР являла собой картину внешнего благополучия и единства партии и народа.

Теперь мы наблюдаем аналогии происходящего в Беларуси. Единство народа и президента. Уверенность в завтрашнем дне, подкрепляемая высокими ценами на российскую нефть и низкими на газ. Красно-зеленые флаги и молодежные лидеры, умеющие подражать своим взрослым руководителям. Забота о ветеранах войны и труда. Все повторяется в неосоветском варианте. Когда руководители страны разъезжают на «Мерседесах», а их дети ловко оседлали американские и японские джипы. В десятки раз более дорогие, чем все партийные привилегии вместе взятые. Времен «развитого социализма».

Конкурентность власти необходимо по той простой причине, что это дает шанс на ее сменяемость. Приход более активной и более подготовленной элиты. Не только политической, но и экономической. Новые люди несут новые идеи. Старые чиновники – уносят все, что можно. В переносном и прямом смысле. Это их ролевая функция. Тогда, когда жизнь внутри бюрократического класса застывает. Окостеневает. Что является «звонком» для элит страны.

Вместе с тем, надо принимать во внимание и такой фактор исторического развития страны. Судьба белорусской номенклатуры сложилась не совсем удачно. Это – мягко говоря, хотя внешне она не была выброшена из политической и экономической жизни. Произошла смена элит-лидеров. Новый политический класс в более или менее внятной форме еще не сформировался, но то, что районные элиты вытеснили столичные из процесса принятия решений, сомнений не вызывает. Такая «метода» была естественной для белорусского президента постоянно интуитивно (и не только) ощущавшего угрозы со стороны представителей старой политической и хозяйственной власти. Эти угрозы таятся и сейчас в «недрах» белорусского общества. Часть номенклатуры перешла в оппозицию, что вызвало еще большую ярость нового политического класса страны.

Другая часть – постепенно стала создавать свои собственные ареалы застоя. Не случайно в Беларуси стал развиваться тезис о дебюрократизации. Это вариант давления на бюрократию со стороны главных контролеров власти. Добиться дебюрократизации руками самих бюрократов – это то же самое, что высечь розгами самого себя. Литературно описанный пример уже не нашей, а российской истории.

 

Самонастройка – метод изменений. Без революции и длительной эволюции. Система должна обладать собственными механизмами изменений. Своего рода фильтрами, туннелями переходов, инструментами саморегулирования. Экономический механизм в идеале должен иметь элементы самонастройки. Речь не идет о создании «АРУ» - автоматическом регулировании управления. Так просто и схематично процесс может быть только на бумаге. Как некий формальный, виртуальный механизм более похожий на учебный пример. Своего рода вариант «Case studies”, но не более того.

Самонастройка – общий метод реализации эффективной рыночной системы. Каждая страна вырабатывает свои инструменты самонастройки. Или саморегулирования. Ими становятся часто механизмы налогов, системы бюджетного субсидирования занятости. Применимы и методы расширения социальных трансфертов для увеличения совокупного потребительского спроса.

В Беларуси эти методы могут применяться. Вопрос в профессионализме и своевременности их применения. Конечно, в бюджетной политике применимы системы демпферирования, регулирование потоков государственных расходов активно должно применяться в реальной экономической политике.

Самонастройка экономики начинает осуществляться с самонастройки рынков. Потребительских, инвестиционных, внешних и внутреннего. Сигналы рынков воспринимаются правительством и экспертным сообществом, что затем преобразуется в изменения определенных механизмов. В необходимых случаях проводятся экспресс-экспертизы. Затем в сжатые сроки отрабатываются программы и их организационное и финансовое обеспечение. Речь идет о больших вопросах, таких как конкурентность национальной продукции, ценовые шоки (внешние, как правило) изменение склонности к сбережениям и склонности к потреблению. Когда и какие «сигнальные системы» включаются? Эти вопросы предлагаются экспертным сообществом и деловыми кругами и принимаются правительством.

Пойдем дальше. Можно ли сказать, что «чистый рынок» включает в себя эти элементы «генома»? Спорить не надо. Во-первых, «чистого рынка» не бывает. Как не бывает фиолетовых апельсин, или красных крокодилов. Хотя и первое, и второе можно представить теоретически. Во-вторых, человечество постоянно ставить перед собой одни и те же вопросы. В зависимости от социального времени и исторической ситуации меняются ответы. Вопросы не меняются, хотя и видоизменяются.

Так и в экономических системах. Германская экономика 30-40 годов была эффективной по-своему. В ней возникали такие прорывные направления, как ракеты, ядерная энергия, реактивные самолеты. Некоторые специалисты пытаются доказать, что в третьем рейхе строились даже «летающие тарелки». В СССР 60-70 годов эффективность системы доказывала первыми полетами в космос и новыми видами оружия. Теперь настала очередь США показывать и доказывать, что и как может реализовать американская экономическая система. У них это получается. Без шума и помпезности.

Особой проблемой развития в 21 столетии становится разработка, так называемых, критических технологий. Под ними понимаются такие новые технологии, которые выводят с производства существующие технологии. Делают ненужными прежние типы машин и приборов. Счетная машина ручного действия «Феликс», которая изучалась в экономических вузах в 60-х годах, при появлении калькуляторов оказалась ненужной. Ее производство потеряло смысл и к нему никто уже не вернется.

В итоге из 87 приоритетных направлений научно-технического прогресса в 85 США являются лидерами. И только в одном лидером является Япония и еще в одном – Германия. Это впечатляет. Налицо эффективность экономической политики, к чему стремятся страны и их интеграции. Новые «рубежные технологии» разрабатываются все с большей скоростью.

Таким малым странам, как Беларусь нет возможности участвовать в стратегических разработках «большой науки» мирового уровня. Мы находимся в другом классе стран – маленькая открытая экономика. Поэтому для нас скоростью адаптаций является главной характеристикой стратегии национального типа развития. Не некая чистая устойчивость, а неустойчивость, ориентированная на новейшие технологии. То, что разрабатывается сейчас в ведущих научных центрах, может сделать те или иные отрасли промышленности просто ненужными. По этой причине одно из приоритетных направлений развития белорусской экономики – высокая адаптивность к изменениям в мировой экономике. Способность рецептировать новые научно-технические решения и быстро встраиваться в создаваемые научно-производственные комплексы – это стратегический путь развития экономики Беларуси.

Как малая открытая экономика мы не можем брать на себя груз решения общечеловеческих проблем. Либо развивать ударные, критические направления технологической политики. В этом ролевая функция страны не может быть серьезной. Но в чем заключается важнейшая гипотеза развития?

Беларусь в новом столетии имеет несколько вариантов выбора своей собственной экономической идентичности. В контексте развития и решения глобальных проблем развития человечества. С тем, чтобы выбрать вариант развития, ориентированный в будущее стоит разобраться в настоящем. Понять, что происходит в национальной экономике и обществе? Так, что же мы имеем в стране начала нового столетия?

Что касается Беларуси, то ее геном саморазвития в слабом виде можно выделить в форме пролонгирования советской экономики. Когда социальность становится главным приоритетом. Ценности плюрализма собственности и конкурентности экономической власти не признаются и не реализуются. Браниться на самих себя смысла нет. Элиты и лидеры страны не могут, не в состоянии делать «другое». Они – пианисты, которые «играют, как умеют». Извлекаемые мелодии могут и зачаровать, способствовать «общенародной спячке».

Нахождение в собственном экономическом «коконе» бесконечно невозможно. Это закон жизни. Идет мировая конкуренция по всем векторам развития. В том числе и в такой деликатной сфере, как выбор пути и методов развития. Конкуренция разных типов экономической политики осуществляется постоянно. Далеко не Евросоюз или США являются лидерами в нахождении наиболее оригинальных методов экономической и социальной политики. Чем более развита страна, тем сильнее ее ригидность сильным ходам в преобразовании экономики и социальной сферы.

Часто национальным элитам не хватает собственного экономического пространства. Или оно удушает и тормозит, препятствует здоровому эгоизму и самоутверждению. Слишком высокие налоги душат инициативу новых начинаний, и тогда начинается поиск. По этой причине и возникли оффшоры, специальные экономические зоны и всякие иные точки вложений перспективного капитала. Иногда и не очень перспективного, а криминального.

В этом также отражается специфика международного экономического развития. Модели экономики «гасятся» международными анклавами специального типа. Уходит капитал, и меняются финансовые потоки. Трудно уследить, а еще труднее понять, что происходит с движением капитала 21 века? Он растет, развивается, делает мир более могущественным. Но далеко не всех и не справедливо.

Эти вызовы развития непосредственно затрагивают и экономическую систему Беларуси. Она складывается, меняется. Медленно, итерациями. С остановками, но не стоянками. Стоять в такой движущей мировой экономике невозможно. Лежать – да. Но – это не наш выбор. Мы еще набираем силу в развитии собственного национального «драйва».

 

Переформатирование страны: интеллектуальная парадигма +дело

 

По этой причине необходимы изменения. Необходимы инструменты изменений. Не ломки, а «перетяжке», переформатирования нашей «экономической базы». Материал есть, он может меняться, изменять и отношение к самой экономике. Не делать ее обузой для жизни. Когда многое воспринимается со страхом. Когда рынок ведет к головокружению бизнеса. Головокрушению чиновников и номенклатуры.

Но основной путь развития национальной экономики – единство на основе многообразия. Тезис известный и проверенный. Не только в США или западных демократиях. Впрочем, такого концептуального подхода придерживается и миллиардный Китай и маленькая Эстония. Нам не надо искать единомышленников на пути в экономику 21 века. Они давно уже есть.

Примерами развивающихся экономических систем могут быть страны ЕС и новые чемпионы развития – Новая Зеландия, страны Юго-Восточной Азии. Изучение опыта развития этих стран важно для нахождения собственной оптимальной системы организации экономического пространства и конкурирования в региональной и мировой экономике. С другой стороны, как малая открытая экономика мы можем и должны быть гибкими, успевать за новыми тенденциями и трендами глобального развития. Тем более, что, не успев войти в различные интеграционные сообщества, мы сохраняем за собой определенную свободу действий. Латвия или Литва, став членами Евросоюза, взяли на себя многочисленные и сложные обязательства, которые резко меняют их собственное экономическое пространство. Хотя, частично, и снимают ответственность за происходящие подвижки в ЕС. Да и сама динамика ЕС не очень высока, сказывается масштаб интеграции и «довесок» из новых членов.

Что же больше подходит нам? Часть политиков считает, что социальные ценности и императивы социальной защиты глубоко укоренились в белорусском обществе. Оно, действительно «зациклилось» на этом в начале и середине 90-х годов. Но затем рост ВВП и доходов сделал людей более самостоятельными и уверенными в собственной ответственности. По сравнению с началом прошлого десятилетия в этом средняя заработная плата в долларовом эквиваленте выросла почти что в 10 раз. С 25-30 долларов до 280-300 долларов в месяц. Были времена (именно 10 лет тому назад), когда такие цифры воспринимались с сарказмом. Каждое политическое движение называло такие цифры и обещало их достичь за 3-4 года. А то и раньше. Объективно же нам потребовалось 10 лет. Вместе с тем, динамика повышения могла быть и более высокой при качественном обновлении экономики.

Сейчас упор в развитии страны может быть перенесен с ее известной социальности на такой предмет, как экономическая эффективность. Этот приоритет становится генеральным при выявлении процессов конкуренции на постсоветском пространстве, в России, в соседних странах. Не в последнюю очередь и на внутреннем рынке страны. Именно по этой причине важно изучение опыта Китая и стран Азии, которые лидируют в развитии свое конкурентной способности.

Но – это метод решения наших стратегических задач посредством логических ходов и движения по пути азиатских стран. Мы можем взять у них несколько позиций: максимальная прагматизации в организации экономической жизни, быстрота решения «мелких проблем» развития частного и государственного бизнеса. Хороший эффект дает снижение уровня государственного вмешательства в экономику. Аналогично позитивно воздействует и снижение удельного веса бюджета в ВВП. Этот инструмент развития увеличивает шансы динамичного роста и возрастания потока внутренних инвестиций.

Мы, едва ли, должны ориентироваться на образовательные стандарты Азии. За исключением Сингапура, которые в конце 80-х годов принял решения быть самой передовой страной по количеству компьютеров на 1 душу населения. Что они и сделали. Кстати к началу 90- х. годов расходы на образование в Сингапуре составляли всего 3.1% от ВВП, а в Беларуси – 4.8%. Мы опережали тогда это азиатское государство. Опережали и Россию. Но затем растеряли свои преимущества, особенно в компьютеризации системы образования. Хотя общие расходы на образование в ВВП достигли 6%. В России аналогичный показатель составляет всего 3.8%. А в США – 5.7%.

Конечно, расходы есть, а результат потом скажется. На выходе – новая экономическая система – «экономика знаний». Ее проектируют и в Европе и в других странах и регионах мира. Кто же раньше создаст исходную «платформу» этой экономики знаний? Кстати, у малых стран возможностей больше, чем у крупных. Мы можем быть более динамичными и быстрее прорабатывать новые решения в сфере образования и развития национального интеллекта.

Что дает экономика знаний. По оценкам специалистов ЕС каждый дополнительный год образования в стране приносит на 6.2% увеличения агрегатов производительности[1]. Это имеет место в типично европейской стране, где образование органично «укладывается» в производственную матрицу. Оно успевает за новыми технологиями и новой техникой. За развитием информационного общества.

Конечно, что касается Беларуси, то торможение образования объективно вызвано малой востребованностью его на предприятиях старых технологических образцов. Предприятиях середины прошлого века. Наличие их сковывает и иные действия по модернизации страны. Но процессы развития происходят. При чем не на основе иностранных инвестиций, а за счет своих собственных, внутренних. Что отличает нас от романтических представлений прошлого десятилетия, когда в иностранных инвестициях виделось средство решения всех проблем страны, проходящей фазу кризисного развития.

Подчеркнем специально, что экономика знаний – каркас новой экономики Беларуси, который создается в благоприятной и эффективной рыночной среде. По этой причине развитие методов рыночного саморегулирования, мониторинга внешнего и внутреннего рынка становится стратегической задачей страны. Процессы движения к экономике знания и формирование эффективной рыночной среды идут параллельно, органически стимулируя друг друга.

Можно разделить задачи, которые стоят перед политической и экономической элитой страны. Государство и правительство стимулирует, ищет и создает наиболее перспективные формы развития экономики знаний, образования, развития науки и исследований. Частично, этим может заниматься и бизнес. У него есть свои возможности развития образования, ориентированного на частную конкурентную экономику.

Основная нагрузка бизнес-элиты может быть представлена в виде организованных усилий по созданию делового климата в стране. Это – в самом широком смысле. Более конкретно усилия направляются на саморазвитие белорусского производства, сбалансирования интересов собственников и не собственников. Новые законы и процедуры, касающиеся производства, обращения, распределения, в первую очередь вносятся и инициируются директоратом государственных предприятий, частными собственниками, предпринимателями. В первую очередь, также, они ответственны за правила игры, которые принимаются по их инициативе. Что следует ждать от них, а чего не получится?

Во-первых, мы можем оптимизировать законодательство с помощью деловых кругов. Они будут выполнять роль активной среды и не просто исполнителей законов, а «реактивной части» процесса исполнения. Во-вторых, принятие экономической конституции может быть главным шагом по систематизации законов об экономике и решение проблем двойственной трактовки. Когда такой конституцией фиксируется равенство экономических форм, то автоматически ликвидируются все акты и «подакты», нарушающие такое равенство. В-третьих, деловая элита сама формулирует самые рациональные формы и методы отношений с государственными органами. При соответствующем консенсусе «высоких сторон». В-четвертых, частная собственность и национальные экономические интересы интегрируются в систему поощрения развития национального производства. С временными лагами, с учетом мирового рынка и возможностей создания конкурентной продукции. Мы сами себя защищаем от непродуманных шоков со стороны мирового рынка.

Надо понимать, что многое и не получится. Бизнес может не успеть себя артикулировать в условиях ужесточения внешней конкуренции. В определенной степени мы запоздали с развитием крупного национального делового сообщества. Правительство возлагало и возлагает надежды на 117 предприятий, которые считает для себя опорными в получении бюджетных средств, в развитии национальной экономики. Это не гигантизм нового рыночного времени. Это – проявление слабости в развитии внутренней конкуренции и создания новых сфер производства товаров и услуг, новых экономических субъектов. Хотя внешне их рост происходил в транзитивный период.

Хорошо, что правительство декларировало увеличение предпринимательства с 25 до 30% за пять лет. Если, за год добавлять по 1% прироста, то через 50 лет мы выйдем на показатели соседних стран. По именно бизнес соседних стран, причем не только России, за это время пройдет фазу концентрации и централизации капитала и станет более сильным по сравнению с белорусским. Это надо понимать и видеть будущего в таком, возможно, неприятном ракурсу. Как и сколько наращивать частный сектор в экономике страны? Вопрос не нуждается в теоретической проработке. Формирование активной инвестиционной и деловой среды будет стимулировать рост сегментов частной собственности в различных рыночных полях. В том числе и в инновационном секторе страны.

 

Приоритеты: контекст новой ситуации

 

Осуществление политической и информационной активности происходит в новой ситуации. Ситуации, которая прорывается через фильтры медиа, находящиеся под контролем власти. Что необходимо принимать во внимание при реализации альтернативы? Основные черты новой ситуации представляют собой следующее.

 

Новая ситуация – условия формирования альтернативы

 

Крах «белорусского экономического чуда»

Политические и геополитические изменения

Нулификация прежней экономической политики

Изменение групп влияния в лоббистской номенклатуре

Переход к рациональным методам экономической политики

Прагматизация социальной действительности в широком контексте

 

В новой ситуации важны новые приоритеты и цели действий. Как их можно определить? Следует обозначить такие приоритеты и выявить несколько главных, важных. Методы такого дефинирования могут быть различными (Дельфи, фокус-группы, контент-анализ). Вместе с тем, вполне креативны и такие приоритеты, как:[2]

            Экономический и политический суверенитет

            Открытость общества и экономики

            Профессионализм экономической и социальной политики

            Новые технологии экономической и общественной жизни

            Национальные интересы и единство общества и страны

            Приоритет человека и его векторов свободы в экономике и обществе

            Будущее страны как национальная идея

            Гуманизм и права личности как безусловная ценность и политики и практики повседневности

 

В таких формулировках нет прямых выпадов «против». Бороться следует не «против», а «за». Что и составит «внешнюю часть» конструктивной альтернативы.

            Вместе с тем, при формулировке целей и приоритетов надо осознавать и то, что тема суверенитета не означает «игровой самодостаточности» страны. Суверенитет формулируется как способность нации самостоятельно делать выбор цивилизационного пути развития. Аналогично он включает в себя ответственную и профессионально конкурентную элиту. То, что крайне редко встречается в нынешней власти.

            Платформа действий политиков – достижение единства страны в реализации национальных политических и экономических интересов. Что понимается под единством? Согласие общества и его основной части на консолидацию действий, не разделяя людей на друзей и врагов. Единство действий – формируется посредством политической воли элиты и основных корпоративных групп.

            Тезис «за» активно был использован белорусской номенклатурой в компании марта 2006 года. Это было правильно технически, но по существу у правящего класса ничего не получилось. Разделение общества произошло по линии власть – народ. Чиновники и вертикаль перестали быть частью самого народа, переродились в обслуживающий персонал с высокими окладами.

 

Какие приоритеты в экономической и социальной политике следует выделить непосредственно. С учетом ситуации и нарастания кризисных процессов.

Их листинг может быть следующим:

 

  • Мобилизация ресурсов общества и интеллекта нации в достижении энергетической независимости,
  • Ограничение расходов государственного бюджета. Первоначально сокращение расходов бюджета на 15%, что практически и дает экономию для оплаты новых энергорасходов.
  • Замораживание зарплаты чиновников и государственных служащих. Сокращение аппарата министерств и концернов с последующей ликвидацией части таких структур,
  • Снятие административных барьеров в работе государственных и частных предприятий – регистрация, лицензирование, отчетность,
  • Осуществление активной антиинфляционной политики. Повышение конкурентности на внешнем рынке, что способствует объективному ценообразованию.
  • Новая политика налогов и доходов. Плоские налоги на доходы, как первый шаг в устранении бюрократической налоговой системы. Проведение быстрой налоговой реформы и полный переход к простым и ясным электронным формам учета и отчетности.
  • Политика создания эффективных рабочих мест, включая реструктуризацию занятости как неотложную меру модернизации страны.
  • Новая корпоративная промышленная и аграрная политика, которая в своей сути поддерживает национального производителя в рамках согласованных действий в сфере занятости, модернизации, ценовой политики и политики доходов.

 

Эти приоритеты и конкретные цели «конструктивной альтернативы» фокусируются в предлагаемом технологическом проекте «Первые 7 шагов».

 

Первые 7 шагов

 

Проект «Первые 7 шагов» нам нужен для внесения ясности в дела будущего. Эволюционизм, который нынешняя власть преподносит как панацею от проблем будущего, может успокоить только 930 тысяч человек. Именно тех, кому уже сейчас «за 70». Статистическое количество эволюционистов увеличивается, если к ним добавим сирых и убогих, богатых пенсионеров и очень богатых чиновников. Таков нынешний выбор Беларуси. Запуганный и бестолковый.

Будет ли меняться ситуация в стране? Вопрос интересный, особенно в контексте политики Кремля, который аккуратно и целенаправленно проводит «предпродажную подготовку» Беларуси. Сначала – нефть, чтобы убрать российское финансовое меценатство. Затем – сахар. Основной удар – мясо и молоко. Устранение этих товаров из экспорта в Россию – главный удар по «одноэтажной Беларуси», по 118 районам страны, которая по директивам из Минска наращивает производство продуктов питания. Общее количество которых нам в таких объемах не нужно. Просто не съедим. Физически. Да и дорого слишком, особенно по сравнению с Польшей, Литвой и Украиной. Мы стали очень дорогой страной в «пищевом» отношении.

Демократическая альтернатива начинается не с улиц и знамен. Ее следует начинать с разумной экономической политики. Новая экономическая политика реализуется при изменении ситуации в стране. План такой политики не надо детализировать «до безобразия». Он может и должен быть обозначен контурно, либо совсем не представляться на широкое обозрение. Вести бесконечные ссоры по поводу своих проектов нашим демократам не следует. Равно, как не следует выписывать розовые картины светлого будущего с высокой пенсией, просто раздутыми социальными благами и неприличными по своим размерам социальными дивидендами. Каждому белорусу. Как только, так сразу.

Сначала выбор – за политиками. Естественно, что выработка единого плана действий возможна на основе политической воли тех, кто включен в процесс формирования реальной альтернативы действующей системы. Но – это вопрос вопросов. Кажется, такой план есть. Его даже будут утверждать.

Надо ли утверждать план хирургической операции для больного. Вывешивать его на всеобщее обозрение? Скажете – страна не просто больной. Она – сложнее и не может быть сопоставима с проблемами одного человека. Все так. Но сколько времени теряется на артикуляции собственных понятий и деталях того, что любят обсуждать дилетанты от экономики.

Но единый план будет общим и цельным. Вопрос в том, насколько нужна детализация. Скажем, конкретизация энергетической политики. Как и где строить атомную станцию? Или вообще ее не строить? Сосредоточить 2-4 миллиарда долларов на энергосберегающие технологии? Такую альтернативу власть вообще не обсуждает. Оставляет его «умникам и умницам». Вопрос и в цене принимаемых решений.

Вполне понятно, что конкретика понадобится. В конкретных дискуссиях и диалоге с обществом, а не только с властью. Прикладные, конкретные технологии действий можно и нужно доверить профессиональной правительственной команде. При создании национального экспертного сообщества такой вариант будет наиболее эффективным для политиков и экономических практиков.

Что же делать сейчас непосредственно? Выложить «все карты на стол»? Едва ли это будет самым лучшим вариантом. Он просится, кажется внешне очень привлекательным, честным и ответственным. Но – это при честной политической конкуренции. Ее же быть не может, и не будет по причине обострения политической борьбы с использованием всех средств.

По этой причине такого рода «спецплан» предлагать рано, но начинать предварительные разработки уже имеет смысл. Речь идет о том, какие избирательные меры в отношении партнеров Беларуси следует принимать, какие ресурсы сотрудничества можно включать в механизмы новой экономической и социальной политики.

С другой стороны, наличие такого рода «специального плана» даст возможность действовать вне активного противостояния номенклатуры и правящего класса, которые не должны превентивно разрушать новые политические силы, которые выходят на широкое поле самостоятельной и ответственной политики.

Контурное обозначение первых шагов и конструктивных действий следует делать ясно и просто. Исходная позиция – конструктивная альтернатива. Причем не всему и вся, а альтернатива слабой и безответственной политики. За этой альтернативой стоят интересы населения страны. Краткосрочные и долгосрочные.

Пока назовем этот проект «Конструктивная альтернатива 7», что соответствует первым 7 шагам в экономике и управления страной в сложной ситуации, которая свидетельствует о начале опасного кризиса экономики и общества. Это – превентивные меры развивающимся кризисным процессам. Это – переход от авторитарного руководства страной, которое закончилось тяжелыми проблемами для всех белорусов, к ответственному, мобилизационному. К тому, чтобы само общество и население страны решало собственные проблемы в опоре на свои силы и свою энергию. Пока же надо вести речь не о демократии и правах человека, а о мобилизационном потенциале белоруской нации. Единстве действий народа в обеспечении собственных национальных интересов.

 

Опорными тезисами такой альтернативы становятся исходные принципы:

 

  • Политическая и экономическая демократия
  • Диалог социальных групп общества – основа национально-государственные интересы
  • Новый национальный проект – «конструктивная Беларусь»
  • Национальная «открытая экономика» – единство цели и средств
  • Эффективная реструктуризация производства – рост элементов новой экономики
  • «Собственность для всех» - государственная политика поощрения развития собственности у граждан страны
  • Административная реформа и реальная дебюрократизация

 

Собственно, их можно упоминать, но и не очень концентрироваться, так как излишняя идеологизация и пропаганда по всякому случаю, и без него, будут просто вредны. По этой причине – прагматизм и реализм – основа конструктивизма, который является средством стратегического ответа на растущие проблемы. Именно этого нет у правительства и других институтов власти.

При этом достаточно понимать, что за каждой позицией стоит долгая и серьезная борьба. Время и ресурсы также появятся в процессе изменений. Но на начальном этапе этого не будет. Начинать надо с реального осознания того, что есть в белорусском обществе. Первыми препятствиями будут созданные годами патернализм и субсидиарность, которые с разной степенью интенсивности проявляются и у рабочих, и у военных пенсионеров.

По этой причине носителями новой политики и ее авторами будут молодые и здоровые силы общества. Причем, как в переносном, так и в прямом смысле слова.

Первые 7 шагов могут включать в себя самые простые и необходимые меры по предотвращению эскалации негативных процессов в экономике и обществе. Они являются чисто и «нечисто» экономическими. Почему?

Ответ на данный вопрос заключается в том, чтобы включить все общественные силы и социальные группы в формирование стабильности в стране. Не делать «нечто» скрыто и непонятно, вести какие-то переговоры, достигать секретные соглашения, делить собственность или брать деньги у иностранных государств.

 

Какие по этой причине необходимы первые шаги?

 

Неотложные меры по преодолению негативных социально-экономических процессов в Беларуси:

  • создание «Национального Экономического Совета» как правительства, выполняющего функции кризисного управляющего.
  • Установления режима открытости информации о положении дел в стране и развитие диалога в обществе.
  • Запрещение «ускоренной распродажи» государственной собственности в любых формах (частично через пакеты акций, прямо под видом приватизации)
  • Сохранение уровня жизни населения посредством активной политики поощрения занятости, реструктуризации, новых доходов, особенно в сфере самостоятельной деловой активности.
  • Стабилизация белорусского рубля и введение ограничений по денежной эмиссии и увеличения денежной базы. Обеспечение сохранности накоплений предприятий и денежных вкладов за счет поддержания реальной положительной ставки процента. Ограничение инфляционных процессов, особенно в промышленном секторе, включая методы и инструменты инновационной и налоговой политики. Введение процедур санации предприятий и их реструктуризации.
  • Введение режима экономики и рационализации бюджетных расходов. Сокращение общих расходов государственного бюджета на 15%.  Замораживание заработной платы на период 18 месяцев для бюджетных организаций и государственных предприятий.
  • Отмена всех ограничений развития малого и среднего бизнеса. Реализация «Национальной платформы бизнеса Беларуси», поощрение формирование собственности у всех категорий граждан Беларуси. Продажа или передача в лизинг убыточных предприятий национальному бизнесу, гражданам и деловым структурам страны.
  • подготовка и введение в действие «Экономической Конституции» Беларуси как закрепления адаптационной фазы и начало систематического формирования «новой экономики»

Данные действия являются необходимыми, но не достаточными для изменения ситуации в 2007 году. Смысл их состоит в том, чтобы остановить нарастание кризисных процессов. Более того – успех определяется тем, насколько ясно и четко будет действовать новая политическая сила. Без лишних эмоций и смакования трудностей, типа «какое наследство нам досталось».

Направление главного удара – остановить стохастические действия нынешнего правительства. Цель – создание основ ясной национальной экономической и социальной политики. При этом начинать надо с экономии, а не с долгов. Не с продажи национальной собственности, что представляет собой панические попытки оплатить собственностью народа ошибки, совершенные правящими политическими кругами.

            С другой стороны, если обозначить 10-15 и более целей и приоритетов действий, то происходит процесс размывания четкости программы, ее определенности и возможности выполнения. Минимум – простой и ясный. Семь направлений, каждое из которых технологично и достигается усилиями лидеров страны.

То, что касается трактовки и обоснования действий, но – это выполняется в рамках совмещения политической, идеологической и медийной активности. Такая активность уже может идти. Особенно в реальном измерении и изменениях экономической ситуации. Россия, как никто и никогда, подталкивает белорусское общество к ясности в осознании собственной экономической и социальной перспективы.

В целом, основа программных действий определяется таким образом. Сначала – адаптационная фаза неотложных мер. Затем – разворачивание принципов экономической политики по обозначенным 7 направлениям. Затем – принятие «Экономической Конституции» и формирование процесса движения к «новой экономике». Это движение по развитию новых конструкций экономики будущего можно начинать к концу 2008 года.

Станет ли новая экономическая политика прорывом в будущее? Конечно, если хватит политической воли на осуществление прагматических действий. Суть «белорусской ситуации» состоит в том, что нынешняя правящая элита не может реализовать потенциал белорусского общества. За высокими цифрами валовых показателей стоят растущие проблемы ресурсов и сбыта.

Маркетинговая ситуация в стране ухудшается. Поиск нефти в Иране и Азербайджане невротическая реакция на происходящее. Россия загнала в угол. Президент – за границу. За нефтью и новыми союзниками. Они нужны, но какова цена вопроса? Это не должно умалчиваться по «определению». Последствия растущей активности нынешней власти будут в приходе «другого» иностранного капитала. Преимущественно арабского.

Надо ли это белорусскому экономическому классу? Ни в коем случае. Политическому классу может и надо, но есть пределы. Население же пока не понимает, что происходит. Въехало в четвертую потребительскую волну, и смакует собственные потребительские ощущения.

Как говорил Остап Бендер, «под сладкий лепет мандолины». Иранские, ливанские деньги будут не инвестициями в будущее Беларуси. Нет за ними ни технологий, ни новых рынков и продвинутой инновационной политики. Зачем нам это? Производить устаревшие модели автомобилей и продавать косметику средневековых рецептов?

Вразумительных ответов на эти вопросы от чиновников-героев нашего времени мы не дождемся. Стыдно смотреть на экране телевизора неглупого замминистра, который, по часто используемому в российских президентских кругах выражению, жует сопли об иностранных инвестициях. Какие иностранные? Какие инвестиции? Приход нефтедолларов и иных, часто сомнительных, денег считать вкладом в наше будущее нас заставляют также люди с сомнительной репутацией.

Это должно стать историей монократического этапа жизни страны. Новая экономическая политика есть и будет политика развития собственного «экономического класса», своих «самостоятельных» людей. С этого и надо начинать, а не ждать данайцев и их даров. Чем, собственно, пока и занимаются, зашедшие в тупик, полисимейкеры.

Но – это тупик. Просто тупик. Цивилизационный и транзитивный. А как выходить из тупика? Как обычно поступают люди в таких случаях? Поворачивают назад и идут быстрее. Так и сделаем.

 



[1] COMMUNICATION FROM THE COMMISSION TO THE COUNCIL AND THE EUROPEAN PARLIAMENT. Building our common Future. Policy challenges and Budgetary means of the Enlarged Union 2007-2013. Brussels, 26.2.2004. COM(2004) 101 final/2. P. 12.

 

[2] В нашем варианте приводятся вполне релевантные приоритеты. С учетом политической ситуации и конкретных технологий политической практики данные приоритеты могут быть изменены, дополнены и уточнены. Это естественный момент в формировании общенациональной альтернативы на широкой социальной основе.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!