Невыполнимый договор

Автор  01 апреля 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Выиграли время, но не знают, зачем

23 марта 2007г. Беларусь и Россия подписали межправительственное соглашение о мерах по развитию торгово-экономического сотрудничества. Как раз накануне очередной годовщины так называемого союзного государства. Правительства двух стран в очередной раз решили разобрать правовые завалы, которые блокируют торговые потоки между наши странами. Технические исполнители, премьеры, обеих стран выполнили доведенные им ритуальные действия. Дежурные фразы не смогли скрыть смысловой пустоты документов не менее пустопорожнего союзного государства. Конфликт между Кремлем и А. Лукашенко продолжается. Два во многом похожих друг на друга субъекта сошлись, как коса и камень. Твердолобо, жестко, хитро и надолго. До тех пор, пока одна из сторон окончательно не ослабнет.

Ярослав Романчук

Девальвация слова и подписи

 

Говорят, что сделки, совершенные под давлением, не считаются законными. На С. Сидорского давит столько обстоятельств, что он не успевает ориентироваться, как политически корректно оценивать то, что он делает. Подписали договор по поставкам газа и продаже россиянам «Белтрансгаза» - и спешно назвали его невыгодным для Беларуси. Зачем, спрашивается, подписывали? Достигли договоренности по нефти – и вмиг обрушились с критикой на партнера за то, что Беларусь от сделки сильно проиграла. Кто же тянул за руку? Не успел российский премьер М. Фрадков покинуть Минск, как вслед понеслись тирады недовольства о торговой политике России.

После продолжительного времени работы с документами А. Лукашенко вернулся во внешнюю политику очередной порцией уколов восточному соседу. В одном пассаже предложение начать делать все по-новому, но только с учетом накопленного опыта и ожиданий народа. Чтобы быстренько за полгода сварганить очередной единый и нерушимый. В другом глава Беларуси заявил: «Беларусь сняла все препоны, думаю, что и россияне их снимут после подписанного с Россией соглашения по торговле. Но большого желания и стремления, прежде всего, в экономике что-то делать, у россиян нет».

Россия недоумевает. В соглашении ведь сказано о том, что Беларусь во многом заблокировала торговлю между странами. А тут, оказывается, уже все расчищено. Вроде бы три важнейших договора подписали. Согласились на постепенный переход на мировые цены по газу. Скрипя зубами, но согласились с отменой  платы в $18 в пользу «Белтрансгаза» от «Белтопгаза». Сделали большую скидку по нефтяным пошлинам. Позволили платить полную сумму за газ только со второй половины года. Пообещали рассмотреть вопрос о выдаче кредита. Не ввели ответные торговые меры, в том числе по санитарным нормам. Не пригрозили выйти из соглашений о союзном государстве и таможенном союзе. Продолжают политическую поддержку официального Минска. Не будем забывать, что с 1994 года Россия последовательно поддерживала белорусский режим во всем разнообразии форм и средств. А в ответ от А. Лукашенко в конце марта 2007г. звучит: «Если в России возобладает здравый смысл и россияне действительно хотят с нами налаживать на порядочной основе отношения - мы к этому готовы».

            Получается, что все то, что было до этого, особенно в период январь – март 2007г., это глупость, потому что противоречит здравому смыслу, и подлость, потому что такой антоним можно подобрать к слову «порядочность». Вот те на. Получается, что до 2007 года, когда Кремль не понимал тщетность щедрой поддержки белорусской авторитарной политики и социалистической экономики, Беларусь и Россия были образцом интеграции, славянской дружбы и правильного восприятия внешнего мира. Стоило только заикнуться о деньгах и активах, как здравый смысл улетучился.

Обе стороны выиграли время

Если вы по-настоящему хотите дружить или, по крайней мере, мирно торговать с соседом, который, к тому же, является вашим крупнейшим торговым партнером, разве вы позволяете себе такие высказывания? Разве вы сваливаете всю вину за «завалы» в отношениях только на соседа, если одновременно просите у него кредит в $1млрд., и беспрепятственный доступ на рынок сахара и всех других товаров? Поэтому у нас есть все основания утверждать, что конфликт между Кремлем и А. Лукашенко набирает обороты. Период 1995 – 2006 доказал, что для сторон подписанные соглашения не являются жесткой законодательной нормой, руководством к действию. Правовой нигилизм подтверждается самим фактом образования «завалов», о которых, впрочем, говорят обе стороны.

Нет оснований считать, что с 2007г. к руководству Беларуси и России вдруг вернется правовая культура, и власти начнут строго выполнять положений трех подписанных договоров. Не для того А. Лукашенко выстраивал свою политическую и экономическую систему, чтобы вот таким непримечательным торговым соглашением разрушить ее. Не сразу, но нанести ей мощный удар.

            Очевидно, что стороны не верят друг другу и готовы включить все свои контрольные механизмы, чтобы к осени сообщить публике об очередных «завалах». Подписанная торговая сделка – это не катализатор к началу либерализации белорусской экономике. Ее заключение на данном этапе стало возможным, потому что обеим сторонам нужен важный ресурс – время.

Российскому руководству вообще не до Беларуси. У В. Путина на носу передача президентской власти в два этапа, сначала парламентские, а потом президентские выборы. Кремль более 10 лет складывал яйца в одну корзину и до конца надеялся, что с Лукашенко начнется постсоветская политическая реинтеграция. У России в Беларуси нет ни одной сколь-нибудь серьезной организационной инфраструктуры, через которую можно было бы монетизировать свое экономическое и политическое давление на режим Лукашенко. У нее нет белорусских лидеров общественного мнения, которые могли бы переключить, подобно Януковичу, все внимание и ресурсы Кремля. «Куда спешить? Все равно время работает на нас», - подумали в Кремле. Экономика всех расставит по местам. Даже военную инфраструктуру, элементы которой были в Беларуси, россияне активно создают у себя. Нельзя построить газо- и нефтепроводы вокруг Беларуси за год или два. Поэтому нужно ждать в режиме мягкого перехода к рынку, чтобы не было формальных оснований обвинить Россию в политическом давлении. Если Беларусь и не будет выполнять подписанных торговых соглашений, ожидать некого жесткого демарша со стороны Кремля осенью 2007г. или весной 2008г. не приходится. Так, по мелочам будут «кусаться», не более того. Поэтому Россия согласилась с такой формой консервации отложенного конфликта, как подписание торгового соглашения.

            Время позарез нужно и белорусскому руководству. Нет, не в том плане, что в текущем режиме белорусско-российские проблемы как-то сами рассосутся. В этом смысле каждый месяц противостояния без принятия мер по ликвидации структурных дисбалансов в экономике и ее приведения в рыночный вид увеличивает социальные и макроэкономические риски будущих, неизбежных реформ. Белорусскому руководству нужно время, чтобы понять, в каком состоянии находится страна и решить, что делать. Растерянность и нервозность первого квартала пока не пошла. А. Лукашенко со своих техническим премьером еще не отошли от нефтегазового удара, а тут еще торговый хук мог отправить в нокаут психически неустойчивых и интеллектуально не подготовленных министров.

Белорусское правительство поверило в реальность угрозы введения Россией ответных торговых мер, поэтому решило не дразнить Кремль и подписать торговое соглашение. Тем самым оно выиграло, как минимум, полгода, относительного спокойствия. Это время нужно для работы с белорусскими предприятиями и номенклатурой. Они насторожились и ждут перемен. До сентября официальный Минск надеется соблазнить несколько кредиторов, западных инвесторов, разместить евробонды, продать ГКО на российском рынке и немного перевести дух. Иными словами, Совмин попытается упорядочить финансы и подготовить их к работе в режиме жесткой экономии.

Запрограммированный кризис

Никому не секрет, что в среде белорусской номенклатуры есть много желающих заработать на реформах и на приходе иностранного капитала. Они как раз являются той чрезвычайно питательной средой для России в плане формирования агентов и групп влияния. Парадоксально, но их решения по либерализации белорусского рынка для российских товаров в рамках существующего делового климата, бьют, в первую очередь, по белорусскому бизнесу. Он задушен госрегулированием и лишен мотивации контрольными органами. Он платит существенно более высокие налоги, покупает более дорогие энергоресурсы и делает «добровольные» отчисления на разного рода с/х проекты и национальные стройки. Он лишен корпоративной свободы, не может проводить реструктуризацию, тем более продавать свои акции инвесторам. Можно подумать, что его специально консервируют в рамках программы предпродажной подготовки.

            Допустим, что Беларусь выполнит свои обязательства и не будет применять в запрещенные в понимании ВТО меры по субсидированию экспортеров, что приостановит программу импортозамещения, не будет требовать ввозить товары из РФ через склады временного хранения, что отменит квоты и эквивалентные ему меры на все товары, а также даст право российским производителям участвовать в белорусских тендерах по продаже с/х техники. Что тогда будет с десятками тысяч белорусских госпредприятий, которые до сих пор работали в льготном режиме слабой конкуренции? Цепочка событий выстраивается вполне логично. Рост складских запасов, дефицит оборотных средств, рост задолженности, проблемы с выплатой зарплаты, сокращение рабочей недели, недовольство рабочих, дефицит местного и республиканского бюджетов  - и все это вкупе с макроэкономической дестабилизацией.

            В таком раскладе появится много желающих продать России – она к этому времени может увеличить объемы кредитования – тысячи предприятий. Продать дешево, чтобы только взяли. Обменять на долги или отдать даже за одну базовую величину. Другой вариант – продать на таких же условиях своим.

Так было бы, если бы белорусское правительство собиралось строго выполнять положения торгового соглашения. Сомневаюсь, что все это делается под диктовку интересов белорусского сахарного или молочного лобби. Это отговорка, которую Совмин будет использовать в будущих разборках. Равно как и тему поставки нефти, кондитерских изделий, транспортных услуг, платы за трубопроводы и много другое, что уже сегодня похоже на большой «завал». А. Лукашенко и его правительство выиграли несколько месяцев времени, но так до конца и не решили, зачем. Есть большой риск, что оно пройдет в еще более жарких схватках номенклатурных кланов. А на выходе будут те же проблемы, но уже без внутренних резервов и с опасно растущими внешними долгами.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!