Почем Беларусь? Продается республика. Цена договорная.

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Продается ли Беларусь? Продается, но не как в дорогом, сверкающем неоновыми огнями, наполненном довольными потребителями супермаркете, а как в полуподвальном, полуразрушенном магазинчике на периферии, где вольготно чувствуют себя только те, кто входит и выходит с черного входа. Разговоры о продаже государственной собственности заметно интенсифицировались. Называются мифические суммы, упоминаются громкие имена потенциальных инвесторов, обещаются новые ранее недоступные рынки. Опасность белорусской приватизации заключается в том, что никто не знает, как, за сколько и по каким правилам продается Беларусь, что до сих пор не начато формирование тех институтов, которые обеспечивают ее успех. Ярослав Романчук
 

Неожиданные и нежданные локомотивы Недавно в Минске побывал бывший министр приватизации Польши, а сегодня депутат Сейма Януш Левандовски. Он является одним из пионеров и авторов той модели приватизации, которая была выбрана Польшей в начале 90-х. В контексте интенсивных разговоров о приватизации в Беларуси мнение пана Януша имеет особое значение. К сожалению, белорусские власти по-прежнему глухи ко многим советам западных соседей, а вот дискуссии в аудитории независимых экспертов получились действительно интересными. Во время одной из своих презентаций он пожалел, что «Беларусь не приняла участие в сумасшедшей части приватизации», которая проходила в начале 90-х. На первый взгляд, такой тезис кажется достаточно спорным. Многие возразят, что этот «дикий» этап лучше было бы переждать в структурной тишине, не предпринимая никаких усилий по реструктуризации реального сектора. Но поляки, эстонцы и венгры не стали выжидать. Именно в странах Центральной и Восточной Европы нашли свои производственные ниши самые перспективные отраслевые производственные капиталы. Сегодня 50% экспорта Польши в страны ЕС дают предприятия, которые являются частью транснациональных компаний. 75% экспорта Венгрии обеспечивают иностранные компании. По мнению Я. Левандовского, именно они являются локомотивами национальных экономик. Иностранцы не просто платят налоги, создают рабочие места и обеспечивают платежный баланс. Они несут производственную, управленческую культуру, приучают достаточно социализированных поляков к цивилизованному рыночному поведению. При этом за 10 лет реформ польское правительство не приняло ни одной программы их поддержки. Напротив, как левые, так и правые вкладывали бюджетные деньги в структурных динозавров, так и не научив их работать по-новому. Беларусь поступила еще более последовательно. Закрыв доступ в страну иностранным инвестициям, она оградила отечественного производителя даже от зачатков современной конкуренции. Как ни парадоксально, такое поведение правительств А. Лукашенко было на руку полякам и литовцам, чехам и венграм. Именно они получили самые надежные, перспективные и создающие фундамент национального развития корпоративные капиталы. Попробуй сейчас убедить «Тойоту», «Филипс», Фольскваген» или «Опель», что надо переводить производство из Польши или Чехии в Беларусь. Да, инвестиционных денег на мировом рынке полно, но спекулятивные, краткосрочные капиталы инвестфондов, страховых и пенсионных компаний – это не «живые» деньги владельцев раскрученных на мировом рынке брэндов. В этой ситуации, по мнению Януша Левандовского, Беларусь стоит перед печальным выбором: или российский капитал или отечественные номенклатурные инвестиции. Одно дело, когда в нашу экономику могут прийти полностью частные фирмы, другое дело, когда лакомые куски собственности разделят в тиши чиновничьих кабинетов российские и белорусские чиновники.

Расчет чиновника вместо оценки собственника
Получить статус собственника – это не самое главное в бизнесе. Надо еще четко себе представлять, что с ним делать. Поляки попали в неприятную ситуацию с корейским концерном Daewoo, который при поддержке государственных ресурсов и гарантий несколько лет совершал мировую экспансию, покупая десятки автомобильных заводов. Тендер-то он выиграл, купив в Польше три завода. Инвестиционные планы были самые радужные, вот польские чиновники и «купились» на них. Но сказок в экономике не бывает. Бывает лишь недостаток информации. Вместо строгого экономического расчета корейцы и поляки предпочли политически выгодную сделку. Одного не учли чиновники: заставить польских и европейских потребителей покупать машины Daewoo на предложенных условиях было не реально. Сегодня южнокорейский чебол Daewoo банкрот. Он продал остатки былой «империи» для «General Motors», но американцы не захотели покупать польские заводы. Вот вам и серьезная структурная и социальная проблема. Виноват рынок? Конечно, нет. Что будет с белорусскими промышленными гигантами, если их вдруг начнут покупать российские инвестиционные компании или банки? Примерно то же самое. Если первоначальные попытки быстро «срубить капусту» не принесут желанной прибыли, они будут вынуждены либо искать инвестора на Западе, либо обращаться за финансовой помощью к правительству. Ошибки польской приватизации Именно в бытность Я. Левандовского министром приватизации была продана рабочему коллективу Щетинская судоверфь. Тогда правительство считало, что это была удачная сделка. Предприятие стало, по сути дела, народным. Надо отметить, что такая форма приватизации политически была весьма популярна в регионе. Поляки начали достаточно успешно делать корабли без поддержки иностранных инвесторов. Когда мировая конъюнктура была хорошей, дела шли отлично, но вот заказов стало меньше, появились проблемы с обслуживанием кредитов и долгов, и судоверфь залихорадило. Не надо быть волшебником, чтобы угадать, к кому обратились заводчане за помощью – конечно, к государству. Премьер-министр Лешек Миллер поступил, как настоящий батька, инициировав деприватизацию предприятия. Не успели стихнуть восторженные возгласы щетинцев ‘niech zyje”, как тут же в правительство посыпались аналогичные заявки от промышленных предприятий: «Раз им помогли, помогайте и нам. Мы что хуже?» Так закручивается спираль финансового кризиса государства. В своем выступлении Януш Левандовский пожалел, что «Беларусь не совершила нескольких ошибок в процессе трансформаций собственности». Но, видя такие ошибки соседей, белорусское правительство обязано сделать выводы и не наступать на грабли, по которым десять лет ходят правительства стран Центральной и Восточной Европы. К сожалению, Я. Левандовский не дал критическую оценку приватизационного проекта Щетинской судоверфи, которую в свое время сам и инициировал. Обескураживающе звучала оценка его просчетов, которые совершила Польша в процессе приватизации. Среди самых крупных ошибок был назван допуск на польский рынок гипермаркетов, которые, по мнению бывшего министра, создали невыносимую конкуренцию для мелких магазинчиков и торговцев. Говоря о потере один рабочих мест, депутат Сейма промолчал о создании других, а также о социальной направленности гипермаркетов. Ведь именно они предлагают самые низкие цены и самый широкий выбор для потребителей. Сэкономленные при покупке потребительских товаров деньги поляков были потрачены на поддержку рабочих мест в других сферах. Это же экономический закон. Но, опираясь на националистические лозунги и плохую экономическую теорию, польский Сейм оградил своих граждан от «грабительски низких цен», запретив гипермаркетам продавать товары со значительными скидками. Среди лоббистов такого решения наверняка нашлось немало из тех 8 млн. поляков, которые ежегодно ездят отдыхать на горнолыжные курорты Италии и Австрии. А где же забота о бедных? К сожалению, эту претендуют на эту нишу не последовательные либералы, а сторонники польского аналога А. Лукашенко Анджея Леппера. Реальная цена белорусской промышленности Говорил Януш Левандовский и о коррупции, которая сопутствовала приватизационным решениям. В польском варианте слишком большими полномочиями были наделены чиновники республиканского и местных уровней. Главный источник коррупции скрывался в предоставлении им эксклюзивного права оценки стоимости приватизируемых объектов. Когда торговый центр в сердце Варшавы продается по цене месячной аренды всех его помещений, то либерализм и капитализм здесь не причем. Одно дело, когда оценку объекта или компании осуществляют профессионалы и рынок, другое – когда властью установления продажной цены наделяются чиновники. В Беларуси звучат совершенно разные оценки того, за сколько можно продать наши предприятия. Оценка приватизируемых объектов по их прибыльности – это один из самых понятных для инвестора критериев. Сколько же стоит Беларусь, если использовать данную методику оценки? Прежде всего, надо посмотреть, сколько зарабатывает белорусская промышленность. В 2001 г. данный сектор получил 1,3 трлн. рублей прибыли, что в реальном выражении на 34,2% меньше, чем в 2000 г. Получается, что в 2001 г. среднемесячная прибыль составляла 108 млрд. или около $85 млн. В I квартале 2002 г. белорусская индустрия заработала 294,2 млрд. рублей (около $170 млн.), что на 15,5% меньше, чем в I квартале 2001 г. Среднемесячная прибыль составила примерно $57 млн., а за первые два месяца 2002 г. всего $45 млн. На основании этих данных, динамики спроса, а также учета финансового состояния промышленных предприятий допустим, что 2135 промышленных предприятий зарабатывают в месяц $62 млн. или $744 млн. в год. Это с учетом того, что выручка по бартерным схемам составляет 29% по всей промышленности, по электроэнергетике – 40,1%, химии и нефтехимии – 33,3%, станкостроении – 49%, тракторостроении – 49,4%. При учете всех обязательств предприятий, в том числе перед бюджетом и кредиторами, при отмене налоговых льгот и различных видов корпоративной помощи, усилению конкуренции со стороны российских и западных производителей прибыль сократится на 25 – 40%. Корректировка годового объема прибыли дает нам цифру около $485 млн. Ни один серьезный бизнесмен не будет оценивать предприятие по балансовой стоимости, особенно с причудами белорусской индексации. Инвесторы покупают возможность получать прибыль в будущем. Принимая во внимание изношенность основных фондов, необходимость погашения долгов и осуществления серьезных инвестиций в белорусскую промышленность, доведение качества продукции до европейских стандартов (в том числе экологических), разработку оригинальных белорусских брэндов (если речь не идет о производстве товаров под зарубежными марками), то разумно допустить, что двухгодовая норма прибыли, т.е. $970 млн. – это максимум, за что можно купить все 2135 предприятий. Таким образом, средняя цена белорусского промышленного предприятия составляет примерно $455 тысяч. Если правительство планирует получить за «Белнефтехим» $300 млн., то цена одного предприятия в остальных секторах промышленности падает до $335 тысяч. Промедление приватизации последовательно ее уменьшает. Беларусь должна за энергоресурсы около $300 млн. Получается, что только за долги Россия может забрать около 30% белорусской промышленности. Напомним, что внешний долг Беларуси составляет около $800 млн. Остальным кредиторам с большим дисконтом может достаться, скажем, еще 25% собственности. В результате такого расклада чистых денег при приватизации всей промышленности можно получить около $450 млн. Этих ресурсов хватит разве что на три месяца регулярных выплат пенсий и на канцелярские принадлежности исполнительной власти. Если же правительство будет использовать приватизационную схему, по которой даже 50% денег будет оставаться на предприятиях, то бюджет вообще получит гроши.  «Красная» цена Беларусь По аналогии с промышленностью оценим, сколько стоит производственный потенциал всей белорусской экономики. Речь, понятно, идет о потенциале получать прибыль в будущем. В 2001 г. Беларусь официально заработала 2,1 трлн. прибыли или около $1,62 млрд. За первый квартал 2002 г. – $307 млн. При сохранении существующих тенденций прогнозный объем прибыли за 2002 г. составит около $1,23 млрд., т.е. на 24% меньше, чем в 2001 году. Легко можно посчитать, за сколько можно купить Беларусь. С учетом внешнего долга, износа активов, отсутствия надежных формальных и неформальных институтов рынка, вся производящая прибыль официальная экономика нашей страны стоит максимум $1,5 млрд. (без учета тех факторов, которые на сегодняшний день не капитализированы. К ним относится земля, недра и т.д.). Как можно верить в инвестиционные программы правительства, которые предусматривают привлечение в Беларусь десятков миллиардов долларов без кардинального изменения экономической политики? Как можно придавать статус законов прожектам, которые игнорируют элементарный экономический расчет? Как можно создавать новые рабочие места без капитала и доступа к богатым рынкам сбыта? Экономическая теория говорит, что нельзя. Практика реформирования десятков стран мира говорит, что нельзя. А что, если очень хочется? Тогда нужно найти богатого покупателя на природные залежи экономического невежества, коих в Беларуси за последнее десятилетие скопилось с избытком. Пока продолжаются поиски, ООО «Беларусь» теряет свою ценность и «потребительские качества». Приведенный выше расчет убеждает, что ожидания правительства на предмет золотого приватизационного дождя явно завышены. Что дальше? Дальше нынешние власти не рассуждают. Очень удобно прятаться за лозунг «после нас – хоть потоп» и принимать позу страуса. К сожалению, ни один государственный орган не бьет в колокола по поводу текущего состояния нашей экономики. Чиновники и директора предприятий, банкиры и вертикальщики замерли, ожидая то ли грома с ясного неба, то ли предсмертного благословения. Привычные доклады, стандартные отчеты – никакой чрезвычайщины. Все делают ставки, в каком месяце текущего года на полную мощность заработает денежный печатный станок. Все спорят, будет ли ставшее классическим путиновское «мочить в сортире» распространяться на партнера по не существующему союзу.

Кто в Беларуси зарабатывает деньги

Отрасль

2001 г. млн. USD

% от общего объема прибыли

2002 г. I квартал

млн. USD

% от общего объема прибыли

промышленность

1020

66,5

173

56,4

сельское хозяйство

2

0,1

2

0,7

транспорт (включая трубопроводный)

254

 

15,7

71

 

23

связь

39

2,4

9

2,9

строительство

106

6,5

13

4,2

торговля и общественное питание

53

 

3,3

5

1,6

материально-техническое снабжение и сбыт

24

 

 

1,5

2

0,7

непроизводственные виды бытового обслуживания населения

1

 

 

 

0,06

0,3

0,1

ВСЕГО:

1620

100

307

100

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!