Дезинтеграционные модели. Почему не работает СНГ, ЕврАзЭС и ЕЭП

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Интеграционная риторика на постсоветском пространстве похожа на бесконечную паутину в диком лесу. Она везде: надоедает, мешает двигаться, завлекает и раздражает. Регулярно проходящие встречи разных межгосударственных образований возбуждают интерес СМИ и людей, но затем бюрократическая рутина снова начинает плести свою нормативную «паутину». Динамика реальной жизни убеждает, что деятельность существующих интеграционных структур не имеет ничего общего с реальной экономической интеграцией. Состоявшиеся в июне саммиты глав государств СНГ и ЕврАзЭС, заседания экспертов стран ЕЭП и десятки других встреч и конференций подтверждают этот вывод.
 

СНГ – структура в себя и для себя Эксперты практически единодушно рассматривают Содружество независимых государств, как форму бракоразводного процесса республик бывшего Советского Союза. Обошлось без масштабных военных конфликтов – и это уже успех. Недавно даже президент В. Путин подтвердил этот вывод. Тем не менее, политической воли и смелости распустить структуру, суть которой свелась к ежегодной полуформальной встрече президентов, не наблюдается. СНГ не стало и не могло стать ни эквивалентом ЕС, ни НАТО, ни даже NAFTA. Формальное существование конфликтов между Арменией и Азербайджаном, Молдовой и Приднестровьем, Грузией и Абхазией показывает несостоятельность СНГ как модели общей безопасности, института предотвращения и решения конфликтов. Революции в Грузии, Украине и Киргизии доказывает, что СНГ не может претендовать на некое общее ценностное пространство, которое обеспечивает стабильное функционирование формальных и неформальных институтов на национальном уровне. Признание странами СНГ авторитарных режимов Туркменистана и Беларуси доказывает, что Содружество не может претендовать на институт соблюдения базовых прав и свод человека. Поскольку даже главы стран-членов СНГ, похоже, отчаялись превратить Содружество даже в зону свободной торговли, то остается лишь одна причина существования этого странного образования. По неумолимому действию закона Паркинсона созданная бюрократическая структура сама становится активным промоутером интересов ее сотрудников.
В отличие от благополучной Центральной и Восточной Европы, которая занимается реальной интеграцией, в европейском Союзе страны, живущие на территории под брэндом «СНГ», продолжают имитацию интеграции. Чуть ли не на каждом саммите Содружества объявляется о его широкомасштабном реформировании. В. Путин говорит о том, что пришло время определиться, жить СНГ или умереть. Н. Назарбаев негодует по поводу «пустых» заседаний сотен экспертов, получающих приличную зарплату в десятках структур Содружества. Украина практически полностью игнорирует это образование. А. Лукашенко постоянно критикует СНГ за низкую эффективность, делая акцент на некие интеграционные успехи Двойки. А в это время количество товарных позиций, по которым не совпадают ставки таможенных пошлин Беларуси и России, увеличилось с 154 в 1995 году до 1820 в 2004. Ссылки на рост товарооборот между странами СНГ не имеют ничего общего с деятельностью структур СНГ и правительств по выполнению его нормативных актов. Товарооборот вырос, но не за счет новых, высокотехнологичных товаров, а за счет нефти, газа, металлов и иного сырья. После того (создание СНГ), не значит по причине того.
    На каждом саммите главы государств убедительно заявляют о том, что Содружеству, нужна свободная торговля, общие правила игры для инвесторов и предпринимателей, единое информационное поле для экономических субъектов.  В Содружестве много деклараций, но очень мало реальных дел. Ни в одной стране СНГ, включая Россию, нет серьезных сил, заинтересованных в реальном превращении СНГ хотя бы в зону свободной торговли. Чиновники и олигархи национального масштаба не хотят свободной конкуренции даже в рамках Содружества. Разные структуры СНГ приняли более 2000 документов, но, по признанию самих официальных лиц, исполняются лишь единицы. В отличие от арбитражных структур ВТО, Экономический суд СНГ не состоялся. Исполком Содружества стал постоянно действующим оргкомитетом по проведению ежегодных конференций, а саммиты превратились в место встреч глав государств, где они обсуждают скорее двусторонние вопросы, чем стратегию интеграции. СНГ трансформировался в синекуру для тех, кто некогда работал в структурах исполнительной власти за $100 – 200 в месяц. Если бы не щедрые зарплаты, командировочные, банкеты и широкие возможности выступать посредником в реализации коммерческих интересов национальных бизнесов, то должности в структурах СНГ занимали бы юные выпускники вузов.
    Как отмечает директор Института международных экономических и политических исследований Руслан Гринберг, «по самой логике Беловежья, как бы к ней ни относиться, вместо распущенного СССР понадобилось в спешном порядке создать что-то, похожее на ликвидационную комиссию, призванную провести бракоразводный процесс в более или менее управляемом режиме». Он же добавляет, что «у России никогда не было вразумительной интеграционной концепции по отношению к бывшим советским республикам. Но было бы ошибкой думать, что СНГ «заработало» бы, если бы такая концепция была».
Зияющая смысловая пустота СНГ ярко видна на фоне принимаемых документов и не решенных проблем. Чиновники Содружества намеревались создать сеть информационно-маркетинговых центров для продвижения товаров и услуг. Не создали. Интенсивно обсуждали вопрос введения единой валюты – никакого прогресса. Были планы создания интегрированного рынка капиталов, но и им не суждено было сбыться. Стороны постоянно заявляют о необходимости единых правил игры для предприятий стран Содружества. На самом деле каждое правительство поддерживает свой список корпоративных приоритетов, которым регулярно дают дешевые кредиты, списывают долги и снижают налоговое бремя. Денежная политика не согласована. Налоги и режим их уплаты остается разным. Тарифные и нетарифные ограничения множатся и мутируют. Не реализован ни один прибыльный инвестиционный проект, который можно было бы поставить в заслугу интеграционной политике СНГ. Программы типа «Союзный телевизор», «Витебский базар» и другие подобные проекты едва ли можно представить в качестве доказательства перспективности СНГ.
В последние годы политики и чиновники предпринимают попытки превратить СНГ в некую структуру по вопросам безопасности и для борьбы с терроризмом. Совет безопасности СНГ и Антитеррористической центр Исполнительного комитета СНГ должны координировать деятельность стран в этой сфере. Однако реальных программ, которые бы продемонстрировали эффективность этих органов, пока нет. Так что превращение СНГ в некое подобие НАТО откладывается на неопределенный срок, а вопрос о создании совместных вооруженных сил вообще не стоит в повестке дня. ЕврАзЭС и ЕЭП как интеграционное бессилие Понимая тщетность попыток превратить СНГ хоть во что-нибудь стоящее, политики инициировали создание других организаций. Много надежд возлагалось на ЕврАзЭС, но дальше слов дело не пошло. Президенты стран – членов этой организации неоднократно критиковали ее за инертность, бюрократизм и смысловую пустоту. Национальные правительства не были готовы не только к образованию наднациональных органов, но даже к выходу на первую, базовую ступень экономической интеграции – образование зоны свободной торговли. Ситуация с СНГ повторилась, но под новым интеграционным брэндом. На последнем саммите ЕврАзЭС в мае 2005 г. президент Казахстана Н. Назарбаев заявил, что организация ставит перед собой амбициозную задачу – построение зоны свободной торговли без изъятий и исключений. Что делали страны региона, как минимум, десять предыдущих лет ни он, ни другие главы государств ответить не смогли. Казахский президент изменил свою точку зрения на ЕврАзЭС только после смены политической власти в Украине и очевидного кризиса последней по времени интеграционной инициативы - Единого экономического пространства.
    После оранжевой революции в Украине ЕЭП, как внешнеполитический проект В. Путина и бывшего президента Кучмы дал сильный сбой, так и не начав по-настоящему работать. Что такое «единое экономическое пространство в рамках Содружества с примесью Евразийского экономического союза и с элементами разноскоростной интеграции Союзного государства» сказать сложно. Нагромождение слов и деклараций типа «таможенный союз», «единое экономическое пространство», на самом деле скрывает интеграционный вакуум. Будь на создание реальной зоны свободной торговли политическая воля глав государств и законодательных органов, договор о едином экономическом пространстве можно было бы написать на двух страницах.
Суть первой – все страны договариваются отменить все виды тарифных и нетарифных ограничений. Одновременно и на всех уровнях. Суть второй – штрафные санкции и судебный порядок наказания той страны, которая нарушит святой принцип свободной торговли. Чтобы такая структура работала, совсем не обязательно создавать наднациональные органы и многочисленную межгосударственную бюрократию. Не надо переходить на единую валюту и гармонизировать налоги, тем более на существующем сегодня уровне. Опыт ЕС показывает, что интеграция должна идти постепенно, начинаться с нескольких товарных групп для формирования доверия между странами. На деле мы видим растущий протекционизм как во внешней, так и во внутренней торговле стран, которые подписали «Соглашением о формировании единого экономического пространства».
    Статья 2 данного соглашения вводит «поэтапное решение задач углубления интеграции»: сначала Зона свободной торговли, единые правила конкуренции и «применения субсидий и иных форм государственной поддержки». Стороны заявили о необходимости «гармонизации макроэкономической политики». Выполнение таких задач предполагает создание наднациональных органов. На этом настаивает Россия, но с этим наверняка не согласится Украина.
Статья 4 подписанного соглашения может стать причиной выхода Украины из этого соглашения. Она гласит: Органы ЕЭП создаются на основе сочетания межгосударственных элементов и принципа передачи части полномочий Сторон единому регулирующему органу с постепенным повышением значимости последнего. Осуществление координации и управления формированием и функционированием ЕЭП на межгосударственном уровне обеспечивается Советом глав государств (далее - СГГ)». Для Беларуси также невыгодно появление экономического блока, который бы конкурировал с союзным государством «Беларусь – Россия».
    «Бракоразводный» процесс бывших республик СССР закончился. Политические и экономические элиты заняты распределением или перераспределением активов, установлением контроля над важнейшими финансовыми и сырьевыми ресурсами. Проблемы национального уровня  и качество политики в России, Казахстане, Украине и Беларуси позволяет сделать вывод о неготовности правительств к реальной экономической интеграции. Существующие международные образования декларативны и сущностно выхоложены. Если представить ситуацию, что завтра СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП, так называемое союзное государство России и Беларуси будут ликвидированы или распущены, то бизнесы, домашние хозяйства и простые люди едва ли заменят «потерю бойца». Это достаточно точный тест на определение их качества и перспектив развития.  

Другие материалы в этой категории: « Большая перетасовка Слушания как прелюдия »

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!