Самоощущение и интеграционизм . Семья, страна и власть глазами белорусов, россиян, украинцев и ...

Автор  04 июля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

К саммиту стран ЕврАзЭС в Минске 23.06.06 была приурочена презентация результатов V волны опросов граждан стран участников этой организации. Семь авторитетных социологических центров, в числе которых белорусская социологическая лаборатория «Новак», российские ВЦИОМ и ЦИРКОН сравнили социальное самочувствие, отношение к власти, интеграционные настроения и восприятие рисков и угроз жителями России, Украины, Беларуси, Казахстана, Азербайджана и Киргизии. Опросы проводились в апреле – мае 2006 года. Руководитель проекта, глава Исследовательской группы ЦИРКОН Игорь Задорин и его коллеги в большей степени на свои собственные деньги ведут очень интересное исследование, основываясь на концепции и идеях «Евробарометра». Ярослав Романчук
 

Простое любопытство, а не заговор Социологи стран, участвующих в проекте, испытывают очевидные сложности с определением того институционального образования, которое является объектом исследования. ЕврАзЭС призван сформировать общую таможенную границу Беларуси, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана. Он ставит амбициозные задачи выработки единой экономической политики в рамках общего рынка. С 10.10.2000 года, когда был подписан договор об учреждении ЕврАзЭС, страны используют эту переговорную площадку для встреч политиков, бюрократов и приближенных к власти бизнесменов. Ощутимой либерализации торговли, тем более таможенного союза в рамках этого объединения нет.
Еще хуже обстоят дела с Единым экономическим пространством (ЕЭП). Его-то проанонсировали, а создать, как всегда, забыли. Судьба СНГ, самого старого интеграционного проекта, незавидна. Он балансирует между статусом ежегодной встречи глав государств и бракоразводного процесса небольшой группы стран бывшей советской империи.  Исследователи также часто используют клише «постсоветские страны», только почему-то в него не включаются страны Балтии.
В отличие от Европы или Латинской Америки социологи в рамках «Евразийского монитора» сравнивают страны, которые в реальности не работают ни в одной полноценной интеграционной организации. Они все еще находятся в состоянии постсоветского развода. При наличии разного рода интеграционных «пустышек» социологи могут исследовать комбинацию каких угодно стран. В реальном мире, а не на геополитических картах МИДов и Советов безопасности жители этих стран живут самостоятельной жизнью, часто даже не догадываясь об интеграционных организациях.
    Схожие оценки тех или иных процессов или состояний шести исследуемых стран легко объяснить. Во-первых, все мы вышли из советского прошлого. Совок в каждой из стран до сих пор еще жив. Для преодоления этого наследия нужно еще, как минимум, одно поколение. Не зря же Моисей 40 лет водил свой народ по пустыне. Во-вторых, все еще сохраняется влияние схожего образовательного, информационного и языкового пространства. Учителям и журналистам, политикам и интеллигенции чип либерализма и капитализма вставить нельзя. Поэтому новая жизнь неизменно предстает через призму старых знаний и оценок. В-третьих, содержание социально-экономических реформ в исследуемых странах находится в рамках одной парадигмы – медленные преобразования при сохранении доминации государства в основных секторах экономики.
    Тем не менее, социологи фиксируют целый ряд существенных отличий в оценке разных событий, явлений и организаций. Авторы проекта отмечают, что по многим позициям различия между разными возрастными группами в одной стране существенно больше, чем между странами. Молодежь уже погружена в иное информационное поле. Она иначе реагирует на разнее социальные явления. По мнению социологов, Украину во многом лишь территориально можно назвать одной страной, т. к. оценки западных и восточных регионов страны сильно отличаются друг от друга. Поэтому выбор стран-объектов исследования означает лишь желание социологов узнать поглубже внутренний мир их жителей, возможно, создать спрос у тех политиков, которые не декларативно, а серьезно подойдут к вопросу региональной интеграции. Такая информация любопытна и весьма полезна. Однако едва ли корректно обвинять ученых в том, что своими исследованиями они легитимизируют структуры-пустышки, тем более амбиции кремлевских или любых других политиков. Социальная адаптация Уровень социальной адаптации определяется, как доля положительных и отрицательных ответов на вопрос об удовлетворенности современной жизнью. В странах ЕС это показатель составляет 81%. По нему ближе всех к европейцам из опрошенных шести стран находится Казахстан (74%) и Беларусь (69%). Отметим, что число не удовлетворенных в этих странах гораздо меньше: в Казахстане – только 23%, а в Беларуси - 28%. В Украине и России число недовольных жизнью больше, чем удовлетворенных: в России 41% против 58%, в Украине – 30% против 66%. Украинцы попали в ловушку завышенных ожиданий. От В, Ющенко и «оранжевой» власти в целом ждали чуть ли не чуда. Соцопрос четко уловил горькое разочарование действиями новых властей.
    С апреля 2004г. по май 2006 г. доля удовлетворенных жизнью в Беларуси постоянно росла: с 44% до 69%. В Казахстане за этот же период она выросла с 56% до 74%. В России максимальное число удовлетворенных жизнью было в сентябре 2004г. – 48%. В апреле 2006 г. она было только 41%. В Украине наибольшее число довольных жизнью (41%) было зафиксировано в апреле 2005 года, т е. сразу после победы оранжевой революции.
    С одной стороны, безудержный оптимизм жителей богатых энергоресурсами авторитарных стран понятен. Кстати, судя по природе доходов бизнеса и бюджета, к ним относится и наша страна. При высоких ценах на нефть (и газовых дотациях в случае Беларуси) нет проблем с обеспечением щедрого бюджетного финансирования социальный программ, инвестиций в инфраструктуру и строительство. Распределение на голову свалившихся миллиардов долларов особого труда не составляет. С другой стороны, в Казахстане и Беларуси (в гораздо большей степени) демократия и свобода слова существенно ограничены. Это значит, что суждения людей формируются в условиях сильных информационных искажений. Более того, они высказывают свои мнения с поправкой на коэффициент страха. По мнению отдельных социологов, результаты любых соцопросы из авторитарных стран следует корректировать на этот коэффициент.
Аналогичные результаты получены по оценке материального положения семей. В Беларуси 78% респондентов оценивают положение своей семьи, как среднее, хорошее и очень хорошее. С апреля 2004г. мы фиксируем устойчивый рост этого показателя с 57%. В Казахстане число довольных положением своей семьи самое высокое из шести обследуемых стран. В апреле 2004г. доля таких респондентов была 79%, а в апреле 2006г. – 86%. Такие результаты также во многом объясняются спецификой информационного поля и шкалой сравнения. По итогам опроса домашних хозяйств Минстата Беларуси общий денежный доход белорусского домашнего хозяйства в 2005 г. составил $294 или $113 на человека в месяц. Уровень притязаний жителей Беларуси чрезвычайно низкий, если принять на веру то, что 69% белорусов удовлетворены материальным положением своей семьи. В такой ситуации не вызывает удивления и тот уровень оценки экономического положения страны. Когда с телеэкраном не сходят кадры второй мировой войны, терактов в России, демонстраций в Украине, бомбежек Ирака, Югославии или Афганистана, то вид нескольких современных объектов в Минске и областных городах автоматически транслируется на экономические успехи.
    В отличие от доли социально адаптированных жителей гораздо больше россиян считает материальное положение своей семьи средним, хорошим и очень хорошим. В апреле 2006г. таких было 67%. Два года назад было 66%. Хуже всех оценивают свое материальное положение украинцы. В апреле 2004г. доля довольных семей была 53%. В сентябре этого же года она достигла пика – 62%, а в апреле 2006г. опустилась до 58%.
    Интересно сравнить оценки материального положения семьи и страны. В Беларуси в мае 2006г. экономическое положение страны считали средним, хорошим и очень хорошим аж 81% жителей. Два года назад таких было 56%. Это значит, что за этот период увеличилось число белорусов, считающих, что страна живет лучше, чем их семьи. Точно такое же положение в Казахстане. Здесь аж 94% жителей считают, что в экономике страны все в порядке. Т. е. PR и информация из СМИ работают так, что люди считают: «В стране – все ОК, а я живу чуть хуже».
Зеркальное положение зафиксировано в России и Украине. В этих странах гораздо больше жителей оценивают материальное положение своей семьи лучше, чем страны. У нашей восточной соседки 67% респондентов оценили свое материальное положение, как среднее и хорошее. Такую же оценку стране дали только 58%. В Украине разница еще больше -  58% против 33%. После оранжевой революции более чем на 20% увеличились реальные доходы населения, почти на 40% выросли пенсии. По-прежнему сохраняются сильные дотации по ЖКУ. Даже после повышения цен Россией на газ темпы роста ВВП сохранились на положительном уровне. Все эти аргументы все равно не подсластили горечь украинцев в оценке положения в экономике страны. Очевидно, что прямой корреляции между реальностью и самоощущением граждан нет.
    Богатая нефтью и газом Россия также не может транслировать рост своего богатства на удовлетворенность положением дел в стране своих граждан. Коррупция, неудачная PR поддержка кампании по монетизации льгот, техногенные катастрофы и угроза терактов – на этом фоне даже рост ВВП и объема стабилизационного фонда не помогает. Оценка будущего Победные отчеты белорусских властей и чрезвычайно оптимистические планы экономического развития до 2010 года повлияли на оценку будущего жителями нашей страны. Находясь под мощным пропагандистским прессингом, многие белорусы потеряли способность критического осмысления происходящего. В мае 2006 года 40;% белорусов посчитали, что мы будет жить несколько или значительно лучше. Для сравнения в апреле 2004 года таких было только 22%. Белорусские пропагандисты так часто повторяли слово «халва», что почти половина белорусов почувствовала во рту ее вкус.
Еще больший оптимизм зафиксирован в Казахстане. В этой стране 54% жителей считает, что в будущем их жизнь улучшится. В 2004 году таких было 39%. То ли казахские и белорусские власти научились распределять нефтегазовую ренту и доходы от продажи сырья, то ли граждане этих стран предпочитают жаловаться на жизнь только на кухнях в компании близких родственников. Феномен «чарки и шкварки» и «лишь бы не было войны» остается сильной доминантой общественного сознания.
    В России и Украине уровень социального оптимизма (совокупная доля оценок «будем жить значительно лучше» и «будем жить несколько лучше») составляет 24%. Два года назад в России он был 28%, а в Украине – 27%. В апреле 2005 года у наших южных соседей наблюдался небольшой всплеск оптимизма до 37%, который в октябре прошлого года упал до 14%. Пока «оранжевые» лидеры явно не оправдывают того кредита народного доверия, который предоставили ему граждане страны. Президент превыше всего Среди троицы госорганов власти – президент, правительство, парламент - в Беларуси, России, Казахстане и Украине жители наиболее позитивно оценивают действия президента. В азиатском Казахстане аж 89% респондентов положительно оценивает действия Н. Назарбаева. Это значительно больше, чем поддержка правительства (67%) и парламента (64%). Заметим очень высокую поддержку населения Казахстана к структурам власти в целом. На втором месте по доле позитивных оценок органов власти находится Беларусь. У нас деятельность главы государства одобряют 69%, правительства – 59%, парламента – 49%. Авторы исследования специально подчеркнули, что эти цифры ни в коем случае нельзя отождествлять с рейтингами доверия к персоналиям. Скорее жители исследуемых стран доверяют институту президентства, который выглядит (опять же через сильно манипулирующие общественным сознанием СМИ) лучше не имеющих полномочий правительств, тем более парламентов.
    Особенно большим является разрыв в положительной оценке действий президента и других органов в России. Положительно оценивают действия В. Путина 72% респондентов. Добрым словом о деятельности правительства отзывается только 31% россиян, Думы – 21%. На фоне централизации власти в России, полного подчинения М. Фрадкова и его правительства Кремлю россияне почему-то не связывают экономические и социальные проблемы своей страны с деятельностью самого В. Путина. Добиться такого результата без установления госконтроля за СМИ, законодательным органом было бы невозможно.
    Украина является единственной страной, в которой ни один государственный институт не имеет поддержки даже половины граждан. Деятельность В. Ющенко позитивно оценивают 36% респондентов, правительства – 24%, Верховной Рады – только 18%. Отметим, что поддержка деятельности президента Украины резко выросла до 57% в апреле 2005 года (доверие и к другим органам власти в это время резко выросло), но через полгода она была уже только 32%. Справедливости ради надо сказать, что в бытность Л. Кучмы позитивными деятельность главы государства оценивали только 18%. Так что Украина остается страной с острым дефицитом доверия к государству в целом. Люди научились игнорировать действия и бездействие власти. Они зачастую самостоятельно решают все проблемы экономической деятельности, в том числе защиты жизни имущества, не прибегая к помощи государства. Интеграционные ориентиры Социологи также пытались выяснить интеграционные настроения жителей исследуемых стран. Для этого они задавали респондентом вопрос, «с какими из указанных стран было бы правильно объединиться». При представлении результатов исследования Игорь Задорин специально подчеркнул, что речь не идет об объединении в одно государство, а всего лишь о желательности внешнеполитической ориентации страны. 58% белорусов считает желательным ориентацию на Россию, 22% - на Украину, 20% - на Европейский Союз и 12% – на Казахстан. Остальные страны-ориентиры в списке получили менее 5%.
    46% россиян благосклонны к интеграции с Беларусью, 37% - с Украиной, 30% - с Казахстаном и 16% - с Европейским Союзом. 10 - 11% интеграционной поддержки получили россиян Армения, Азербайджан и даже Узбекистан.
    Интеграционные предпочтения украинцев не сильно отличаются от россиян и белорусов. 51% опрошенных в Украине считают правильным ориентироваться на сотрудничество с Россией, 36% - с Беларусью, 21% - с Казахстаном и 20% с Европейским Союзом. При этом запад и восток Украины имеют прямо противоположные предпочтения внешнеполитической ориентации: «оранжевая» часть – на Запад, «голубая» - на Россию. В такой ситуации для Беларуси естественным является реальная поливекторная политика, по принципу «дружим со всеми».
Беларусь и Украина являются странами, в которых преобладают интеграционные настроения. В Украине 36%, а в Беларуси 30% респондентов выразили желание жить в союзе стран, представленных в ЕЭП. Только 22% у нас и 24% в Украине ответили, что хотят жить «в своей собственной стране без вхождения в союзы с другими государствами». При этом доля респондентов, которые хотели бы жить в объединенной Европе в Беларуси и Украине одинакова – 18%. В наших странах по-прежнему сильным остается комплекс собственной неполноценности. Независимость наши страны получили более 15 лет назад, но нам все еще кажется, что наше национальное счастье – в интеграции с другими.
Россияне и казахи в этом смысле гораздо лучше понимают, что лучше сконцентрироваться на жизни своей страны. 36% казахов и 33% россиян заявили, что хотят жить «в своей собственной стране без вхождения в союзы с другими государствами». Компанию стран ЕЭП выбирают только 20% россиян и 24% казахов. Ностальгирующих по Советскому Союзу в России оказалось больше, чем сторонников ЕЭП – 21%. Это заметно больше, чем в Беларуси и Украине (11%) и Казахстане (12%). Однако число совков в исследуемых странах уменьшается. В апреле 2005 г. таковых было 27%, а через год – 21%. Большая часть сторонников этой формы интеграции перешла, очевидно, в ряды поддерживающих ЕЭС. Их число увеличилось за год с 15% до 20%. В Украине рост симпатий к ЕЭП еще больше: с 26% в апреле 2005 г. до 36% в апреле 2006 г. При этом популярность объединенной Европы за этот же период упала с 30% до 18%. В нашей стране число изоляционистов остается примерно одинаковым, в пределах 21 – 25%. Число ностальгирующих по СССР стремительно падает (с 17% до 11%). Популярной в Беларуси остается идея об интеграции в рамках ЕЭП (рост в 21% до 30%), Доля сторонников объединенной Европы с 2005 года остается в пределах 18 – 22%. Заметим, что наименее популярной интеграционной формой является СНГ. Ее поддерживают менее 10% респондентов, а в Украине – только 4%. С учетом хода переговоров по ЕврАзЭС и ЕЭП можно смело предсказать такую же судьбу этих проектов.
    Любопытны ответы респондентов на вопрос о вероятном противнике стран. Для 46% россиян и 40% белорусов такой страной является США. Это результат жесткой антиамериканской пропаганды, которая характерна для СМИ Беларуси и России. Кажется, что эти страны не могут обойтись без образа врага. Для сравнения 46% украинцев и 40% казахов посчитали, что врагов у них, даже вероятных, нет. В нашей стране таких только 22%, в России – 6%. Очевидно, белорусско-российские военные и властные политики усиленно пытаются раздуть потенциальную угрозу со стороны НАТО и США, чтобы оправдать рост расходов на военные нужды. Если жители наших стран будут уверены в том, что нам не угрожает ни одно другое государство, то у них могут закрасться сомнения в адекватности агрессивного поведения своих правителей во взаимоотношениях с США и ЕС.

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!