Ежу понятная экономика

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Из года в год деятельность правительства Беларусь вызывает знакомое многим чувство déjà vu. В последние 10 лет меняются фамилии премьеров, номера постановлений и указов, цифры прогнозов и бюджетных раскладов. Суть экономической политики остается одной и той же. В зависимости от поры года меняются горячие темы, но надрыв при их обсуждении, выражения лиц бичуемых чиновников и их потупленные взоры остаются неизменными. В США празднуют день сурка. В Беларусь впору праздновать день ежа, который бы символизировал скучную предсказуемость белорусской экономической политики. Ярослав Романчук
 

Борьба с Россией за низкие цены на газ и электроэнергию в начале года сменяется весенней мобилизацией на посевную. Затем наступает пора нагоняя за нужные показатели первого полугодия. Июль – сентябрь – это нескончаемая череда селекторных совещаний, проводимых чуть ли не в полувоенной атмосфере. Битва за урожай заканчивается «парадом победы», т. е. дожинками. Октябрь – декабрь – это время лоббирования очередных бесплатных кредитов, распределения госзаказа, списания старых долгов и заготовки кормов. Принимается очередной бюджет – и все идет по кругу. Из года в год. Раньше говорили – «от съезда к съезду». Клише на сегодня еще не придумали. Тем не менее, очевидно, что экономика вчера, сегодня и завтра при нынешней власти предсказуема, как реакция ежа на зимнюю оттепель. Энергетическое déjà vu Тема поставок газа из России открывает каждый год. Трудным был переход на новую цену почти $47 за 1000 м3 в начале 2004 года. Политические отношения между странами тогда были отравлены газом. «Белтрансгаз» остался белорусским на 100 процентов, что не могло не повлиять на ценовую политику «Газпрома». Бились долго и упорно. Целую зиму страна жила без контракта на поставку газа. Попробовали красть чужой – получили вентилем по рукам. Подписали, посчитали убытки от высоких цен – и ВВП вырос на 11%, промышленное производство на 15,6% и даже сельское хозяйство – на 12,9%. Такой реакции можно было бы ожидать от снижения цены, но белорусская экономика среагировала с точностью до наоборот. Мало того, что прибыль от реализации товаров и услуг за год выросла почти на 70%, а экспорт – на 35%. Долги за энергоресурсы сократились вдвое, да и к концу года правительство РБ даже $175 российского кредита получило. Вот к чему привела мобилизация экономики после подорожания газа. Если учесть, что цены на нефть и на электроэнергию также выросли, а все 16 прогнозных показателей были выполнены, то остается лишь пожелать продолжение тренда.
    Так, очевидно, рассуждали белорусские власти, подписывая контракт на поставки газа на 2005 году. Минфин по-старинке рассчитал бюджет не по той цене газа, которая получилась в реальности. Наши настаивали на USD $39.56 за 1000 м3 – получили все те же $46,68, но без НДСа. В итоге, как и в прошлом году, уже начали просить компенсационный кредит от России. И это при профиците бюджета около 1,7% ВВП. В 2004 году Совмин настаивал на увеличении объемов поставок газа. Увеличили. К концу года не знали, что с этим газом делать. Много купили, а продать излишки контракт не позволяет. В 2005 г. подписали контракт еще на больший объем -  19,1 млрд. м3. Начала болеть голова, как этот газ использовать. То недолет, то перелет – такова суть управляемой вручную белорусской экономики. Иногда случаются попадания, но чем дольше живешь в такой системе, тем реже.
    Проснулся белорусский еж, огляделся по сторонам, послушал, о чем говорят власти - и не понимает, какой год на дворе. Совещания у руководства страны проходят, как под копирку. Почему не «сбили» цену на газ, почему не обеспечили энергетическую безопасность, почему предприятия не занимаются энергоэффективностью и не могут перейти на торф, солнечную энергию или опилки. Дошли воспоминания и до мирного атома. Финансовое déjà vu Предсказуемы финансовые дела Беларуси. Наш еж, проснувшись в начале 2004 года, мог бы подумать, что тема получения суверенного кредитного рейтинга конкретна и не требует пространных дискуссий. Без него продавать евробонды нельзя. Дешевые кредиты на мировом рынке не получишь. Серьезные инвесторы встречают страну не по одежке, а по трем буквам в комбинации с плюсами и минусами. Поговорили, согласились – делаем. В процессе вдруг обнаруживаем, что рейтинг-то – это не прогнозный показатель по-белорусски, который можно «нарисовать» в политически корректной форме. Оказывается, что нам нужен был не просто рейтинг, а приемлемый для нас показатель. Это в «Беларусбанк» чиновник соответствующего ранга может прийти, потребовать – и получить приемлемую процентную ставку. Для Moody’s, Standard & Poor’s или Fitch диктовать условия не могут даже Билл Гейтс в паре с Дж. Бушем. А иметь кредитный суверенный рейтинг от белорусского государственной компании a-la «Белресурсы» или некой финансовой компании П. Бородина не к чему. По доморощенному телевизору покажешь, а за границу не возьмешь.
    Начали думать. Ввяжемся в это дело по получению рейтинга. Заплатим деньги. Нам присвоят «на уровне какого-то спекуляционного или же вообще дефолтного уровня… А скорее всего так и будет». Получается, как с МВФ. Просили кредит stand-by, приглашали на мониторинг, обещали исправить монетарную и фискальную политику, даже либерализацию – лишь бы стэнд был для Belarus.by. Поняв, что на международных финансистов магия наших идеологических заклинаний и сила выборных плакатов «За сильную и процветающую Беларусь» не действует, наши власти заявили в сердцах: «И не нужен нам ваш стэнд-бай! Гуд бай». Пошел С. Сидорский и П. Прокопович своею дорогой, а МВФ пошел своей.
    Такая же ситуация выходит по суверенному кредитному рейтингу. В 2005 году разговор бумерангом вернулся туда, откуда был инициирован. Как известно, еж по-разному может проснуться. Оттого и весна будет ранней или поздней. В прошлом году откуда-то взялось желание дружить с иностранными инвесторами, развивать экономические отношения с богатой Европой. В этом году белорусский еж проснулся иначе. Строго следуя объективным законам природы, А. Лукашенко говорит: «Три года назад мы договаривались с вами, что будем рассчитывать только на собственные силы». Непонятно, зачем Минфин поперся на переговоры по этому злополучному кредитному рейтингу? Зачем так быстро? Глава государства предупреждает: «Из-за поспешности действий мы можем получить удар ниже пояса. Как минимум, это нам ничего не даст: отвлечем людей, притащим сюда «экспертов», которые будут постоянно «изучать», «проверять» и так далее». Такие рейтинги нам не нужны, тем более за свои деньги. Ежу понятно, что все эти компании зависят от правительства США. И не только они, а вообще чуть ли не весь мировой рынок и скорость течения Гольфстрима. Такие разговоры о больших и малых финансах слышит из года в год белорусский аналог американского сурка. Аграрное déjà vu-vu-vu Ничто так не пробуждает чувство вчерашнего дня, как с/х политика правительства страны. Это не то, что заезженная пластинка. Это как часть наказания заключенных в камере, которым каждое утро из года в год громко включают одну и ту же пластинку. Раньше использовали винил. Прогресс дошел и до нас – сегодня крутят компакт диск. На качество с/х «песен» это никак не повлияло. Просыпается белорусский еж – что 2004, что 2005 год – а на дворе, вернее во властных дворцах все повторяется. 31.01.2004 г. Совмин принимает постановление № 106 о подготовке к полевым работам и уборке урожая. Это значит выделение дотированного топлива, удобрений, средств защиты растений и предоставление кредитов по оборотные средства и зарплату. Кому-то погасили долги (постановление Совмина № 150 от 11.02.2004 (Касается «Гомсельмаша»), кому-то дали льготы по таможенным пошлинам (указ № 65 от 11.02.2004 – по предприятиям Могилевской области), Апогеем с/х политики 2004 года стал указ президента № 138 от 19.03. «О некоторых мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций и привлечению инвестиций в сельскохозяйственное производство».
    В итоге дали селу более $1 млрд. государственной помощи. Правда, не уточнили, у кого забрали. 2005 год начался под копирку предыдущему. Те же полевые работы, те же льготы и тексты «песен» от Минсельхозпрода. Готова к принятию программа возрождения и развития села на 2005 – 2010 годы. Спасаем село после 10 лет работы в режиме белорусского экономического чуда. Только забываем уточнить, от кого. «Всем придется работать день и ночь, если мы хотим выжить»- говорит глава государства. Это фраза конца 2004 года, а не начала 1995, как могло бы показаться проснувшемуся вдруг белорусскому ежу.
Нащупали пути развития села – пора определить приоритеты. А. Лукашенко на одном из совещаний был откровенен: «Во главу угла мы должны поставить наконец-то, людей, а не коров и быков». До 2010 года власти намерены вложить в село около 70 триллионов рублей, т. е. около $5 млрд. в год. Давать собираются не по-советски и не как было в последнее десятилетие. Получат только те, кто на вложенный рубль даст 7 – 10 рублей. «Подъем» 700 – 1000% - вот идеология инвестиций в белорусское село. Правда, забывают уточнить, где такие деньги взять.
Убыточным и нерентабельным обещали не давать. Знакомая песня: «Деньги большие, но сидеть, раскрыв рот  ждать, когда тебе кто-то вбросит кусок, бесполезно». До этого вбрасывали. Бюджет на 2005 год говорит, что рука дающего не оскудеет. Как не перестанет изумляться белорусский еж, по-своему символизируя архаичность, догматизм и непреходящий характер национальной с/х политики.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!