Загадывая желания

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Есть хорошая народная традиция – в канун Нового года и на Рождество желать друг другу всего наилучшего. Стандартный набор - здоровье и счастье, встреча с любимым, хорошая работа и новая квартира - хочется дополнить пожеланиями более глобального характера. Белорусы мечтают о стабильных ценах и надежном рубле, дешевых и качественных товарах и услугах, а также о возможности торговать со всем миром. Что бы там ни говорили политики, куда бы ни вел страну А. Лукашенко, но предпринимателям и потребителям, банкирам и бюджетникам хочется идти вслед за цивилизованным миром. Не встречал я еще белорусов, которые чувствовали бы себя комфортно в компании Узбекистана и Таджикистана, Ирана и Ирака, Кубы и Северной Кореи. А ведь, по мнению многих авторитетных международных организаций, условия для создания богатств у нас не хуже, чем у развитых стран. Ярослав Романчук
 

Желаю стабильных цен

В первый год после выборов президенты стараются провести самые болезненные и непопулярные реформы. Либерализация цен, приватизация и реформирование бюджетно-налоговой политики приносят свои плоды только через два или три года, как раз к следующим выборам. Такова логика поведения демократически избранных руководителей и парламентов. На Беларусь она пока не распространяется. Ряд высказываний А. Лукашенко в 2001 году позволяет нам оценить реальность праздничных пожеланий белорусам в Новом году. В апреле 2001 г. на семинаре-совещании для представителей местной исполнительной власти АГ категорически запретил правительству с апреля увеличивать цены более чем на 0,5% в месяц. «Рост цен не идет на пользу ни населению, ни экономике республики». Первый президент был «готов подписать соответствующий декрет, запрещающий дальнейшее повышение цен... У власти хватит ума и мудрости выдержать прессинг различных политических сил, не утонув в омуте безвластия и непродуманных реформ, выработав при этом свою собственную экономическую модель». Интересно было бы узнать, как Администрация президента сдерживала свой собственный прессинг, потому что никто, кроме АГ, не имеет реальных полномочий вмешиваться или санкционировать вмешательство в работу Национального банка. Если принять инфляцию в России за единицу, то в период 1990 – 2001 цены промышленных производителей в Беларуси выросли более чем в 230 раз, а потребительские цены – в 140 раз (для сравнения, на Украине цены выросли «всего» в 20 и в 11 раз). Несмотря на строгие приказы главы государства, за 11 месяцев 2001 года молоко подорожало почти на 60%, яйца – на 52%, картофель более чем в 2 раза, фрукты на 73,6%. Платные услуги населению подорожали на 67,5%, коммуналка – на 69% (водоснабжение – на 103,4%, отопление – на 127,1%). Городской пассажирский транспорт подорожал более чем в 2 раза, а услуги дошкольных учреждений – на 110,2%. Так что в ценовой политике выработку собственной экономической модели нельзя назвать удачной. В 2002 год Беларусь вошла, не имея программы конкретных мер, с очень слабым правительством и лишенным полномочий Национальным собранием. Набирающий обороты денежный печатный станок и растущий дисбаланс между монетарной и фискальной политикой не сулят исполнений желаний тем, кто мечтает о низкой инфляции, о стабильном валютном курсе и о рыночном ценообразовании.

Желаю много, много инвестиций
Директора большинства предприятий РБ, по-видимому, пожелали друг другу привлечь иностранные инвестиции и получить доступ к разным кредитным линиям. В 2001 г. эту проблему пытался решать и А. Лукашенко. В середине апреля 2001 г. на селекторном совещании по вопросам агропромышленного комплекса он напомнил руководителям «Славнефти», «Беларуснефти», «Белнефтехима», Новополоцкого НПЗ и других не совсем «нищих и обношенных» предприятий (мнение АГ) об их долге «пожертвовать для крестьян... Пожертвовал – будешь работать на рынке, не пожертвовал – до свидания». Это к вопросу о том, что предприятия не отвечают по обязательствам государства и наоборот. В рамках своей экономической программы белорусская власть приложила максимум усилий, чтобы «доносить» еще не доведенные до состояния банкротства предприятия и лишить частный бизнес всяких надежд работать открыто. Убедительный инвестиционный тон звучал и по отношению к иностранным инвесторам: «Пришли работать на нашу землю – и российские банки, и другие зарубежные банки – доведите до них мою просьбу. Пока еще просьбу» [о жертвоприношениях на село и другие государственные проекты]. Обращение относилось также к тем, кто «сегодня ходит, ползает, ездит на иномарках по стране». Конфискаций иномарок пока не было. Ни в один российский банк «золотую акцию» пока не ввели. При регистрации предприятия обязательное пожертвование на село или строительство пока еще не предусмотрено, но правовых и институциональных гарантий того, что этого никогда не будет в 2002 году, нет. Поэтому доля иностранных инвестиций в основной капитал за 11 месяцев составила 0,4%, застыв неприлично близко к точке экономического замерзания (в прошлом году было то же самое). 22.06.01 А. Лукашенко подписал Инвестиционный кодекс, но это никак не повлияло на инвестиционную активность в стране. Даже жилищное строительство, «священная корова» отечественной экономики, за 11 месяцев 2001 г. получило, в сопоставимых ценах, на 5,4% меньше и не смогло преодолеть порог рентабельности в 8,5%. Ситуация с сельским хозяйством еще хуже. Почти 60% с/х предприятий закончили год с убытками. Прибыльных хозяйств стало на 21% меньше. Несмотря на $800 млн. инвестиций, село сработало с отрицательной рентабельностью в 3,1%. Производство молока убыточно на 20,7%, крупного рогатого скота – на 24,6%. Убыточны производства яиц, птицы и льна. Провалены картофелеводство (сокращение производства на 13% при критически низкой рентабельности) и льноводство (минус 16% по сравнению с 2000 г.). Сократилось производство крупного рогатого скота. Колхозно-совхозная система не использовала уникальную возможность закрепиться на рынке говядины (в т.ч. в России) после вспышки коровьего бешенства и ящура в Европе. Домашние хозяйства с прохладцей отнеслись к призывам властей жертвовать свой труд и скот во имя светлого будущего нереформированного сельского хозяйства. Закупки скота у населения сократились на 33%. В такой ситуации лучшим способом экономии бюджетных средств было бы издание декрета о прекращении производства с/х продукции колхозами и совхозами, их расформирование и бесплатная передача в управление неспившимся агрономам, зоотехникам или растениеводам. Но этим новогодним пожеланиям вряд ли суждено сбыться в 2002 году. Желаю низких налогов  и возврата долгов В 2001 г. энергия органов государственной власти была направлена не на серьезную реформу налогового законодательства, а на принятие Налогового кодекса. Этот реакционный документ консервирует весь тот негатив, который накопился в белорусской экономике за последние годы. Споры идут лишь о том, кому дать больше льгот и кто должен ими распоряжаться, кому предоставить право формировать инвестиционный и другие фонды, кого наделить полномочиями осуществлять проверки хозяйственной деятельности и наказывать. И правительство, и Палата представителей оказались не в состоянии ответить на мольбы бизнеса о снижении налогового бремени и об упрощении администрирования бизнеса в целом. Единичные голоса разума утонули в мощном  потоке традиционалистов. По подсчетам независимых экспертов, налоговую систему Беларуси описывают 10 тысяч документов. Подозреваю, даже министр финансов не в курсе относительно всех нюансов уплаты 39 налогов, которые будут действовать в 2002 г. А чтобы заниматься внешнеэкономической деятельностью, необходимо проштудировать и усвоить содержание 2500 документов. Вряд ли в мире найдется человек, способный эффективно использовать знания из этой «Черной книги» бизнеса для легального зарабатывания денег и выполнения буквы и духа налогового законодательства. Власть, кажется, не замечает, что за 11 месяцев задолженность по платежам в бюджет составила 139 млрд. рублей и возросла с начала года в 3,3 раза. Правительство не придает большого значения тревожным сигналам из Министерства финансов, которое рапортует о выполнении плана по доходам за 10 месяцев 2001 г. только на 71,1%. По налогу на прибыль и акцизам собрано только чуть больше 60%, что свидетельствует о глубоком кризисе производителя. При сохранении таких тенденций и не выделении правительству очередного кредита Нацбанком, бюджет по итогам года может недополучить около 500 млрд. рублей. Эти долги никуда не исчезнут, а ведь в 2002 году запланировано изыскать возможности для получения 500 млрд. рублей сверх запланированной нормы. А норма, как известно, рассчитана, исходят из безусловного выполнения бюджетных показателей 2001 года. Из каких средств платить зарплату учителям и врачам? Откуда брать деньги на науку и на строительство дорог? На чем основаны обещания увеличить пенсии и зарплаты? Понятно, что праздничные пожелания роста доходов бюджетникам и пенсионерам вряд ли сбудутся. Правительство не получит новых надежных источников поступления налогов, о чем красноречиво свидетельствует финансовое состояние предприятий. За 10 месяцев 2001 г. прибыль предприятий в реальном выражении уменьшилась на 27,2%. Прибыль торговли и общественного питания, даже в номинальном выражении, сократилась на 10,7%, а по материально-техническому снабжению и сбыту - на 23,3%. Замени мы челноками все государственное снабжение, приватизируй торговлю и общественное питание – и количество проблем у бюджета и у занятых в этих отраслях людей заметно бы сократилось. До сих пор правительство не знает, что делать более чем с 4000 убыточными предприятиями. Их количество за год увеличилось на 66%. Совмин топает ногами, требуя сокращения издержек, увеличения инвестиций в науку и модернизацию производства, а предприятия не могут рассчитаться с долгами. Кредиторская задолженность за 10 месяцев превысила 7,7 трлн. рублей, увеличившись в реальном выражении на 15,7%. Почти 45% этих денег – просроченные долги. Новогодние пожелания представителей Минфина увеличить долю денежных расчетов как внутри страны, так и с поставщиками энергии, наталкивается на неприглядную долговую реальность. Кредиторская задолженность превышает дебиторскую на 37,3%. А в сельском хозяйстве – в 7,4 раза. Денег на счетах не хватает даже на выплату зарплаты. На 1.12.01 запасы готовой продукции по промышленным предприятиям составляли 66,3% месячного объема производства, незначительно увеличившись за год. По отдельным предприятиям только фонд зарплаты превышает месячную выручку на 30%. Детям можно рассказывать сказки о добром Санта Клаусе, который приедет и решит все проблемы. Взрослые же таким байкам не поверят. Особенно те взрослые, кто знаком с реальным состоянием финансов предприятий, райисполкомов и облисполкомов, кто не понаслышке знаком с состоянием республиканского бюджета. Ознакомившись с планами правительства на 2002 г. и проанализировав результаты работы экономики в 2001 г., нельзя не увидеть серьезных противоречий между законами реальной жизни и обещаниями белорусских полисимейкеров. Один из высокопоставленных чиновников,  размышляя о перспективах Беларуси, с ужасом в голосе признался: «Ты представляешь, они [А. Лукашенко и его новая–старая команда] серьезно думают вывести экономику из кризиса на базе Деклараций II Всебелорусского съезда, не имея никакой другой программы». Похоже, что благие пожелания миллионам белорусов - увидеть лучшую и более обеспеченную жизнь - сбудутся не скоро.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!