Челночная дипломатия

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Очередной визит Александра Лукашенко в Россию завершился так же неожиданно, как и начался. Без пресс-конференций, привычных заверений в успехах интеграции и славянской дружбе. Без подписания формальных документов и выдачи очередной порции обещаний. Каким бы не был формальный повод для неожиданного рабочей встречи двух президентов, очевидно одно: речь шла о политическом будущем Александра Лукашенко.  

Никуда не денется В середине 1990-х он выступил активным интегратором Беларуси и России. Зона свободной торговли, союз двух государств, союзное государство – на бумаге все между Россией и Беларусью выглядит идеально. Однако подготовленный проект Конституционного акта уже третий год ходит кругами по коридорам власти обеих стран. Бумажная интеграция застопорилась. В реальной жизни ускорился процесс дезинтеграции. Стороны до сих пор не оправились от газовой «войны» начала 2004 года. Убедительные просьбы российских властей не конфисковывать транзитные российские грузы не возымели должного эффекта на суверенные таможенные органы Беларуси. Некогда достаточно близкий торговый режим между нашими странами практически разломался под воздействием протекционистским мер, в первую очередь, белорусской стороны. Несмотря на подписанные соглашения, не создано совместное предприятие на базе белорусского «Белтрансгаза», не введена единая валюта. Российские компании не допущены к приватизации белорусской промышленности. Впрочем, приватизация как таковая в Беларуси еще толком не начиналась. Трудно назвать хотя бы один конкретный пример позитивных последствий интеграции в рамках Двойки. Данное образование начало неуклонно превращаться в подобие СНГ: и нести тяжело, и бросить жалко.
    Ситуацию между странами усугубил очень неудачно введенный новый режим уплаты НДС в торговле между РБ и РФ. За четыре месяца 2005 г. физический объем экспорта Беларуси в Россию снизился на 11,4%, импорта – на 13%, что привело к сокращению доли России в общем объеме экспорта страны на 11,6 процентных пункта. Политики увлеклись выяснением отношений относительно перспективности разных организаций (СНГ, ЕЭП, ЕврАзЭС, «Двойка»), вместо того, чтобы создать хотя бы первую, самую простую ступень интеграции – зону свободной торговли без изъятий и ограничений.
    Очевидно, так оно было бы и дальше, если бы не одно событие – предстоящие в 2006 году президентские выборы в Беларуси. Пробыл два срока по Конституции Беларуси, первый президент страны не имеет права больше занимать эту должность. Едва ли проведенный в октябре 2004 года меняет данную правовую норму. Тем не менее, А. Лукашенко в очередной раз рассчитывает на легитимизацию своего статуса. Он просто экстраполирует политический тренд последний 10 лет, когда Россия безусловно поддерживала все политические кампании и авантюры официального Минска. Первый президент РБ в отношении Кремля действует по принципу: «Никуда не денется. Покочевряжится – и согласиться». Встреча в Москве должна была доказать правильность тактики поведения А. Лукашенко. Он искусно использует фактор «оранжевых» революций, спекулирует тем, что де является единственным верным союзником и пользуется активной поддержкой российский военных, православной церкви, Ю. Лужкова и целого ряда влиятельных олигархов. Сломается ли Владимир Путин в очередной раз? Пока он этого делать не собирается. Прошедшая встреча – явное тому подтверждение. Стандартный набор В принципе, едва ли стоило ожидать принципиальных решений от прошедшей встречи. Стороны обменялись мнениями по целому ряду позиций. В. Путин понимает, что карты международной легитимности А. Лукашенко находятся в Кремле. Вопрос – в цене, которую готов заплатить официальный Минск за власть или же в цене ухода первого президента РБ. Так или иначе, среди составляющих этой «цены» наверняка находятся 1) газовая политика (покупка Россией «Белтрансгаза», завершение второй нитки газопровода «Ямал – Европа», цены на газ для РБ и транзит в Европу), 2) полномочия высших должностных лиц Союзного государства в рамках конституционного акта, 3) возможность проведения референдума по конституционному акту, 4) участие России в приватизации Беларуси (в первую очередь, два белорусских НПЗ, химические предприятия, машиностроение). Не исключено, что президенты вернулись к заезженной теме введения в Беларуси российского рубля. В случае сценария ухода А. Лукашенко из большой политики, наверняка возникал вопрос его личных гарантий. Результат переговоров будет известны позже. В. Путин наверняка определил какие-то временные рамки. Они будут зависеть от того, насколько убедительными будут кнуты и пряники от Владимира Путина и к какому сценарию морально и психологически будет готов А. Лукашенко.
Кремль, очевидно, посчитал, что наступило время определиться со своей политикой в отношении Беларуси сейчас, когда до президентских выборов в РБ остается около года. На каком сценарии остановится Россия, на сценарии Лукашенко в качестве белорусского Януковича (Ющенко) или же Кучмы, покажет время. А. Лукашенко надеется на то, что Россию опять что-то отвлечет от проблем Беларуси, что закрытые от камер и прессы конфликты так и останутся  между двумя президентами.

Страх – плохой советчик

Есть мнение, что В. Путин мог обсуждать с А. Лукашенко разные положения предложенного Конституционного акта (полномочия руководящих органов, порядок формирования наднациональных органов и делегирование полномочий наднациональным органам). Мол, он ищет возможности продления своей политической карьеры через структуры Союзного государства. Едва ли с такой точкой зрения можно согласиться. Это не тот политический проект, который мог бы заинтересовать второго российского президента. Попытка интенсификации переговоров по конституционному акту может быть реакцией на украинские события. Однако надо сказать, что для России поддержка авторитарных режимов в СНГ – это не лучшее продолжение региональной политики. Если оно мотивировано страхом оранжевой революции, то это лишнее доказательство отсутствия концепции отношений России со странами СНГ.
К сожалению, в отношениях между Беларусью и Россией уже давно слишком много политики и слишком мало экономики. Неожиданное внешнее потепление отношений между В. Путиным и А. Лукашенко в 2005 году – это, возможно, синергия их страхов: первого – об опасности «оранжевой» революции в России, второго – об опасности быть не признанным Россией после очередных президентских выборов в Беларуси. К тому же, после событий в Украине Россия как никогда заинтересована в вводе в строй второй нитки газопровода «Ямал – Европа», в стабильности нефтяного, военного сотрудничества с Беларусью. А. Лукашенко также нуждается в продолжении политики дотаций своего режима (за счет дешевых цен на энергоресурсы примерно в объеме $2 млрд. в год).
    Складывается впечатление, что Россия по-прежнему пребывает в плену иллюзии о том, что А. Лукашенко – единственный политик, который защищает ее интересы в Беларуси, что белорусская оппозиция – сплошь и исключительно прозападная и антироссийская. На самом деле, в Беларусь есть много политиков, которые предлагают на взаимовыгодных условиях сбалансировать белорусские вектора «Запад» и «Восток». Россия делает вид, что этого не замечает, потому что не оставила надежду найти белорусского лидера, который бы беспрекословно принял бы моновекторную Беларусь.
А. Лукашенко отказался от всяких векторов. Он ставит на карту только один вопрос – собственного политического выживания. Если В. Путин и его советники в очередной раз ему подыграют, то именно российское руководство примет на себя ответственность как за последствия острого политического конфликта в Беларуси после президентских выборов, так и за дальнейшую дезинтеграцию наших стран.

Другие материалы в этой категории: « Щедрый Сидорский Кризис по закону »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!