Почему белорусов нет среди hi-tech лидеров мира

Автор  21 февраля 2007
Оцените материал
(0 голосов)

10 отличий инвестиционной политики Беларуси и ТНК

После агрогородков у белорусской власти появилась новая инвестиционная фишка – развитие малых городов и поселков. Таковых в стране 187 объекта. По мнению правительства, из них 86 являются проблемными. В ситуации роста цен на энергоресурсы, бюджетного секвестра и в горячке кампании по агрогородкам такой подход кажется весьма легкомысленным. В столицу и областные города серьезных инвесторов привлечь не удалось. Обновить производственную базу основных промышленных предприятий не получилось. Взялись за стимулирование экспорта и импортозамещение – резко увеличился торговый дефицит. В контексте этих инвестиционных достижений вызывает сочувствие судьба населенных пунктов до 50 тысяч жителей.

Ярослав Романчук

Логика выбора цели

 

На первый взгляд, выбор новой инвестиционной цели кажется случайным. На самом деле, он отражает целый ряд давно развивающихся тенденций. Во-первых, малые города и поселки даже сегодня, в ситуации нефтяного бума, имеют самые плохие перспективы занятости, социального обеспечения. Деревня давно считается приоритетом. Несмотря на то, что до обыкновенных селян доходят крохи, все равно есть с/х предприятия, из которых можно бесплатно и без спросу заимствовать корма, урожай и другие ресурсы. Есть квоты на поступление в вузы для деревенских детей. Селяне привычно работают на огородах и полях, собирают ягоды и грибы. Каждая вторая деревенская семья получает помощь от городских детей и родственников. Плюс своя самогонка, закуска и радиоточка с БТ в качестве монопольных информационных источников.

            Малые города не имеют преимуществ деревень. Они существуют в подвешенном состоянии между чистыми проспектами столицы, освещенными центральными улицами областных городов с одной стороны и натуральным укладом деревень. Десятки малых городов функционируют вокруг одного – двух государственных предприятий, созданных еще в советские времена. Сегодня они, как правило, на ладан дышат. Заводы превратились в конторы по трудоустройству. Они полностью лишены возможности принимать самостоятельные решения. Уволить лишних рабочих не имеют права. Предложить акции внешним инвесторам - надо получать кучу разрешений и санкций. Продать белорусским инвесторам – свободный оборот акций запрещен. Даже обанкротиться по-человечески, т. е. по-рыночному, правительство для предприятий в малых городах не дает.

            Власти так боятся продешевить при продаже госактивов, даже в виде долгостроя, что даже такие вопросы, как определение цены на незавершенку решает президент. Вот указ № 77 от 13.02.07 разрешил снижать начальную цену на непродаваемые объекты сначала на 20%, а потом и на 50%. Аттракцион невиданной щедрости, который, на самом деле, отражает кризис доверия между центром и регионами. Районному или городскому начальству настолько не доверяют, что даже оценить недостроенный сарай, гараж или корпус завода без санкции сверху не разрешают. Такое состояние жителей малых городов привело к тому, что, как показывают соцопросы, именно они готовы к рынку больше других.

 

Вертикаль слабеет по мере отдаления от столицы

 

В 2007 году серьезные проблемы с местными и республиканским бюджетом еще только начинаются. А. Лукашенко не зря неустанно повторяет о необходимости жить по средствам. Денег на всех хватать не будет. Деревню он не бросит. Это его стабильный электорат, при помощи которого можно рассчитывать на стабильные 20 - 25% голосов.

На первый взгляд, малые города не имеют такой политической важности. Нет здесь больших заводов, остановка которых парализовала бы регион или страну. Тем не менее, именно предприятия в данных населенных пунктах требуют существенную долю бюджетных дотаций, льгот и субсидий. Без них в рыночных условиях они едва ли смогут выжить.

Люди живут в многоквартирных домах, потребляют ЖКУ. Если градообразующие предприятия остановятся или будут работать один – два дня в неделю, семьям не с чего будет оплачивать коммунальные услуги. Не будут поступать взносы в Фонд социальной защиты, вырастут долги по зарплате. Резко упадет спрос населения. Даже прокормить и одеть себя в условиях кризиса градообразующих предприятий и населенных пунктов, которые выросли вокруг них, будет проблематично.

            Руководству страны наверняка докладывают о той коррупции и административных безобразий, которые творятся в провинции. Не зря А. Лукашенко требует возбуждение уголовных дел за расточительство и разбазаривание народного добра. Однако навести здесь порядок из столицы невозможно. Сила вертикали слабеет по мере удаления от Минска и областных центров. Провинция живет своей жизнью. Она медленно, но неуклонно затухает. Самыми богатыми здесь являются как раз представители вертикали и номенклатуры, а также их немногочисленные друзья и родственники. Они входят в положенную квоту для развития частного бизнеса.

Что будет, когда данные города и находящиеся в них предприятия будут отключены от бюджетных дотаций? Они начнут тихо возмущаться и саботировать приказы сверху. Они начнут задавать неприятные вопросы типа: «Почему это нам денег нет, а на строительство гольф-клуба в Минском районе есть? Если у нас предприятия останавливаются, неужели есть ресурсы на строительство ледовой арены на 20 тысяч мест? Почему это Минский завод колесных тягачей (указ № 70 от 6.02.07) получает субсидии на сумму Br84,55млрд. до 2010 года плюс кредит по льготной ставке $25млн. на модернизацию, а мы нет? Почему агрогородки к сотням миллиардов рублей дополнительно получают Br134млрд. (указ № 66 от 31.01.07)? Почему на деньги бюджета и госбанков можно покупать с/х технику, содержать «Гомсельмаш» или «Азот», «Горизонт» или «Интеграл», а на обновление наших заводов средств нет?»

            Сам по себе факт постановки таких вопросов еще не значит бунт против центральных властей. Однако он будет буревестником серьезного социально-экономического кризиса. Интенсифицируется приток людей в большие города. Расширится протестная электоральная база и склонность к совершению преступлений. Распад белорусской плановой экономики начнется именно с малых городов. Если загрузить большие предприятия работой правительство еще худо-бедно старается, то концепции развития малых городов у него просто нет.

Сегодня белорусский Госплан действует только в рамках давно заданной производственной парадигмы: ТЭК, крупные промышленные предприятия с числом работающих 2000 человек и выше, алкоголь, ключевые позиции по импорту и необъятные расходы под коллективным название «село» - на этом инвестиционная мысль заканчивается. Вот какими проектами отчитался Совмин за 2006г. Сданы в эксплуатацию линии электропередач протяженностью 2,4 тыс. км., 22 нефтяные скважины (при этом объем добычи нефти в 2006г. оказался меньше, чем в 2005), 328,4 км. автомобильных дорог и газозаправочных станций на 10 тыс. заправок в сутки.

            Совмин радостно сообщил, что введены в эксплуатацию мощности по производству 3,5 тонн колбасных изделий в смену, твердых сыров на 18,2 тон в смену и кондитерских изделий на 6,4 тыс. тонн в год. Были построены новые помещения для содержания птицы, скота, хранилища для зерна, картофеля, овощей и фруктов. Плюс новая Национальная библиотека, ледовый дворец в Жлобине на 2000 мест, бассейн в Вилейке, а также несколько школ и больницы.

            Такие вот передовые у нашего правительства инвестиции. Естественно, при таком раскладе места для малых городов не остается. Поэтому сейчас им бросают кость в виде небольшой либерализации и налоговых послаблений. Не сумев создать благоприятную среду для бизнеса в национальном масштабе, они предлагают сделать это местным властям. Как будто у нас на провинциальном уровне 15 лет внутри номенклатуры ждали своего часа скрытые либералы. Очевидно, что правительство хочет спихнуть на малые города всю ответственность за собственные просчеты. Пришло пора рассчитываться за чрезмерную централизацию принятия решений, и центральные власти хотят обойтись малой кровью.

 

Неслыханная инвестиционная политика

 

Китай начал свой прорыв к капитализму с 14 крупных городов. Практически во всех странах мира за исключением богатых природными ресурсами, развитие шло через большие города, а не наоборот. Реформы начинались и приобретали содержание в центре. Здесь концентрируется интеллектуальная, управленческая, финансовая элита. Здесь самая хорошая инфраструктура для ведения бизнеса и лучший в стране рынок сбыта. Такова логика трансформационных процессов. Глупо полагать, что власти, скажем Рогачева, Кричева, Лиды или Ошмян самостоятельно привлекут серьезных инвесторов, хотя бы кого-нибудь из первой десятки самых быстрорастущих высокотехнологичных компаний 2006 года. Развивающиеся страны находятся в состоянии жесткой конкуренции за право разместить на своей территории производство хотя бы одной из них.

       Трудно себе представить ситуацию, чтобы назначенный мэр Добруша попал на прием к главе компании «Amkor Technology». В 2006г. она стала лидером среди хай-тек компаний по темпами качеству роста в мире. Эта компания производит чипы из пластин, которые делает Intel и тестирует их. Годовой объем продаж за финансовый 2006г. увеличился на 41% и составил $2,7млрд. Компания заработала $165млн. чистой прибыли.

       Не менее экзотичным выглядела бы встреча председателя исполкома Марьиной Горки с руководителем всемирно известной компании Apple Computer. Она заняла второе место в списке самых быстрорастущих хай-тек компаний мира, продав 39 млн. плейеров iPod и 5,3 млн. компьютеров «Макинтош» в 2006г. фискальном году. Объем продаж составил $19,3млрд., что на 39% больше, чем годом раньше. Прибыль акционеров из дорогого «Яблочка» составила $1,9млрд.

       Председателю Борисовского исполкома и в голову не придет мысль договариваться об инвестициях с AT&T. Этот телекоммуникационный гигант получил годовую выручку $60млрд., на 46% больше, чем годом раньше. Теперь он собирается покупать одного из своих конкурентов за $86млрд.

       Представьте, о чем могли бы говорить руководитель Лунинца с руководителями компании Google. Наверно, о феноменальном корпоративном успехе этой компании. В 2002г. ходили слухи, что Yahoo! собиралось купить ее за $700млн. В 2003г. выручка Google оказалась в два раза больше. Удвоение произошло в 2004 и 2005г. В конце 2006г. за предложенных несколько лет назад $700млн. можно купить разве только полпроцента акций Google.

       Руководители Ивацевич узнали бы много нового, если бы чудом попали на встречу к руководителями компании Gilead Sciences. Она производит лекарства для больных СПИДом и зараженных вирусом ВИЧ при помощи лекарства Atripla. К 2008г. продажа только данного препарата принесет компании $2,2млрд. продаж. В 2006 финансовом году компания увеличила оборот на 53%, что составило $2,7млрд. Вот при помощи чего нужно развивать экспорт.

       Властная вертикаль из Постав едва ли слышала о шестой по скорости роста хай-тек компании мира Cognizant Tech Solutions. Она занимается аутсорсингом финансовых, страховых услуг, а также услуг в сфере здравоохранения в Индию. Среди ее клиентов такие гиганты, как Wells Fargo, Citigroup, Aetna и Nokia. Годовой объем продаж составил $1,2млрд., увеличившись на 57%. В 2007г. она собирается покупать офисных помещений еще на $200млн. Белорусского города Поставы в стратегических планах компании нет.

       Новые приказы о развитии малых городов едва ли воодушевят власть г. Слонима на организацию совместного предприятия с компанией Amphenol. Она производит разного рода штекера, оптические кабели, шнуры, соединители и части для мобильных телефонов. Объем продаж составил $2,3 млрд., увеличившись на 36%. Это в два раза больше, чем «Беларуськалий».

       Мосты из Гродненской области должны были бы, по идее, воодушевиться успехом еще одного хай-тек лидера мира, компании Oracle. Ее глава за последние 2 года потратил $20млрд. на приобретение разных компаний, производящих программное обеспечение. В результате объем продаж вырос на 23%, составив $15,2млрд. На белорусскую провинцию Oracle почему-то глаз не положил.

       Власти Волковыска, конфликтуя с таксистами, как-то не сосредоточились на важности привлечения к городу внимания компании NII Holdings, известной ранее, как Nextel International. Она продает услуги сотовой связи в Латинской и Южной Америке. Имеет более 3 млрд. клиентов. В 2006г. объем продаж вырос на 39%, составив $2,2млрд. Чем не конкурент государственному «Бесту»?

       Наконец, властям Вилейки надо бы подумать о том, как жить не только с российской РЛС, но и с компанией Lam Research. Она делает компоненты для компьютерной памяти. В 2006г. объем продаж составил $1,9млрпд., что на 37% больше, чем в 2005г.

       Согласитесь, что очень трудно даже визуально представить себе грантов высоких технологий мира за столом переговоров с руководителями наших регионов. На словах республиканские власти разворачиваются в сторону малых городов, потому что на деле они планируют сократить их финансирование. Ни о каком трансферте реальных полномочий по управлению активами на местный уровень речь тоже не идет.

       Именно малые города первыми почувствуют на своей шкуре боль распада социалистической системы. Власти знают это, но принимать адекватные меры не хотят. Даже либерализация провинции их пугает. Тем не менее, страх все чаще присутствует не только в кабинетах местной вертикали. Не зря ведь в последние недели чуть ли не каждый день на ковер в Совмин ходят руководители белорусских банков. Судя по их лицам, с правительством они явно не о глобальном потеплении разговаривают. Если малые города не получат привычных денег, поддержка белорусов рыночных реформ существенно увеличится.

 

10 ОТЛИЧИЙ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ БЕЛАРУСИ ОТ ТНК

Инвестиции по-белорусски

Инвестиции в исполнении транснациональных компаний

1. Решение принимает президент, представляющий народ.

1. Решение принимает совет директоров, представляющий частных акционеров.

2. При провале инвестпроекта руководитель предприятия и местной вертикали получает выговор, предприятию списывают долги и дают новые ресурсы.

2. При провале инвестпроекта увольняется директор, падает капитализация компании, рыночная цена акций, возможно ее банкротство.

3. Развитие привычных производств в рамках существующей структуры производства. Ориентация на импортозамещение, ограничение доступа даже в другие области белорусского рынка.

3. Развитие hi-tech производств, инновационность, ориентация на глобальный рынок. Работа в условиях открытой конкуренции.

4. Копирование западных аналогов и производство на их основе белорусских товаров.

4. Жесткая защита прав интеллектуальной собственности. Высокая степень использования патентов.

5. Отсутствие связи между отечественной наукой и производством. Наука находится на содержании государства.

5. Развитие собственной научной базы, технопарков, использование венчурного капитала. Наука – это частный бизнес, часть инвестиционного проекта.

6. Привлечение ресурсов бюджета и внебюджетных фондов, использование гарантий правительства, льгот по налогам, аренде, ценам на энергоресурсы, в условиях защиты от иностранных конкурентов на внутреннем рынке.

6. Привлечение ресурсов на рыночных условиях, никаких льгот и дотаций, работа в условиях открытой конкуренции на внутреннем и внешних рынках.

7. Низкое качество стратегического планирования, отсутствие личной мотивации руководителей проекта за его успешную реализацию, отсутствие связи с фондовым рынком.

7. Привлечение лучших стратегов, логистов, финансистов, менеджеров и маркетологов для реализации проекта. Наличие системы бонусов менеджменту за успешную реализацию проекта. Рост цен акций – отличный мотиватор.

8. Жесткие ограничения по увольнению рабочей силы, по размерам зарплаты, регулированию себестоимости, рентабельности и отпускных цен.

8. Полная свобода действий в плане корпоративного управления, определения параметров производства, закупок и сбыта. Отсутствие административных ограничений по ценам, зарплатам и рентабельности.

9. Отсутствие развитой, высококачественной дистрибьюторской сети, неизвестные брэнды и отсутствие опыта работы на внешних рынках в условиях реальной рыночной конкуренции.

9. Четко выстроенная сеть сбыта, инвестиции в брэнды, интернационализация компаний с учетом особенностей местных рынков.

10. Слабый контроль со стороны акционеров, низкая прозрачность принимаемых решений, незащищенность прав акционеров, особенно миноритарных. Изоляция проекта от оценки рынка через механизм фондовой биржи.

10. Полная прозрачность финансов и потоков, соответствие общепринятых стандартам. Защита прав акционеров. Постоянное тестирование реализации проекта через котировки на фондовой бирже.

 

Другие материалы в этой категории: « Новая матрица Позорная стабильность »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!