Славянский тупоугольник

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Исторически у России есть две проблемы: дороги и дураки. Сейчас у нее появилась третья – Беларусь. Как ни парадоксально, она тесным образом переплетена с двумя предыдущими. Дороги российского газа на Запад ведут через Беларусь. Ну а если бы вокруг не было столько дураков, то Россия и Беларусь давно бы жили в одной свободной экономической зоне. Последняя встреча В. Путина с А. Лукашенко убедительно показала, что «юридической шелухи и каши» Кремль терпеть не намерен. Драка союзников оказалась как раз на руку Украине, которая сделала огромных шаг к реальной российско-украинско-европейской интеграции. Европейцы получат российский газ через Украину, где дороги получше да и дураков поменьше. Ярослав Романчук
 

Встреча 11 июня 2002 г. в Санкт-Петербурге убедительно показала, что А. Лукашенко полностью выпал из контекста региональной внешней политики. Он «проспал» события 11 сентября, пребывая в эйфории от своей «элегантной победы». Он проморгал стратегическое партнерство России с НАТО, не сделав для себя выводы относительно совершенно новой архитектуры системы безопасности в регионе. Он обошел вниманием факт стремительного сближения России с Европейским союзом и ВТО, с поразительной настойчивостью повторяя тезис о восстановлении утраченных хозяйственных связей в рамках некого нео-СССР. Он не понял, что Россия признана ЕС и скоро будет признана Конгрессом США страной с рыночной экономикой, и что инвестиции, финансовые и торговые потоки совершенно спокойно могут обходить стороной последнюю «черную дыру» Европы. Продолжая играть по не существующим в цивилизованном мире правилам, А. Лукашенко сделал шаг, который граничит с отчаянием загнанного в угол волка – предъявил России ультиматум с перечисление семи экономических требований. Заручившись поддержкой расколотой Компартии России и лично Г. Зюганова, глава белорусского государства отчаянно напал на Кремль, забыв про отсутствие надежного тыла, ресурсов для самостоятельной игры и информационной поддержки. Грозный ультиматум Первое требование касается поставок газа. АГ недоволен тем, что декларируемое снижение цен российского газа касается только поставок от «Газпрома» и никак не относится к «Итере» или «Межрегионгазу», который вскоре станет новым статусным игроком на газовом рынке Беларуси. 19 апреля 2001 г. Лукашенко козырял тем, что выторговал для страны снижение тарифов с $30 за 1000 м3 газа до чуть больше $22,5. Было очевидно, что Россия легко без нарушения буквы этой договоренности сможет перебросить контракты на поставки газа в Беларусь с «Газпрома» на «Итеру» или на кого-нибудь другого. Так оно и случилось. Не случайно в день получения белорусского экономического ультиматума «Итера» уведомила Беларусь о снижении вдвое поставок газа. В контексте роста внутренних цен на газ в России с 1 июля 2002 года апрельские договоренности по газу превращаются в пустой звук. А. Лукашенко имел бы право возмущаться, если бы Беларусь, во-первых, платила за текущие поставки газа и не имела долгов, во-вторых, имела альтернативные источники получения газа, в-третьих, имела бы частную конкурентную экономику с ориентацией на страны Европейского Союза. Не имея ни первого, ни второго, ни третьего, А. Лукашенко напрасно шантажирует Кремль, который взял под полный контроль все газовые потоки России в страны СНГ. Купите наши тракторы. Это приказ

Второе требование Минска является, пожалуй, самым абсурдным. Белорусская сторона предлагает ускорить принятие решения о выделении в полном объеме денежных средств для закупки с/х и другой техники белорусских производителей в счет задолженности за поставленный в Беларусь газ. А. Лукашенко зря надеялся, что складскими неликвидами на сумму $600 млн. можно будет рассчитаться за $300 млн. газовых долгов. Схема не сработала да и не могла сработать, потому что ни российское правительство, ни тем более В. Путин не могут заставить частную экономику своей страны покупать дорогие и некачественные белорусские товары. Еще более абсурдным является требование выделить кредит под закупку белорусской техники. Все предложения россиян по покупке белорусских заводов были отвергнуты. Почему Кремль вдруг должен давать деньги на то, чтобы поддерживать на плаву государственный сектор РБ, тем более себе в ущерб? Будучи прекрасно осведомленным о состоянии белорусской экономики, Кремль наконец-то начал вести себя прагматически и по-европейски. В Беларуси России нужны собственность и правовые гарантии, а не «чэстнае слова» одного человека. Данное требование официального Минска можно было бы сравнить с требованием поверженной во второй мировой войне Германии к США взять в аренду руины Берлина на 5 лет за $90 млрд. в сегодняшних ценах, притом рассчитаться наличными. Третье требование А. Лукашенко связано с урегулированием вопроса по компенсации для белорусской стороны НДС в связи с тем, что между нашими странами действует режим уплаты данного налога по принципу страны происхождения, а не назначения. Речь идет о сумме $170 – 220 млн. Опять же АГ потерял внутренний и внешний контекст. Беларусь сама отказалась от таможенной границы с Россией. Президент, правительство и две палаты разрабатывали, подписывали и утверждали целый ряд экономических и политических договоров. Зачем было декларировать образование политического Союза, если не решены базовые экономические проблемы? Но и по вопросу НДС все козыри в руках у России. Под давлением ВТО она наверняка перейдет на европейских режим уплаты НДС с Беларусью, но одновременно следует ждать роста цен на энергоресурсы до того уровня, чтобы компенсировать бюджетные потери РФ по данному налогу. Банально, как басня про Моську и слона Четвертое, пятое и шестое требования были бы уместны, если бы звучали из уст корпоративных лоббистов, а не главы государства. Условия поставки российского алмазного сырья, параметры экспорта в Россию белорусского сахара, произведенного из тростникового сахара-сырца, а также правила оказания транспортных услуг белорусскими перевозчиками в отношении товаров из третьих стран и в третьи страны должны были обсуждать конкретные компании, максимум министры. Россия не хочет, чтобы ее территория использовалась белорусскими компаниями в качестве рынка сбыта для реэкспортируемых товаров. А Беларусь не может внятно сформулировать требования к российскому правительству, которое «пробило» реэкспорт товаров из третьих стран в Беларусь. Опять же, кто мешал А. Лукашенко создавать зону свободной торговли, а не политический союз с претензией на белорусско-российский престол? Да, и Дж. Буш, и Г. Шредер лоббируют интересы своих корпораций, но делают они это через ВТО, ЕС, МВФ, NAFTA и другие международные финансовые и торговые организации. В контексте торговых переговоров России и ВТО узко корпоративные интересы некоторых компаний на белорусско-российском рынке стремительно теряют значение. Вход на рынок ЕС, обеспечение блокировки антидемпинговых санкций в Европе и США гораздо важнее для России, чем штрафные санкции со стороны Беларуси. Седьмое требование А. Лукашенко связано с тем, что белорусская сторона настаивает на совместном рассмотрении вопросов об утверждении графиков поставки и состава поставщиков нефти в Беларусь. Официальному Минску не нравится, что он имеет дело с российскими посредниками. Но на каком правовом основании Беларусь может вмешиваться в корпоративную и лицензионную политику России? Глава Беларуси считает, что В. Путин должен вести себя в России, как Генеральный секретарь ЦК КПСС, т.е. распоряжаясь всем и вся. Ему невдомек, что в компании с Бушем, Берлускони, Блэером и Шираком не может работать лидер тоталитарного государства. Российские нефтяные компании не однократно делали предложения Беларуси о покупке предприятий «Белнефтехима». Минск отвечал высокомерным отказом и делами типа «Балтики». Лукашенко хотел бы оставить за собой полный контроль за собственностью в своей стране и иметь право распоряжаться ресурсными потоками в чужой. В такой ситуации вполне адекватен вопрос как со стороны российских олигархов, так и российского президента: «А кто ты такой?» На него АГ кроме невнятных фраз о славянском братстве и враждебности Запада ничего ответить не может. А в это время в славянском треугольнике стремительно развиваются другие интересные тенденции. Украинский президент Кучма при поддержке главы Германии Шредера убедили Россию поставлять газ на Европу через Украину. Треугольник превратился в тупоугольник. К сожалению, наша страна оказалась с том самом бесперспективном тупике вне важнейших энергетических и торговых потоков. Заигравшись в политическую интеграцию, А. Лукашенко потерял стратегическую позицию, проморгав и газ, и интеграцию, и ВТО, и зону свободной торговли с Россией. Будущим правительством Беларуси предстоит тяжелейшая работа по реабилитации нашей страны на международной арене. После встречи в Петербурге появилось гораздо больше надежд на то, что время новой власти в Беларуси не за горами.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!