Сколько стоят выборы. Формальный и реальный расчет

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Провести выборы без денег невозможно. С одной стороны средства нужны для того, чтобы правильно организовать процедуру голосования, с другой – чтобы донести информацию до избирателя. Споры относительно порядка финансирования выборов не прекращаются не только в переходных странах, но и в таких зрелых демократиях, как США или Британия. Одни утверждают, что деньги на выборы должно всем поровну давать государство. Другие доказывают, что каждый гражданин имеет право получать добровольные пожертвования на кампанию. Критики этой систему говорят, что в этом случае выборы превращаются в гонку денежных мешков. Ярослав Романчук
 

Официальные затраты В авторитарной Беларуси формально за выборы платит государство. На октябрьские парламентские выборы каждый кандидат в депутаты получит из бюджета около $450 или по 15 рублей на избирателя. Этих денег не хватит даже на то, чтобы каждому избирателю в округе (в среднем 65 тысяч человек) доставить листовку нормального качества. На предыдущих выборах в Палату за каждый мандат боролось в среднем 5 человек. Предположим, что и в этом году конкуренция останется на том же уровне. Значит, на 110 округов государство собирается потратить чуть меньше $250 тысяч. Это мизерная сумма, смысл которой сводится к следующему. Во-первых, власти не ходят, чтобы кандидаты имели законную возможность общаться с избирателями, потому что любая форма общения предполагает материальные затраты. Во-вторых, они получают мощный инструмент давления на каждого кандидата. Нарушение правил финансирования кампании является самой политически корректной формой снятия кандидатов в дистанции. В-третьих, при таких жестких финансовых ограничениях резко возрастает цена административного ресурса. Доступ к нему получают исключительно номинанты администрации президента. Играет роль и популярность кандидата до выборов, но опять же в белорусском медиа пространстве, монополизированном государством, очень сложно достучаться до избирателя даже в промежутках между выборами. Кандидатам не от власти остается проводить интенсивную кампанию от двери к двери и на помощь добровольцев. Причем в отличие от американских или британских добровольцев белорусским, как правило, нужно определенное вознаграждение.
    Затраты государства собственно на организацию и проведение выборов минимальны. В законе о бюджете на 2004 год на проведение выборов и референдумов выделено всего 12 млрд. 745 млн. рублей (около $6 млн.). Таких денег едва ли хватает для проведения полноценной кампании в одном округе на парламентских выборах в России или Украине. А здесь на всю страну исполнительная власть выделила такую подачку, запретив привлекать ресурсы из иных источников. А. Лукашенко заинтересован в том, чтобы избиратели знали, как можно меньше, чтобы принимали решения вслепую, а не на основании знаний о том или ином кандидате.
В 110 окружных избирательных комиссиях работает 1430 человек. На каждом округе будет работать в среднем 35 – 40 избирательных участков и соответствующее количество людей в участковых избирательных комиссиях. Формальные расходы государства на покупку их услуг также минимальны. Это хорошо, если руководители и ключевые лица окружных избирательных комиссий заработают за выборы $200 – 300. Остальные получают мизер или вообще работают из-за страха перед вышестоящим начальством.

Реальный расклад
На последних выборах в Палату 7254752 граждан Беларуси имели право голоса. По оценкам экспертов, более-менее успешную кампанию в белорусских условиях можно провести при расходах 1 доллара на избирателя. Т. е. если бюджет кандидата в депутаты составляет около $65 тысяч, он действительно может объяснить избирателям суть своей предвыборной программы, представить себя и доказать, почему не надо голосовать за своих политических оппонентов. С таким стандартным бюджетом в Беларуси в парламентской гонке участвует от силы 5% кандидатов. Остальные, особенно представители политической оппозиции, довольствуются гораздо более скромными бюджетами. Проблема fund raising, т. е. сбора средств в наших условиях сильно затруднена. Большинство национального бизнеса, проклиная, на чем свет стоит, власть, просто боится поддерживать реформаторов. Остаются друзья, личные сбережения и общественные организации, которые обладают минимальным ресурсом.
    В демократической стране львиную долю расходов на выборы приходится на телевидение и прессу. Для невластных кандидатов в нашей стране эти информационные источники закрыты, поэтому основные затраты приходятся на публикацию материалов в негосударственных СМИ, изготовление рекламных материалов, вознаграждение активистам кампании и техническое обеспечение. Кандидаты от власти также тратят деньги на кампанию сверх положенных 15 рублей на избирателя. Они проводят концерты, раздают подарки школам и детским садам, строят игровые площадки в жилых массивах. Все это можно делать только с разрешения исполнительной власти, которая, разумеется, не считает эти расходы нарушением избирательного законодательства. Отметим, что в отдельных округах расходы кандидатов от власти гораздо выше (что-то типа взятки за попадание в список), чем затраты политической оппозиции.
    С учетом всех факторов и при сильном усреднении можно сказать, что бюджет кандидата в депутаты на предстоящих парламентских выборах с монетизацией всех услуг и ресурсов (техника, аренда офиса, транспорт, информационные материалы) составляет около $10 тысяч. Эти деньги не учитываются в официальном порядке. Получается, что во всей парламентской кампании этого года будет потрачено $5,5 – 6 млн. Если бы в Беларуси была демократия, то совокупные расходы на парламентские выборы были бы, как минимум, в 10 – 15 раз больше.

Кто теряет от отсутствия политического рынка
Больше всех от жестких финансовых ограничений страдают производители тех услуг, которые традиционно пользуются спросом во время политических кампаний. Политические менеджеры, PR-щики, рекламщики, спичрайтеры, журналисты, владельцы и редакторы газет, люди, занятые в полиграфическом бизнесе, телевизионщики и владельцы радиокомпаний – все они могли бы заработать во время политических кампаний в Беларуси на несколько порядков больше, чем сегодня. Эти профессиональные группы кровно заинтересованы в демократизации Беларуси и изменении правил проведения выборов.
Из-за отсутствия традиции проведения выборов в нашей стране (кампании по назначению депутатов не в счет), в Беларуси практически не работает такое понятие, как капитализация политика, т. е. не известна его рыночная «стоимость» на конкурентном политическом рынке. «Цена» политика выражается в количестве отданных за него голосов, а также в его возможности привлекать под себя ресурсы. Чем выше капитализация конкурирующих политиков, тем больше емкость рынка политических кампаний. И здесь государство установило монополию, лишив возможности граждан, т. е. потребителей политики, определять «цену» отдельных депутатов, партий и других политических брэндов. В результате монополизации рынка политических услуг резко упала их рыночная стоимость и качество. Избиратели получают не профессионалов, которым предоставили мандат на определенных условиях оказывать им законодательные услуги, а блеклых, серых чиновников, служащих исполнительной власти за тридцать серебряников.
    Дешевые выборы, как и дешевая обувь, мясо или лекарство, не может быть качественным. Они опасны как для избирателя, так и для бизнеса и страны в целом. До тех пор, пока белорусский бизнес не поймет необходимость капитализации рынка политических услуг, пока предприниматели не увидят очевидную взаимосвязь между их корпоративным успехом и политической конкуренцией, Беларусь будет оставаться на задворках современной цивилизации, в плену у манипуляторов административным ресурсом. Парадоксально, но капитализация политического рынка в целом выгодна и номенклатуре. Качественные политики в демократической среде гораздо быстрее предъявят спрос на профессиональных чиновников, чем нынешние временщики.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!