Конвергентная дивергенция: паранормальная нормальная интеграция

Автор  28 ноября 2005
Оцените материал
(0 голосов)

Этот год становится интересным и противоречивым. Слишком много подвижек в наших экономических экзерсисах, причем не только понятных. Нефть и ураганы отнимают время и возможности осмыслить происходящее в нашем «мире бушующем». Фамилия американского президента в словах популярной песни становится этаким знаком новой эпохи энергетического сдвига. Куда и как – вот вопрос.

Мы тоже, кажется, поехали, точнее поплыли. К новому берегу и новой жизни со старыми гимнами и бравурными маршами. 

Леонид Заико

«Прощание славянки» во Дворце Республики

Неожиданно для многих после летнего отпуска в Беларуси опять заговорили об интеграционном проекте. Единое государство, оказывается, до сих пор пользуется кредитом доверия у полисимейкеров славянских стран. Гимнами и пламенными речами был пронизан сентябрьский экономический Форум Беларуси и России. Его скоропостижное начало казалось странным. После известных пикировок президентов и достаточно серьезных негативных высказываний о сути проходящей в России политике перемен вдруг заговорили о новом этапе интеграции двух стран.

Отчеты о необычайном росте успехов интеграции звучали именно в то время, когда в физическом объеме экспорт в Россию упал на 10.9%. Может это временное явление, отклонение от нормального хода экономических процессов? Нет, одновременно и белорусские субъекты экономики купили российских товаров на 12.7% меньше. Кто-то пытается возложить вину на НДС, другие аналитики считают, что западные рынки стали более выгодными и перспективными. Но выяснять причины падения оборота товарных потоков двух стран времени и желания не было. Белорусским президентом подчеркивалось, что объемы продаж и покупок белорусских и российских товаров выросли в несколько раз. Именно это и было главным подтверждением успехов консолидированной экономической политики двух стран. Молчаливо с этим тезисом соглашались и российские политики. Неожиданное падение интенсивности этих потоков обсуждаться на форуме не стало.

Парадоксы белорусского пути к единому экономическому пространству этим не исчерпываются. Данные статистики становятся интересными и для политиков,  заставляют увидеть то, к чему приводит «тесная, как никогда» интеграция двух славянских сестер. Старые стереотипы о тенденциях развития сотрудничества двух стран еще проявляются, хотя реальная экономическая действительность развивается уже по другим канонам. Новые внешнеэкономические реалии настолько отличаются от прежних стереотипов, что о них пока боятся говорить. Невольно напрашивается вопрос: если белорусско-российская интеграция дошла до абсурда, то что будет дальше?

Как отреагировать на то, что второй и третьей экспортной площадкой страны стали «братские» Нидерланды и Великобритания? Страны, которым политическая идентичность Беларуси представляется негативной, которые никогда и нигде не говорили о развитии экономических отношений с режимом А.Лукашенко. По всей видимости, результаты внешнеэкономического развития Беларуси 2005 года станут сюрпризом и для многих европейских политиков. Итоги первой половины года показывают очень парадоксальные тенденции развития Беларуси, ее отношений с западными странами. Дело не только в резком увеличение товарного экспорта в Голландию и другие европейские страны. Дело и не в высоком экспортном объеме вывозимых в Англию энергоресурсов в форме продуктов нефтепереработки. В Англию и Нидерланды, которые весьма критически относятся к официальному Минску.

Которые, впрочем, как и весь Евросоюз, осуждают политический режим А.Лукашенко. Осуждать – осуждают, но при этом только в 2005 году Нидерланды увеличили покупки белорусской продукции в 3.3 раза. Не отстает и Франция, покупая в 3.8 раза больше товаров по сравнению с прошлым годом. Удивительно, но «заклятый враг» белорусских полисимейкеров – США увеличили свои покупки в Беларуси почти на 50%. Какие политические заявления после этого могут восприниматься серьезно со стороны западных стран? Разве такой экономический подтекст может быть прочитан иначе? Или европейские политики не знают, что происходит в реальной экономике. Что происходит за их спинами?

Конечно, новая мировая экономическая ситуация должна вызывать подвижки в отношениях между странами. Но запад ни словом, ни духом не манил к себе, особенно политически. Официальный подход был неоднократно сформулирован в решениях Евросоюза, осуждающих нарушения прав человека и свободу средств массовой информации в Беларуси. Собственно именно это и предполагало сдержанное отношение стран Евросоюза к вопросам экономического сотрудничества с политическим режимом Александра Лукашенко.

В политической сфере все идет своим путем. Официальный Минск еще более ожесточенно проводит атаку на западный «империализм», что прекрасно продолжает советскую риторику времен «развитого социализма». Такого рода политические атаки сегодня представляются бессмысленными, но только не в Минске. Белорусское руководство с упорством и бесстрашием разоблачает современный империализм и его пособников. Что же слышно в ответ?

Запад осуждает нарушение прав человека в Беларуси. Одновременно он в ответ на это увеличивает свои валютные расходы на покупку белорусской продукции, причем стратегической – нефтепродуктов. Удивительные действия и политика. Если считать, что бизнес – вне политики, тогда можно согласиться с новыми тенденциями в развитии внешней экономики региона, в котором находится Беларусь. Но дело в другом. Западные страны по существу именно сейчас вкладывают деньги в поддержку нынешнего политического режима. Это надо признать совершенно откровенно.

Как же иначе, если в Беларусь потоком текут европейские деньги. Как никогда раньше. В итоге только за полгода голландские потребители (хотя и не только они, сказываются оффшорные потоки) заплатили за бензин и дизтопливо свыше 1 млрд. долларов, а англичане – 500 млн. долларов. Получается, что наши нынешние экономические успехи построены на финансовой поддержке Голландии и Англии. Эта поддержка осуществляется каждым, кто заправляет свои машины бензином стоимостью по 1.5 или 2 доллара за литр. Каждый день и каждый час домашние хозяйства европейских стран, потребители энергии работают на экономическое возрождение Беларуси. Мы дождались того времени, когда не увеличивая своих усилий в экономике стали получать доходов от нефтепродуктов в 2 раза больше, нежели раньше.

Растущая переработка нефти сказалась на том, что в 2004 году Беларусь закупила в России 17.7 миллионов тонн нефти, значительная часть которой в переработанном виде продавалась на мировом рынке. Газа было закуплено 19.6 млрд.м3, что также позволяло увеличивать внутреннее производство и экспорт. Как обычный, так и энергетический.

Выросшие цены на нефть привели к ряду новых обстоятельств, которые следует осмыслить и переосмыслить специально. Один из новых парадоксов заключается в том, что Беларусь вправе вообще не думать об иностранных инвестициях, так как за счет разницы цен на нефтепродукты в прошлом и сейчас, мы дополнительно получаем около 3 миллиардов долларов в год, если сравнивать ситуацию с 1999 годом. «Чистая» прибыль, естественно меньше, но может быть сопоставима с 1 миллиардом  долларов. Это – положительная экстерналия, эффект от изменения мировых цен.[1] Такого рода подарок никогда бы не имел место, если бы не началась война в Ираке и мировой нефтяной рынок не начал на нее реагировать. Война в Ираке сыграла злую шутку не только с американцами, но и европейцами, которые расплачиваются за это не абстрактно, а конкретно. Каждый день, причем не только у бензоколонок, но всегда, когда приходиться пользоваться теплом и энергией.

Эта нефть и энергия есть в России. Не у нас, а у нашего партнера, богатого и доброго. Отношения с которым и дали возможность попользоваться удивительными возможностями нынешнего мирового нефтяного рынка. При этом наши экспортные и импортные операции с Россией начали меняться. По существу появились неожиданные новые тенденции и тренды.

Все бы ничего, но есть «нечто». К 2005 году сложился удивительный парадокс когнитивного диссонанса. Официальные пропагандистские службы Беларуси продолжают утверждать тезисы о росте товарооборота между двумя странами, интенсификации связей по восточному вектору, формированию интеграционного сообщества и единого государства. Эти аргументы преподносятся общественному мнению, парламенту, масс-медиа.

 

Дан приказ ему – на Запад

 

Слова песни могут считаться пророческими для Беларуси. Неожиданно для правительства и нынешней власти именно в первой половине 2005 года происходит принципиальное изменение внешнеэкономических векторов страны, возникает новое качество геоэкономической ориентации Беларуси. По существу Беларусь уходит от России, потоки товаров в Россию уже составляют всего около 1/3 всех экспортных потоков. Совершенно неожиданный поворот событий, но он интересен со многих сторон. Во-первых, часть работы выполнена официальными властями. Введение НДС по стране назначения было абсолютно необходимой мерой и, что называется, чем раньше – тем лучше. Падение стоимостных объемов сделок по этой причине совершенно естественная статистическая реальность.

Во-вторых, мы рано или поздно должны получить урок собственной слабости и легкомыслия в вопросах реструктуризации экономики страны. То, что мы работали, когда все стояли может быть удовлетворительным объяснением в духе критериев советского директората. Российские и украинские предприятия не просто стояли, они осуществляли рано или поздно модернизацию, перекраивали свои ресурсы и рынки. Они шли уверенно, хотя и не всегда, к новой экономике, рыночной системе оценки работы каждого субъекта хозяйства. Наши успехи стали ослабевать. Одновременно возникают сильные и слабые сигналы падения эффективности белорусского экспорта на российских рынках, происходит его незаметное порою вытеснение другими странами.

Что касается экономического взаимодействия по более перспективным направлениям интегрирования, то на этих сегментах наблюдается замораживание ситуации. Прямое и скрытое субсидирование белорусской промышленности и сельского хозяйства не просто продолжается, а переходит в активную фазу. Программа возрождения села будет стоить около десятки миллиардов долларов, несмотря на соглашения с Россией существует практика косвенных субсидий крупным предприятиям. Какая в этом случае может быть эффективная конкуренция. Остается принципиальное различие -  государственная собственность в Беларуси системно не может интегрироваться с частной собственностью в России. Белорусское руководство вообще считает эту проблему надуманной, так как взаимное проникновения капитала  для него неприемлемо.

Правительство Беларуси постоянно осуществляет меры по вытеснению российских товаров, вводя квотирование, ограничения по товарному ассортименту, по существу 80% продаваемых товаров в предприятиях розничной торговли– это белорусские товары. Контроль выполнения директив об обязательном наполнении магазинов белорусскими товарами никто и не собирается отменять.

На «мертвой точке» находится проект формирование совместной валюты, точнее введение российского рубля в Беларуси. Абсолютно подготовленный, технически профессионально продуманный вариант единой валюты по существу оказался неприемлемым для белорусской стороны по причине идеологической и ценностной несовместимости экономической политики двух стран. Вообще, что касается экономической политики, то она в Беларуси принципиально не совместима с российской или украинской. Данный момент очень часто опускается, уводится на второй план, хотя именно это и разъединяет страны, больше, чем другое.

Экономическая активность начинает расти на западном направлении. Этому является подтверждение статистика экспорта в первой половине 2005 года, которую мы приводим специально для осмысления происходящего.

 

 

Экспорт

Импорт

 

I полугодие
2005 г.,
млн. долл.
США

I полугодие
2005 г. в % к
I полугодию
2004 г.

I полугодие
2005 г.,
млн. долл.
США

I полугодие
2005 г. в % к
I полугодию
2004 г.

Всего 

7381,7

119,6

7087,3

101,7

Россия

2656,4

91,3

4289,3

90,9

Нидерланды

1052,0

в 3,3р.

66,1

129,0

Соединенное Королевство

500,6

83,3

68,2

134,7

Польша

419,6

138,7

257,9

124,4

Украина

403,8

177,7

383,0

159,7

Германия

327,9

138,8

431,1

100,2

Китай

208,1

135,0

112,8

202,2

Литва

155,7

134,2

57,5

62,5

Латвия

148,6

95,7

43,1

101,6

Франция

141,9

в 3,8р.

81,0

122,2

США

104,8

149,1

96,8

137,2

Швеция

101,9

160,7

30,4

55,0

Италия

75,7

99,6

165,5

129,9

Венгрия

75,2

118,9

32,3

152,4

Бразилия

73,5

104,6

87,5

133,7

 

Запад стал более привлекательным? Да это так. Причина проста – высокая стоимость нефтепродуктов на внутренних рынках стран Европейского Союза. Белорусские нефтяные гиганты наконец-то приступили к той миссии, которая был им уготована в период постсоветского ожидания. Наконец наступил праздник на улице Нефтехимической. Большой и светлый праздник.

Мы стали ориентироваться на запад. Делаем это перерабатывая российскую нефть. Стали своего рода трубой между западом и востоком. Собственные же отношения можно оставить на прежнем месте.

 

Как будущее нас ожидает?

 

            Наш путь в Европу построен пока на использовании российской нефти. Другого ничего не придумали. Одновременно с этим возникли вопросы развития собственной стратегической перспективы. Какие пути могут быть в развитии отношений двух стран? На наш взгляд, в настоящее время существует 3 основных варианта развития отношений между Беларусью и Россией:

 

Ø      (1) Инерционная модель. Союз Беларуси и России продолжает развиваться медленно, уходя от принципиальных вопросов и проблем. При этом наблюдается интеграционная суета и лихорадка, особенно в связи с приближающими президентскими выборами в каждой из стран. Игра в интеграцию запутает партнеров и сделает их заложниками минутных интересов.

Ø      (2) Новаторская стратегическая модель «четверка». В рамках этого геополитического и геоэкономического проекта Российская Федерация и Беларусь развиваются в едином экономическом пространстве на основе учета интересов всех четырех сторон.  Украина также может быть активным участником данного процесса, если он будет происходить конструктивно.

Ø      (3) Модель «постсоветского увядания». Беларусь и Российская Федерация являются (и остаются) членами СНГ, а их отношения развиваются в основном контексте изменений самой организации СНГ. Эта модель может размываться автоматически на фоне неоднозначного осуществления инерционной двусторонней модели отношений России и Беларуси. В итоге происходит не только фактическое разрушение неэффективной интегративности, но и новая длительная историческая неопределенность, приводящая в тупик и население и лидеров.

 

Несмотря на достаточно серьезные законодательные документы и соответствующие политические консультации, реальная политическая практика показывает, что феномен единого государства не имеет будущего. Достаточно принять во внимание только лишь современную позицию белорусской стороны. В период с 1996 по 2001 год эта парадигма имела значение в данном масштабном историческом проекте. Позже, особенно с 2003 года ситуация изменилась. Белорусский президент однозначно определил позицию страны, как суверенную, как сохранение белорусской государственности. Часть элиты, причем значительная, включая оппозицию, одобрила данный курс.

Суть ситуации зашифрована в том, что новая «историческая скорость» развития на постсоветском пространстве наблюдается в разных странах с разными эффектами. Это подтверждает 2 примера: Грузия и Украина. Парадокс в том, что Российская Федерация потеряла известное лидерство именно на фоне происшедшей смены элиты в этих странах. Аналогично потускнел и образ В.Путина, как генерационно молодого лидера страны и реформатора.

Ситуация осложняется и том, что новый вызов для самой России – выход за рамки привычных собственных «внутренних» политических и экономических интересов. По этой причине самой России также стоило бы развивать свою внешнеполитическую экспансию в ближнем зарубежье и формировать новое экономическое и политическое пространство вокруг себя. Конечно, при таких задачах партнерство с Беларусью не является главной целью, скорее эта задача постепенно, но верно перемещается на более низкий уровень. Необходимо выдерживать определенный темп, получать знаковые достижения, не терять положительных экстерналий.

В такой новой «игровой» ситуации концентрировать усилия на быстрейшей и полнейшей интеграции только лишь Беларуси и России необходимости нет. Особенно с июня 2002 года интеграционная инициатива вообще перешла к российскому президенту. Стали меняться некоторые правила игры, более внятно и четко российские интересы накладывались на матрицу происходящих интеграционных процессов. Не столь высока цена таких достижений в реализации союза Беларуси и России, если станет разваливаться СНГ, а стратегические партнеры России уйдут в НАТО и ЕС.

            Украина и Грузия считают себя уже почти что членами НАТО. Изменилась повадка новой элиты этих стран. Впрочем и НАТО с их участием будет другим НАТО. Перестанет быть НАТО в старом смысле слова. Такого рода перемены будут удачными для мирового сообщества и дают возможность снизить масштабы недопонимания, психологического дисбаланса в оценках ситуации на постсоветском пространстве. Именно тогда нынешняя риторика Минска окажется невостребованной на собственном внутреннем информационном поле. Впрочем, если поразмыслить, то можно придти к выводу, что это произойдет гораздо раньше.



[1] Приведенные цифры рассчитаны автором на основании официальной государственной статистики. Это относится к таблицам и графическим диаграммам, помещенным в данной статье.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!