Правительство последней надежды. Перед лицом невыполнимых задач

Автор  15 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В первый раз премьера С. Сидорского назначили последним, когда все правительство уже было сформировано. После мартовских президентских выборов получилось с точностью до наоборот. Новый старый премьер терпеливо ждал, с кем же ему придется нести крест ответственности за прогнозируемый провал переговоров по ценам на газ и нефтяным схемам. Указом № 290 от 5 мая А. Лукашенко назначил 37 человек ему в поддержку. Среди них есть шесть новичков. Виктор Буря стал заместителем премьер-министра, Александр Озерец министром энергетики, Николай Пантелей министром связи и информатизации, Владимир Потупчик министром труда и социальной защиты, Василий Жарко министром здравоохранения и Александр Селезнев - министром архитектуры и строительства. Основные «зубры» правительства в лице силовиков и экономического блока остались на своих местах. Ярослав Романчук
 

На самом деле, логика новых назначений вполне понятна. Совет Министров давно превратился в секретариат при администрации президента. С. Сидорский и его коллеги по разным причинам смирились с этой ролью. То ли на каждого из них есть отдельная опасная папка, то ли они действительно не видят иного пути развития страны и охотно встраиваются в неоплановую парадигму.
    А. Лукашенко не было смысла менять ключевых фигур Совмина. Сняв С. Сидорского, Н. Корбута, Н. Зайченко или А. Дейко он бы накал их за выполнение практически всех прогнозных показателей, за торжественные рапорты по окончанию второй пятилетки. А ведь он сам использовал эти показатели перед электоратом в качестве своих достижений. Не было и острой внешнеэкономической надобности радикально «ператрахивать» состав правительства. В 2006 году Беларусь продолжает получать газ по уникально низким ценам. Россияне охотно загружают под завязку наши нефтеперерабатывающие мощности. Валютная выручка бьет рекорды. Зарплаты и пенсии растут по графику. Цены, словно не замечая интенсивной работы денежного печатного станка, замерли на отметке 8%. Даже ЖКУ подчинились приказам и перестали вызывать раздражение вышестоящей власти.
    Да, вышла промашка с переходом на новый режим уплаты НДС. Не может не вызывать опасений падение торгового оборота с Россией. При запотолочных ценах на жилье все больше семей осознает, что в течение своей жизни им не видать своей квартиры. Вышла промашка с трудовыми контрактами, которые вызывают явное раздражение электората. Бесплатная медицина все чаще становится причиной нервных срывов. Однако все эти проблемы не рассматриваются в качестве стратегических ошибок, смертельных неполадок предложенной модели. Если бы А. Лукашенко уволил весь экономический блок, он бы дал понять, что избавляется от людей, которые по разным причинам переросли свой статус работников секретариата. Если бы он отправил в отставку силовиков, люди в погонах бы наверняка обиделись: выборы выиграли, оппозицию разогнали, всех террористов поймали. Вовсю идет зачистка политического и гражданского поля во имя стабильности. Поэтому логичным сохранение за В. Наумовым, С. Сухоренко и Л. Мальцевым своих должностей.
    Увольнение министров труда, строительства и здравоохранения должно показать электорату, что социальная политика – это не пустой предвыборный слоган, а системная работа. Новый министр связи должен раскрутить на рынке сотового госоператора «Бэст», а новый главный энергетик страны должен вставать и ложиться спать с мыслью об энергетической безопасности, не исключено что в свете развития отечественной атомной энергетики. Поскольку вопрос в обществе воспринимается не однозначно, то, очевидно, понадобилось новое лицо, чтобы начать обкатывать эту тему среди номенклатуры и населения. Всех новых лиц следует рассматривать исключительно как технократов. Причем далеко не всегда выбор делается на основании критерия «лучший в специальности». Знакомства, лояльность, личная уязвимость и политическая предсказуемость – все эти факторы учитывались при назначении каждого из членов правительства. Больше невыполнимых задач Уже первое заседание нового Совмина с А. Лукашенко показало, каким будет режим взаимоотношений между ними. Раздать как можно больше противоречивых приказов, говорить лозунгами, игнорировать наличие средств для достижения поставленных целей – глава страны делает все, чтобы к концу года иметь все основания заявить: «Они меня подвели, не выполнили мои указания, обманули народ». В конце 2006 – начале 2007 г. А. Лукашенко явно понадобится козел отпущения, стрелочник», чтобы на него можно было списать неудачи в экономической политике. А. Лукашенко ставит перед С. Сидорским и его первым заместителем В. Семашко задачу договорится с Россией о небольшом повышении цен на газ, процентов эдак на 10 - 15%. Без передачи «Газпрому» активов «Белтрансгаза», тем более «Белтопгаза». Не выполнение этой задачи грозит публичной поркой и разгромным черным PR-ом во всех государственных СМИ. А. Лукашенко сетовал на недостаток инициативы премьера, его неумение эффективно действовать на упреждение негативных явлений. Одновременно он посчитал недопустимым «попытки «корректировать» поручения президента». Вот и понимай, как знаешь: проявишь рвение и инициативу – могут обвинить в ревизионизме, не проявишь – в саботаже.
    Давно мечтающий о тихой дипломатической работе Н. Корбут остался-таки министром финансов. До сих пор он радовал А. Лукашенко профицитами, регулярной выплатой зарплат и изобилием госинвестиций. Однако и ему выполнить новые задачи будет непросто. Ему велено прекратить постоянно пересматривать бюджет, «принять действенные меры по предотвращению нецелевого и незаконного расходования бюджетных средств», а также развивать страховой рынок. Естественно, Н. Корбут побоялся спросить, почему другие органы в течение года принимают решения о перекраиванию бюджета, ставя его перед фактом, а он – министр – вынужден только подписывать бумажки.
Как развивать страховой рынок в условиях монополии государства, также никто не уточнил. Если кто-то усмотрел в этом попытку создать рыночный институт, то ему можно посоветовать не тешить себя пустыми надеждами. А. Лукашенко рассматривает денежные средства стразовых компаний в качестве ресурсной базы государственных банков, которые «смогут инвестировать в наиболее значимые для государства инвестиционные проекты».
В этом коротком предложении совершенно ясно просматривается судьба сразу двух важных секторов отечественной экономики, банков и страховых компаний. Эти сферы останутся под жестким контролем и, надо думать, в собственности государства. Значит, они продолжат оставаться финансовыми департаментами администрации президента по финансированию определенных ею инвестиционных приоритетов. Как только бюджет почувствует последствия ухудшения конъюнктуры на своих основных экспортных рынка и роста цен на газ, так сразу Н. Корбут может стать громоотводом народного гнева.
    Еще более сложная задача стоит перед одним из самых слабых министров экономического блока – А. Дейко. Она управляет налогами и сборами. «Упрощение налоговой системы в Беларуси должно быть направлено на сокращение количества и снижение ставок налогов и сборов, оптимизацию порядка их исчисления и уплаты» - цель поставлена, безусловно, благородная и нужная. Загадка уровня Сфинкса заключается в том, что это нужно сделать без «сокращения поступлений в бюджет», т. е., надо понимать, при сохранении доли госрасходов на уровне половины ВВП.
Ломать голову над тем, как при таком разросшемся государстве повысить эффективность «работы предприятий реального сектора экономики», увеличить их конкурентоспособность, будут зам. премьера А. Кобяков, министр промышленности А. Русецкий, министр экономики Н. Зайченко и министр сельского хозяйства Л. Русак. В этой компании А. Кобяков неожиданно был назвал теоретиком, хотя за последние 15 лет его работы не были замечены на престижных научных конференциях внутри страны, тем более за рубежом. Если работы А. Кобякова – это вся теория, на которой строится белорусская модель, то становится понятным, почему приказы доверяющего ему А, Лукашенко такие противоречивые. Становится немножко страшно за устойчивость здания белорусской экономики, главным архитектором которой выступает теоретик А. Кобяков. Возможности не поспевают за амбициями Глава государства никак не может понять, почему так стремительно дорожает жилье. Получается, что правительственные теоретики не могут объяснить ему закономерности спроса и предложения. Когда государство резко ограничивает вход на рынок строительных услуг, подогревая спрос и блокируя инвестиции в другие сферы, когда чиновники искусственно сдерживают цены на ЖКУ, дисбаланс на рынке жилья обеспечен. Новый министр А. Селезнев должен строить больше и дешевле, обеспечив вместе с министром ЖКХ В. Белохвостиковым снижение затрат на жилищно-коммунальные услуги. Если серьезно подходить к решению этого вопроса, то выполнение поставленных задач потребует кардинального пересмотра подходов как к строительной, так и к жилищно-коммунальной отрасли. Едва ли можно предположить, что творческий и профессиональный потенциал ответственных министров соответствует серьезности вызовов.
    Руководитель «Беллегпрома» Э. Нарышкин получил еще один шанс спасти белорусскую легкую промышленность. Эта тема такая гиблая, что найти под нее более-менее ответственного человека очень сложно. В последние годы кроме внешнего протекционизма, выбивания субсидий из бюджета, борьбы с частными конкурентами внутри страны этот менеджер ничего не предложил. Только в 2005 году «Беллегпром» получил финансовую поддержку на сумму более Br40 млрд., но «желаемый результат так и не был достигнут». А. Лукашенко, предупредил доминирующих в стране промышленных лоббистов: «Если свою задачу вы видите только в выбивании льгот для промышленности, то вы ошибаетесь. Меня одинаково волнует положение дел в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, энергетике и социальной сфере».
Конечно, он не может направить все ресурсы в один или два сектора, но он в сердцах перечислил основных бенефициаров текущей политики и основной метод их работы. Именно руководители этих секторов вместе с министром торговли А. Иванковым довели до бунта индивидуальных предпринимателей. А. Лукашенко предупредил, чтобы не ухудшать их положение на рынке, но целый ряд законодательных инициатив людей, оставшихся в новом правительстве говорит о том, что ИП-шники и МСБ еще не раз будут вздыблены. Тем более что основание для этого дал сам глава страны, потребовав до 1 июня 2006 года «обеспечить действенную систему гарантий качества и безопасности товаров, ввозимых в нашу страну из-за рубежа». Такая формулировка – идеальное прикрытие самых грубых протекционистских мер.
В новом старом Совмине трудно назвать хотя бы одного человека, который был бы убежденным рыночником. Если финансовая ситуация предприятий ухудшится, возникнут проблемы с наполнением бюджета, то министры и руководители концернов, в первую очередь, побегут жаловаться на частников, которые, мол, забирают хлеб у государственных предприятий. Даже во время первой встречи А. Лукашенко не решился произнести ключевое слово рыночной экономики – «банкротство». Значит, инвестиционные и управленческие ошибки будут по-старинке финансироваться за счет бюджета и банков. Главный менеджер страны не однократно грозился прекратить оказывать финансовую помощь убыточным предприятиям, но еще ни разу эта угроза не была претворена в жизнь.
    Перед министром промышленности А. Русецким стоит очень сложная задача модернизировать промышленность и «внедрять инновационные принципы», что бы ни значила эта загадочная фраза. А. Лукашенко признался, что в плане интеграции науки и производства «мы еще работаем в традициях советских времен, когда предприятия и научные учреждения были сами по себе. Одни годами штамповали серийную продукцию, а другие складировали на полках диссертации». Очень точно описанная проблема не нашла своего решения в структуре нового правительства. В стране продолжают работать инновационные фонды, Национальная академия наук, многочисленные НИИ, но пользы от них для реального сектора практически нет. Независимые экономисты продолжают оставаться на обочине дискуссии о стратегии экономического развития.
Штамповкой больших объемов серийной продукции, когда необходимо быстро реагировать на меняющие вкусы потребителей и ориентироваться на кастономизацию (адаптацию каждой единицы продукции под индивидуальный вкус и требования покупателя) проблемы белорусской промышленности не решишь. Однако ни Э. Нарышкин, ни другие отраслевые начальники так и не заикнулись о необходимости приватизации и децентрализации системы управления экономикой. Не говорил об этом и первый президент.
    Вызывает тревогу то, что внимание высшей власти дошло и до любителей собирать ягоды и грибы. А. Лукашенко считает анормальной ситуацию, когда более 90% грибов и отдельных видов дикорастущих ягод закупается у населения частными компаниями и вывозится за пределы страны. Он потребовал заменить частников государственными товаропроизводящими сетями и продавать больше грибов и ягод на внутреннем рынке. Правда, он не уточнил, кто же будет формировать спрос на них.
    Утверждая, что Совмину «даны огромные права», А. Лукашенко пригрозил ужесточить спрос за результаты его работы. Найти в указе № 290 положения, которые бы перераспределяли права и ресурсы от администрации президента в пользу правительства, нам не удалось. Это еще раз подтверждает тот тезис, что Совмину и Сергею Сидорскому уготована участь не креативщика и стратега, а жертвенного агнца, которого отдадут во имя стабильности и «за новую Беларусь» то ли к рождеству этого года, то ли к пасхе следующего.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!