Белорусы и реформы

Автор  10 декабря 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Полная неготовность

По критериям Европейского банка реконструкции и развития Беларусь делит с Туркменистаном последнее место среди 29 переходных стран по глубине и степени проведения рыночных реформ. Законсервировав социалистический Госплан, власти одновременно заморозили желания и готовность населения к любым преобразованиям. Подтверждение этому мы находим в опросе, проведенном Исследовательским центром ИПМ. Белорусы не готовы даже на те реформы, которые поляки, литовцы или эстонцы прошли более 10 лет назад. Машина времени сработала. Беларусь вновь стала БССР. Только время для такого перехода выбрано крайне неудачное. Не за горами адаптация к новой энергетической и торговой политике России.

Ярослав Романчук

Белорусская акуна матата

 

Властям страны удалось убаюкать большинство населения страны. Оно продолжает считать, что в отдельно взятой стране можно построить социализм. Даже в Минске 17% населения считает СССР предпочтительной моделью для Беларуси. Сторонников нынешней модели – еще 23.6%. В городах поменьше и селах гораздо больше половины. Для успокоения души ностальгирующее по прошлому большинство называет происходящие в стране экономические процессы рыночными реформами.

Согласно опроса 50% респондентов уверены, что экономическое положение их семей в ближайшее время останется без изменений. 37% настроено более оптимистично, считая, что оно несколько улучшится. Наибольшее количество оптимистов живет в крупных городах, а в малых и поселках таких людей 32-36%. Такое распределение ответов тоже вполне объяснимо. В столице и областных центрах делятся основные бюджетные ресурсы. До провинции доходят крохи. На них веселым оптимистом не станешь, а зарабатывать самостоятельно власти тоже не дают.

            Удовлетворить притязания белорусов оказалось совсем несложно. В конце 2006г. зарплата среднего белоруса составит примерно ?200, пенсия - ?92. Соответствующий информационный фон, жестко регулируемые тарифы на ЖКУ и на целый ряд так называемых социально ориентированных товаров – и клиент готов. Если бы у европейцев, американцев или корейцев были такие запросы, то весь мир застрял бы на уровне показателей середины XX века. Инертность, апатия, безынициативность, страх брать ответственность на себя и что-то менять в жизни вкупе с активно культивируем государством иждивенчеством вновь доминируют в экономическом поведении белорусов. В декабре мир празднует 15-летие распада советской империи, а 66% белорусов уверены, что за последние 10 лет наша страна достигла больших результатов в развитии экономики, чем большинство соседних стран. С этим не согласны только 34% населения.

            Людей, конечно, волнует рост цен, высокие цены на жилье и потеря работы, но главными они считают социальные проблемы: алкоголизм (44%), труднодоступность качественного медицинского обслуживания (24%), низкая рождаемость и уменьшение численности населения (43%). О безграничной вере в главу государства и его политику говорит тот факт, что в конце лета 2006г. только 16% респондентов отметили возможный рост цен, как проблему. Нас явно оберегают от дурных новостей. Мы же настолько уверовали в государство, что не можем даже теоретически согласиться на рыночные реформы. Правительство готово пойти на продажу «Белтрансгаза», чтобы не допустить цены на газ более $100 за 1000м3. Год-второй – и лучшие активы национальной экономики будут проданы. Тогда что?

 

Законсервированный совок

 

Для определения готовности населения Беларуси к рыночным реформам эксперты ИПМ использовали одиннадцать стандартных индикаторов ЕБРР. Они наложили ответы респондентов, выступающих за госрегулирование и за рыночные реформы в Беларуси, на реальную ситуацию и вот что получилось. Людям задавали парные вопросы, чтобы определить, к какому лагерю они относятся, социалистов или рыночников. Несмотря на высокой уровень одобрения текущей экономической политики и отсутствие прогресса в реформах, около 40% населения все-таки выступают за реформы. Они согласны с рыночными ценностями и суждениями, хотя в весьма специфической интерпретации.

            Первая пара вопросов касалась малой приватизации. В Беларуси только 47% населения согласны с тем, чтобы малые предприятия были в частной собственности и были объектами купли-продажи. Сельчане гораздо больше противятся даже малой приватизации, не говоря уже о большой (51% против 39%). Отметим, что даже в возрастной группе 24 - 34 года 36.6% государственников. Это значит, что существующая образовательная и информационная система не способна дать людям правдивые, объективные знания даже на базовом экономическом уровне. 80% белорусов поддерживает развитие предпринимательства, но меньше половины – за малую приватизацию. Белорусов приучили к мысли, что даже предприниматели у нас должны быть частью государственной системы занятости. Такой смысловой конфликт в менталитете еще как-то объясним для людей старше 65 лет. Гораздо сложнее принять тот факт, что аж 31.9% людей в возрасте 18-24 лет выступает против реальной частной собственности на уровне малой приватизации. Они стали жертвами пропаганды и превратились в потребителей идеологической жвачки.

            Еще хуже отношение белорусов к приватизации крупных предприятий. 64% респондентов поддержали мнения, что «подавляющее большинство крупных предприятий должно находится в государственной собственности» и только 19% - в частной. Среди сельского населения аж 70% противников крупного частного бизнеса, в городах – немногим меньше – 60%. Даже Минск стал жертвой советской пропаганды. Столица, в которой только 25% поддерживают приватизацию крупного бизнеса, имеет серьезные проблемы с анализом базовых экономических явлений и фактов. Молодежь страны также в большинстве своем зазомбирована долгами социалистов. Только 27% в возрасте до 24% лет и 21% - до 34 лет поддерживают большую приватизацию. Государство вкладывает огромные деньги в систему образования, которая учит молодежь не тому, как выглядит реальный мир, а каким он представляется находящимся у власти политикам и номенклатуре. Более того, данные цифры говорят, что большая половина демократических сил поддерживает экономические взгляды власти и не менее социализирована.

            Аналогичная ситуация складывается по отношению к приватизации банков и отраслей инфраструктуры. 57% населения считает, что «крупнейшие банки должны находиться в государственной собственности и выполнять госпрограммы». Только 27% населения полагает, что «регулирование деятельности банков должно опираться на международные нормы». 65% респондентов считают, что энергетика, телекоммуникация, ЖКХ, дорожное хозяйство должны находиться в собственности государства. Только 25% полагает, что частные компании должны иметь доступ в эти сектора. Это число было бы еще меньшим, если бы речь шла о приватизации данных секторов. Получается, что люди сами передают полномочия и сдаются на милость государственных монополий, на их ценовую политику. Тот факт, что белорусский интернет остается одним из самых дорогих и недоступных в регионе, респонденты не увязывают с монополией государства.

            Сострадание белорусов и желание помочь слабым отражается в количестве желающих помогать убыточным и неконкурентоспособным предприятиям. 40% согласны с тем, что государство должно их субсидировать, 44% опрошенных поддерживают утверждение о том, что «жизнеспособность предприятий должна определяться способностью производить конкурентоспособную продукцию». Толерантность к бесхозяйственности и непрофессионализму – это, очевидно, некая экстраполяция отношения к себе. Люди не чувствуют себя уверенными на рынке труда. Привычка делать все тяп-ляп стала нормой. Поэтому они особо не возражают против того, чтобы чиновники тратили чужие деньги. Находясь в иждивенческой нирване, они надеются стать бенефициарами такой политики.

 

Землю и цены – в руки чиновников

 

Следующий важный индикатор рыночности белорусов – отношение к ценам и ценообразованию. 49.7% белорусов являются сторонниками жесткого ценового регулирования. Они согласны с тем, что «большинство цен должно устанавливаться и контролироваться государством». Только 36.5% подписываются под утверждением, что «большинство цен должно устанавливаться на основе спроса и предложения без государственного вмешательства». Люди банально не знают, что такое инфляция, что вызывает ее рост и как это отражается на их доходах. В школах и университетах вместо идеологии и разной псевдогуманитарной чуши надо бы ввести курс базовой экономики. Без нее понять современный мир и установить реальные причинно-следственные связи нельзя. Отметим, что и минчане, и молодежь и даже занятые на частных предприятиях не являются полностью убежденными сторонниками рынка в ценообразовании. Они допускают и тем самым санкционируют нарушение прав их собственности. Ведь если ты не можешь продать товар или услуг на условиях, на которых ты хочешь, то ты не являешься его единственным собственником. У тебя всегда есть партнер в виде чиновника, который часто блокирует твои бизнес планы.

            Белорусы жалуются на высокие цены и низкое качество товаров и услуг, но своими же руками поддерживают жесткое ограничение конкуренции со стороны импорта. 49% населения считает, что «экспорт, импорт и торговля валютой должны жестко контролироваться государством». В целом по стране только 32% поддерживают минимальное регулирование данных экономических операций в соответствии с международными нормами. Минск по этому вопросу является зеркальным отражением всей страны. Белорусов так зажали ив тиски госрегулирования и пропаганды, что они готовы платить высокие пошлины даже за товары, которые никогда в Беларуси не производились. Мы жалуемся на таможенников, очереди на границах, но своими же руками наделяем полномочиями тех, кто потом нас унижает и заставляет переплачивать за полюбившиеся товары. Совковое большинство санкционирует развитие серой экономики, контрабанды и черного рынка. Если бы белорусы понимали суть рынка, они бы видели предельно четкую взаимосвязь между жестким регулированием цен и торговли с размером теневого бизнеса.

            Наиболее прорыночными белорусы выглядят в вопросах по рынку труда. С утверждением «занятость и зарплата должны жестко регулироваться государством даже на частных предприятиях» согласно 34% респондентов (закоренелые социалисты). 51% настроены более либерально. Они считают, что «вопросы занятости и зарплаты должны быть предметом трудового договора между работником, нанимателем и профсоюзом». Данная формулировка не такая уж и рыночная, но люди, примеряв на себе жесткость государственной системы, хотят больше решать сами. Думаю, что их мнение может измениться, когда страна столкнется с фактом 10-15-процентной безработицы. Тем не менее, фактор «рынок труда» является единственным, по которому белорусы склонны пойти на либерализацию.

            Отношение к земле очень красноречиво говорит об ориентации людей. 56.7% согласны с тем, что «земля должна находиться в собственности государства за исключением небольших участков, купля-продажа которых также должна быть ограничена». Только 30% поддерживают тезис, что «за небольшим исключением земля может свободно покупаться и продаваться, в том числе иностранными гражданами». Белорусские власти довели бедное сельское население до того, что 78% сельчан не хотят частной собственности на землю. Думаю, что в революционной Беларуси 1918 года сторонников частной собственности на землю было гораздо больше. Сегодня в белорусских городах таких 48%. Наверно, привыкшие к колхозно-совхозному междусобойчику люди боятся того, что директора и горожане скупят землю, и им неоткуда будет брать бесплатные ресурсы. О том, что есть взаимосвязь между формой собственности на землю и производительностью труда в с/х производстве, повальной бесхозяйственностью и бедностью села большинство белорусов до сих пор не догадывается.

 

Мы на фоне европейских реформаторов

 

Доминация белорусского совка в обществе становится еще более очевидной при сравнении ответов белорусов с уровнем реформирования 11 сфер ЕБРР. По малой и большой приватизации, регулированию цен, торговле и валютному рынку, банковской, финансовой и земельной реформе страны Центральной и Восточной Европы и Балтии де-факто обошли тот уровень рыночности, который демонстрируют белорусские сторонники реформ. Это значит, что ведущие европейские постсоциалистические страны провели более глубокие реформы, чем того хотели бы сегодня рыночно настроенные белорусы. Получается, что социал-демократы Польши, Венгрии, Чехии или стран Балтии более рыночные, чем белорусские так называемые либералы.

            Таким образом, большинство белорусов не понимают важность и не принимает ценность экономической свободы, частной собственности и рыночной конкуренции. «Люди выступают за «большое» государство, регламентирующие цены, материальные и финансовые потоки, за государственную собственность и отсутствие приватизации». Совок, т. е. застрявший в конце 1980-ых тип советского белоруса, чаще встречается на селе, в преклонном возрасте и на госпредприятии. При таком электорате и сохранении основных параметров экономической политики (в первую очередь, дотаций со стороны России) А. Лукашенко и его команде не угрожают никакие политические кампании. Его экономические и идеологические взгляды реально отражают мнение большинства. Интересно, кто первым в 2007 году осознает необходимость перемен. Если люди, то режиму существующей власти несдобровать. Если сам А. Лукашенко, тогда ему придется «ломать через колено» как раз те установки и стереотипы, которые тщательно формировались последние десять лет. Тогда его электоратом могут стать как раз те 30 – 35%, которые не прочь попробовать мягкие формы рынка.

 

Реформы* в Беларуси: ожидания и действительность

Источник: Исследовательский центр ИПМ

*Значение показателей: SSP – малая приватизация, PL – PL – либерализация цен, LSP – большая приватизация, BRIRL – банковская реформа и либерализация процентной ставки , GER – качество госуправления и реструктуризация, TFES – торговля и валютный рынок, CP – политика конкуренции, SMNB – рынок ценных бумаг и развитие финансовых институтов, OIR – реформа инфраструктуры, LM – рынок труда, LP – собственность на землю.

Сторонники рынка (синие) и социализма (красные) по основным сферам рыночных реформ, Беларусь 2006

Источник: Исследовательский центр ИПМ, 2006

 

Распределение ответов респондентов на вопрос: «Какой тип экономики, по Вашему мнению, предпочтительней для Беларуси?» в зависимости от типа населенного пункта, в котором проживает респондент (%)

Источник: Исследовательский центр ИПМ, 2006

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!