Геополитический оргазм белорусского зиндана

Автор  Леонид Заико 30 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Через 10 лет самоизоляции к провинциальным политическим элитам Беларуси, точнее ее части, приходит понимание того, что кроме собственных дел есть и международная жизнь. Вполне интересная и многогранная. Сидя в своих кабинетах, хоть и на улице имени революционера Карла Маркса, ничего оригинального не придумаешь. Не «взбутетенешь» это мировое болото империализма и гегемонизма! А так хочется выплеснуться, показать свое неповторимое. Точнее то, чему учила советская семья, школа и институт.

 

Леонид Заико

 

Помощники президента и его ближнее окружение все-таки люди малоинициативные и слабые. По уровню композиционной стратегии. Давно пора было убедить своего «патрона» в том, что для современного политика надо встречаться, ездить, контактировать, завтракать, обедать, ужинать с политиками международного класса. Что, кстати, превосходно научились делать некоторые представители политической оппозиции. Они пока только в этом переигрывают белорусского президента.Какое счастье видеть нашего президента и его свиту на международной встрече за тысячи километров от унылых местных пейзажей с комбайнами и хозяйственными дворами. Это, да, это – глобализм, новая политика, упоение власти. А что дальше? 

            Для начала заметим, что социологические опросы показывают подавляющий императивный интерес населения именно к мировой политике. Как ни удивительно, но мы такие. В какой-то степени с привычками старого доброго советского времени. Правда, можно попасть в ловушку на этом поле, если пытаться делать из политики советский «римейк». Особенно в масс-медиа. Но дело не только в познавательном интересе граждан страны и ее элите.

В последние полтора десятилетия у нас было несколько попыток создать собственное направление внешней политики. МИД здесь при причем, и никогда не будет креатором внешних инициатив белорусской власти. Все находится в руках президента. Если, при этом есть 2-3 умных советника, то и возникнет начало ряда инициатив, в которых можно поработать на перспективу. Это дело непростое, нам приходится постоянно избавляться от синдрома СССР и наследия в виде братской любви соседних стран. Естественно, далеко не всех.

Так вот. Сначала была игра в «славянский треугольник», которая переросла в некое новое лидерство «восточных славян». Дело это складывалось на том этапе, когда теннисист Б.Ельцин лихо просаживал все перспективные направления мировой политики. Дирижируя немецким духовым оркестром и обнимаясь с «другом Гельмутом».

Кстати заметить, что многополярный мир уже тогда стал выдавливаться из пресса гегемонизма именно лидерами Франции и Германии. И никто в Беларуси об этом взахлеб не говорил по случаю, либо без оного.

В лидерах славянского мира мы проходили не очень много. Во-первых, никто всерьез это не принял. Во-вторых, докучливые политики и журналисты замучили необъективными вопросами. Типа, а кто вам это дал? А почему именно Беларусь? Ответы были просты и суровы, типы «по кочану». Дескать, все так сложилось, и мы сами того не хотели, а стали лидерами восточных славян.

Наша оригинальность, в-третьих, состояла в том, что, так как в Кремле на это само назначенное лидерство не обратили внимания, вообще не заметили, то для нашей геополитики данный фактор, конечно, перестал иметь значение. Когда блеснет надежды луч в случае неправильных президентских выборов в России, мы можем по праву вернуться к собственному славянскому лидерству. Если к этому успеем оседлать «Боливирианскую» нефть, то и с деньгами. Не с такими, как в России, но, все-таки, со своими.

Инициативы инициативами, но что-то иногда ставится на свои места. Еще во времена Шушкевича наши спецслужбы, аналитики рекомендовали политическим лидерам 90-х годов вести себя на международной арене соответственно потенциалу страны и его реализации. Не громоздить вокруг себя воздушные замки и не брать «нечто», что явно выдавало бы неуместность наших внешнеполитических действий. С точки зрения профессиональной это была верная оценка неумелых попыток политиков первой волны оседлать новую геополитику. К которой, надо было бы присматриваться, но не дергаться по-пустому.

В этом контексте постулирование тезиса «многовекторности» представлялось правильным решением. Стратегический выбор страны находится в «глубокой разработке» и надо верно оценить основные ритмы и тенденции развития. Понять, что будет удобно и выгодно для нас. А что может просто оказаться перспективной, как говаривал Петр Первый, «не викторией, а конфузией». Точнее, когда хотели «викторию, а получили – конфузию».

Многовекторность – это для белорусской политической и экономической элиты возможность работать «под прикрытием». Делать шаги в разные стороны, искать поддержку и выстраивать свои линии влияния в международных организация, интеграционных образованиях, двусторонних контактах. Наверно, еще долго можно исходить из многовекторности, как инструментального метода внешней политики маленькой и гордой страны.

Теряясь в собственном комплексе неполноценности, в определенный момент времени (когда с Россией были «вопросы») мы двинулись на восток. Начали свою новую восточную политику. Маячил Китай и наше предложение создать ось Пекин – Москва – Минск в собственной интерпретации представлялось безумно интересным, лихим и по-настоящему глобальным. Станем наконечником мощной стрелы идущей из мощи Китая и России. До сих пор есть энтузиасты данной версии развития геополитических альянсов.

Есть и стратегические аргументы. Кто будет союзником в сложные часы и минуты? Китай манит и привлекает тем, что он, вроде как, не развалится. А Россия, может, ох как может. Правда, а что если разломаются сразу две шоколадки? Линий разлома хватает, да и центробежных сил предостаточно. Не думайте, что Китай очень хорошо усвоил уроки распада СССР. Там столько внутренних противоречий и они все впереди. Причем не за горизонтом.

            Восточная политика, направленная на получение своего наблюдательного места на Площади Небесного Спокойствия, конечно не закончилась. Приезд министра обороны КНР свидетельствует о том, что китайские товарищи видят в своем младшем геополитическом друге старого доброго «брата по оружию». В свое время так называлась медаль, которой награждались участники маневров стран Варшавского договора. Хорошее название, уместное и для нашей действительности. Ввести ее не мешало бы в наши наградные знаки. Пока учимся за одной партой, а потом?

            Кроме славянского, азиатского у нас было и свое собственное арабское направление. Мы никак не могли пройти такой возможности. Любимые страны Примакова и Жириновского – арабские государства. Тем более, что через арабский мир становилась вся система спецслужб и внешняя политика Советского Союза.. От которого, официально мы берем все самое лучшее.

            Наши «арабески» сосредоточились на Саддаме Хусейне. Честно говоря, сами иракцы того стоили. Они напоминают нас, белорусов. Работящие, добрые люди. Наша жизнь всегда была очень похожа. И так будет, конечно будет в будущем. Среди них много тех, кто учился в белорусских вузах. Вообще арабский мир Беларуси имеет свою специфику. Нашу страну воспринимают там лучше, чем Россию. Мы не так богаты, амбициозны по сравнению со многими постсоветскими странами. Ирак был и есть наш друг. Что надо не только констатировать, но и делать политику, ориентированную в будущее.

            Смущало одно. Горячая и слишком провинциальная поддержка власти диктатора. Российская политическая линия в отношении Хусейна была более тонкой. Они и Примакова посылали и с США сотрудничали. Не переиграли на этом направлении.

            Наша геополитическая арабистика была наивной. Персонализация направления, ориентированная только на Саддама, привела в тупик. Это был повтор югославской версии политической линии. «Друг Милошевич» попал в тюрьму, из которой возвратился весьма печально. Теперь в тюрьме арабский друг. Если так и дальше будем продолжать дружить, то Александра Григорьевича будут сторониться политические лидеры. Особенно тех стран, где много неуемной оппозиции.

            Заметим по ходу дела, что основная часть тренировки в геополитике прошла пока без слишком больших скандалов. Иногда с конфузией. Но и наши недруги далеко не лучшим образом поступали в разных международных ситуациях. Примеров хватает. Но время, время историческое время так и просит сделать «нечто».

            Как хорошо и глубоко работали спецслужбы СССР. Отлично подготовили Латинскую Америку к будущим битвам против «американского империализма». Появились новые поколения политиков и военных, которых так давно ждали на Лубянке и в ГРУ. Ждали, но вопреки всему дождались развала СССР. Вот уже неблагодарная судьба и работа.

            Что же? Продолжим дело наших отцов и дедов! Возьмемся с революционным энтузиазмом и пафосом за дело создания широкого международного антиимпериалистического фронта. Есть еще шанс дать залп огня по «трубадурам империализма и гегемонизма»! Это исторически новое «наше все».

            Мы вышли из окопов. Точнее только взялись за бруствер, чтобы приподняться с места после 10-летнего сидения в испытанном блиндаже. Пора, ох как пора. Впереди лидерство в движении неприсоединения. Продолжим дело маршала Тито, которому многое в Кремле прощали только за то, что он делал в этом движении. Что случилось с Югославией потом – не важно. Это с нами не произойдет. Вперед, на линию борьбы и за победу. 120 и более полков и дивизий у нас за спиной. Или это не так?

            Нет, славная перспектива есть. Во-первых, у президентского окружения начинается благодать. Визиты и полеты на далекие расстояния. Мулатки и кофе Латинской Америки. Танго с такими словами, как «у моей девушки есть маленькая штучка». ЕС с ее невыездным списком просто сел в лужу. Никаких списков и никакой дискриминации. Мы их переиграли и показали, что мир велик. Пора посылать в Брюссель в подарок европейским  политикам глобус. Пусть посмотрят, сколько стран на этой планете.

            Во-вторых, Александр Григорьевич «засиделся в девках». Москва или Астана – это не его вершина. Он давно перерос предпенсионную тусовку бывших секретарей КПСС постсоветского пространства. Говорю об этом без иронии. На все 100% серьезно. Наши стратегические интересы дальше ближнего зарубежья. Что там Кремль? Скоро кому-то на отдых, а пока то горные лыжи, то черноморский курорт. Гонять туда-сюда и ждать, когда в тебя пырнут очередным газовым ножом? Попугают, поерепенятся и только нервы потрепят. С таким собственным славянским самоедством хотят из нас сделать подручных или просто ручных. Ничего не получится.

            В-третьих, пока в России начнет разворачиваться думская, а затем президентская избирательные компании делать там нечего. Пусть работают подчиненные. Особенно те, кто не знают ни испанского, ли арабского, ни английского языков. Их тьма-тмущая. Заискивают, просятся на службу государеву. А потом только по магазинам бегать будут и уикендами развлекаться. Но на пределами государства. А ты сиди на месте?

            По этим причинам и многим другим нам пришло время больших трудов. Ждет нас дорога дальняя и (что-то там, как у гадалок). Успехи Беларуси надо развивать на дальних рубежах. Внедряться в движение неприсоединения всеми сторонами нашей экономики и общества. Чем больше будет контактов, чем больше будет поездок, тем сильнее станет наша страна. В Брюсселе и Кремле политики ленивы и сибариты. Нам же не занимать энергии и силы. Графики поездок должны быть очень частыми: 2-3 в квартал. Впрочем, когда речь идет о 120 странах, то и их надо бы приглашать по 2-3 человека ежемесячно. Вот это пойдет процесс! Главное – он реалистичен, самое время делать глобальные шаги. Кто выигрывает - вы спрашиваете? В первую очередь белорусское общество. Чиновники и сопровождающие - само собой. Иностранные лидеры - также. Когда начнётся наше возвращение в мировую политику, белорусский зиндан саморазрушится. На благо всех нас демократови не очень, тонких и толстых, умных и не очень. Страну пора подставлять ветрам мировой глобализирующейся сообщности. И не только они, но и мы будем совсем другими. Потом сможете убедиться.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!