Что ни сапог, то пара

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Если идеологию Беларуси изучать по высказываниям членов правительства, то лучшей картинки против проводимой социально-экономической политики, бывает, трудно придумать. Министры рубят правду-матку откровенно, как умеют, насколько позволяют им их скудные полномочия. Очередная версия бюджета была отвергнута главой государства. Цены на энергоресурсы, условия и объемы поставки до сих пор не определены. Управлять государственной собственностью, которая призвана быть главенствующей, так и не научились. Члены правительства об этом открыто говорят. Только вот обобщить и сделать правильный вывод сделать пока не могут: то ли из-за страха, то ли из-за неспособности устанавливать реальные причинно-следственные связи. Ярослав Романчук
 

В кулуарах правительства идет заочная борьба за премьерский пост между Сергеем Сидорским и Владимиром Семашко. Разуется, речь не идет о столкновении концепций или идеологий. С этой точки зрения они практически близнецы-братья. По ряду косвенных признаков можно судить, что некоторое предпочтение имеет Владимир Ильич Семашко, который на недавнем отчете правительства в Палате представителей на вопрос депутата Юрия Морозова «как вы считаете, нужен ли в нашей стране премьер-министр? И можно ли рассматривать сегодняшний доклад как презентацию будущего премьера?» ответил «да». Правда между вопросом и ответом была реплика председательствующего «на этот вопрос можно не отвечать». С другой стороны, в отчетах перед президентом солирует С. Сидорский. Складывается впечатление, что за этой суетой двух вице-премьеров скрывается некто третий, кто больше импонирует главе государства. Нефтедоллары нужны всем

Кто бы ни стал премьером страны, он столкнется с целым рядом острых проблем, о которых постоянно расспрашивают членов правительства депутаты. Первая из них – это обеспечение Беларуси энергоресурсами. И С. Сидорский, и В. Семашко понимают, что успех социально-экономической политики в 2004 году во многом зависит от договоренностей с Россией по газу, нефти и электроэнергии. Поэтому этой теме В. Семашко уделяет так много внимания. Цена вопроса очень велика. В 2003 году, по его информации, «мы получим из России и переработаем 15 млн. тонн нефти». На следующий год планируется переработать уже 17 млн. тонн. Способом исполнения прогноза В. Семашко вызывает некоторое удивление: «Полторы недели назад я был в Москве в Министерстве энергетике и должен вам доложить, что мы согласовали вот эту цифру увеличения поставок нефти с господином Гуцериевым, который внесет некую стабильность в работе нашего Мозырского НПЗ». Бывший глава «Славнефти», конечно, имеет знакомства в российском Минэнерго, но почему для стабильных поставок в страну надо договариваться с возглавляемой им маленькой неприметной фирмочкой, а не с серьезными компаниями, до сих пор остается загадкой. Очевидно, здесь учитываются теплые отношения Михаила Гуцериева с А. Лукашенко. Конечно, загрузить нефтеперерабатывающие заводы Беларуси он один не сможет, а вот на посредничестве можно неплохо заработать. Если брать среднюю цену нефти на 2004 год $130 за тонну, то при объеме поставок 17 млн. тонн мы имеем дело с рынком в $2,21 млрд. Чтобы монополизировать его и «косить» ренту, можно придумать какую угодно политику. Тем более, что, помимо личных выгод и частных прибылей, переработка одного миллиона тонн нефти на белорусских заводах дает $40 млн. ежегодных поступлений в бюджет. На всем объеме мы имеем $600 млн. или почти 20% доходной части республиканского бюджета. Вряд ли С. Сидорский и В. Семашко будут стараться повлиять на архитектуру рынка нефти и нефтепродуктов в 2004 году. Хотя, как известно, аппетит приходит во время еды. Если высокие цены на нефть будут сохраняться, то вряд ли правительство пойдет на серьезный передел собственности и сфер влияния. В. Семашко об этом, очевидно, знает не понаслышке.

Газовые предложения от Семашко
Второй вопрос, который, несомненно, волнует Владимира Ильича, это поставки газа на следующий год. А. Лукашенко уже озвучил политически корректное оправдание повышения Россией цен на газ. Мол, ей надо вступать в ВТО, поэтому проблема не в конфликте между руководством наших стран, а в требованиях международных организаций. Однако выступление В. Семашко ставит целый ряд проблем, к которым ни ВТО, ни ЕС не имеют никакого отношения. В 2003 г. Беларусь потребит, по мнению кандидата на премьера, 18,5 млрд. м. куб газа. Если считать по средневзвешенной цене $38,5 за 1000 кубов, то входная цена этого объема газа составляет чуть более 710 млн. Средняя цена газа для белорусских предприятий, которые потребляют почти 85% всего объема, составляет $53,94. Население платит еще дороже. Поэтому примерный оборот внутреннего газового рынка РБ составляет $1,24 млрд. Как видите, газовые монополисты Беларуси «накручивают» к российской продажной цене около $530 млн. С. Семашко, которые курирует энергетический сектор, прекрасно осведомлен о прелестях и опасностях газового рынка. При этом он продемонстрировал интересный подход к переговорам с Россией и к серьезной проблеме расчетов за газ. В. Семашко напомнил, что 5 января 1994 года было подписано соглашение между Беларусью и Россией о Сотрудничестве в газовой отрасли. Тогда Россия планировала строить газопровода «Ямал – Европа». Она просила: «Пожалуйста, разрешите нам на таком-то участке проложить эту трубу. Желательно в коридоре старой газотранспортной системы. При этом желательно, будьте добры, освободите нас от всех таможенных и налоговых платежей. Дайте нам определенные льготы, преференции по ввозу сюда оборудования, сырья, материалов и т.д. для строительства газопровода... Мы за время строительстве дали преференции на сегодняшний момент порядка 200 млн. долларов. Под строительство этой трубы. Полностью на 100 процентов мы выполнили свои условия». Взамен Россия обещала увеличивать поставки газа Беларуси. если бы данное соглашение выполнялось бы, то в 2003 году Беларусь должна была получить 25 млрд. кубов газа. В. Семашко уверенно заявил: «То есть я не должен просить у России, в Министерстве энергетики или в Газпроме, дайте мне, пожалуйста, на следующий год 20,5 млрд. кубов газа. Я должен требовать 25 млрд. кубов газа. Так прописано в соглашении, которое сегодня действует». Подобная жесткость одного Владимира Ильича «сломала» Россию в 1917 году. Интересно, удастся ли данный трюк Семашко? Если В. Семашко все-таки станет премьером, то это будет означать выбор А. Лукашенко бескомпромиссной позиции по переговорам с Россией. С другой стороны, почему так бездарно составляются юридические договора, что одна из сторон может спокойно «кидать» другую на $200 млн.? Борьба за дебартеризацию Не знаю, как у правительства получится диалог с Россией, а вот предлагаемый порядок расчетов за энергоносители, в том числе за газ, явно не понравится многим белорусским промышленникам и их российским партнерам. В. Семашко разумно считает, что «денежная форма оплаты – это благо для Республики Беларусь. Потому что еще в 1998 году изобрели такую схему (не буду называть фамилию), если мы импортируем электроэнергию и платим деньгами, то коэффициент единица, то есть киловатт/час стоил 1,25 центов, а если мы рассчитываемся бартером, то это надо умножить на 1,5. Получается 1,87. И вся республика в полтора раза переплачивала за это дело». Если В. Семашко внимательно присмотрится к остальным фрагментам проводимой политики, то он, глядишь, и рыночником стать может.
В 2003 году Беларусь импортирует 7,7 млрд. кВт/час. (по цене 1,68 центов из России и 1,5 центов из Литвы). Чтобы купить такое количество энергии, надо заплатить около $130 млн. Белорусским предприятиям «Белэнерго» и Совмин выставляют ценник 4,8 центов. Поскольку реальный сектор потребляет до 80% всей электроэнергии, то на внутреннем рынке вся импортируемая электроэнергия стоит уже $370 млн. $240 млн. разница – это также лакомый кусок, который так просто его потребители-рентососы не отдадут. Так как оплата за энергоресурсы «живыми деньгами» составляет всего чуть более 30%, то борьба за дебартеризацию экономики предстоит нешуточная, кто бы ее ни вел. Вице-премьер, как и А. Чубайс в России, утверждает, что проблему бартера внутри страны правительство решило. Это далеко не так. За 8 месяцев энергодолги накопились на 3,4 трлн. рублей. (1,7 трлн. за газ, 1,5 трлн. за электроэнергию). Неденежная фора расчетов составила 25,9% выручки (в денежном эквиваленте это составляет 10,7 трлн. рублей)), в том числе по промышленности 31,8%, по сельскому хозяйству – 47%, ЖКХ – 42,9%.
    Владимир Семашко понимает также опасность продажи электроэнергии, равно как и других коммунальных услуг по ценам, которые не покрывают себестоимость их производства. При обороте всего рынка электроэнергии около $1,5 млрд. долларов его продажа потребителям по заниженным ценам, наносит прямой убыток производителям и импортеру, т.е. «Белэнерго». В. Семашко сумел добиться для своей отрасли оплаты населением электроэнергии по ценам, которые на 10% превышают издержки производства и поставки. Даже в свете требований А. Лукашенко не повышать ЖКУ более чем на 5% в год, вице-премьер для энергетиков может выбить себе особый статус.

Промышленное бессилие
Но не только проблемами рынка энергоресурсов озабочен Совет Министров. Мало договариваться с россиянами на предмет поставок газа или электроэнергии. Надо еще знать, как эти ресурсы использовать. Владимир Семашко очень ярко описал случай с Новополоцким заводом  белково-витаминного концентрата. «Я побывал на этом заводе. Я вот таких форменных безобразий ни на одном заводе республики Беларусь за свою жизнь не видел, как бывший директор вам заявляю. Завод откровеннейший иждивенец у государства. ... Этому заводу мы сегодня поставляем газ по цене 20 долларов за 1000 кубов. В то время как цену 53 доллара 84 цента все другие платят. Этому заводу мы даем энергию за 1,7 цента киловатт/час, когда все платят 4,8 цента. И даже в этой ситуации он не платит. Когда я побывал на заводе, то в ужас пришел от директора, от его команды, от этого завода». Рациональный хозяин давно бы продал такое предприятие тому, кто смог бы лучше организовать его работу, но ни правительство, ни местные органы власти такое решение не предлагают. Руководство завода, зная «кухню» правительство действует, как наглый, безответственный лоббист. Вот как это описывает В. Семашко: «Спрашиваю директора, по какой цене ты сегодня провит продаешь. Он говорит 470 долларов за тонну. И жалуется мне, подсовывает бумажки, говорит: «Вы знаете, не выполняется решение правительства. Завозится аналог этого провита из России, из Украины, из Польши и так далее. Я говорю, а по какой цене завозят. - По 250 – 260 долларов...» По мнению директора Новополоцкого завода БВК, получается так: энергию и газ дай, чуть ли даром, защити от иностранного конкурента, организуй сбыт. Аналогичные подходы у руководства ОАО «Орша», которое из года в год получает льготы по электроэнергии, до сих пор не может нормально организовать производство, но почему-то никто не решает перекрыть краник ценным ресурсам, которые через подобные предприятия выбрасываются на ветер. В. Семашко понимает, что за такое безобразие платят потребители и государство. Душа хозяйственника подсказывает ему, что надо просто банкротить такие предприятия. Инстинкт чиновника же твердит, что это опасно для карьеры. Но для депутатов он в сердцах сказал крылатую фразу: «Зарплата должна быть зарплатой, а не зряплатой». Это относится не только к промышленным предприятиям, но и к сельскохозяйственным. Зряплатой он считает оплату труда в с/х предприятиях, в которых белорусские коровы даже после повышения закупочных цен на молоко работают, как козы, давая только 2500 кг. в год молока. Ударим холдингами по условно поглотительной экспансии Решение проблем белорусской промышленности В. Семашко видит в создании крупных холдингов, этаких отраслевых монополий. «Например, тот же «Интеграл», те же «Монолит», «Горизонт», «Витязь» должны быть в одной вертикальной интегрированной структуре. Кроме того, это позволит нам решить проблему так называемой условно поглотительной экспансии со стороны России, когда идет попытка по одному предприятию выхватывать из системы. Кроме того, это позволит наоборот вовлекать другие российские, более мелкие предприятия в эти структуры». Насмотрелся, видать, вице-премьер, как работает крупнейшая в мире частная ТНК General Motors, и решил слепить белорусский государственный аналог. Более 70 лет это не удавалось социалистам, но В. Семашко думает, что он особенный: «Мы сейчас думаем, как создать холдинг тракторостроения, как создать холдинг станкостроения, холдинг по радиоэлектронной аппаратуре и т.д. эти процессы уже пошли и будут продолжены». Вот так, побольше отраслевых гигантов, чтобы «поганые москали» не могли проглотить за раз. Только почему отщипывание мелкими неизвестными компаниями по небольшим кускам лучше, трудно понять.
    В. Семашко предлагает не закупать импортную с/х технику, а загрузить Гомсельмаш, Лидагромаш, Лидсельмаш и Бобруйскагромаш. Он подсчитал, что «на первом году реализации этой программы получим прямого экономического эффекта от снижения себестоимости 458 миллиарда рублей, а в целом за 5 лет реализации программы 3 триллиона 200 миллиардов рублей. То есть настало время, когда сельскому хозяйству надо не рыбку давать, а удочку». Осталось лишь найти дармовые деньги для переоснащения белорусских заводов, дать им оборотку, освободить от налогов, найти технологии и ноу-хау – и «дешевые» трактора и машины будут бороздить отечественные пашни лучше западных. Что производить? На этот вопрос также отчасти ответил В. Семашко, похвалив директора «Гомсельмаша»: «Сегодня все констатируют: да, получился у него комбайн. Абсолютный аналог .. с одной разницей – в три с половиной раза дешевле».  Абсолютные аналоги производил в свое время ВАЗ и многие другие советские промышленные гиганты. Все эти заводы сегодня – на свалке истории. Вице-премьер об этом предпочитает не говорить. Интересно, знаком ли Владимир Ильич с концепцией интеллектуальной собственности?
    Итак, правительство находится в поиске абсолютных аналогов западным технологиям, товарам и оборудованию. Но чтобы в три раза дешевле и чтобы на нашем рынке доминировать. Такой путь полупиратского промышленного производства бесперспективен. Но, может, В. Семашко, С. Сидорскому или некому коллективному уму придет, наконец, в голову мысль о том, что надо для начала сделать в Беларуси копию, пусть и не абсолютную, правовой системы Запада, которая гарантирует экономическую свободу и права собственности? Дефицита кнутов в Беларуси никогда не было. Сможет ли В. Семашко и Co ликвидировать острый дефицит пряников для предпринимателей и производителей, мы скоро убедимся.

Другие материалы в этой категории: « ССС без Р Свобода нам только снится »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!