Режимный ресурс

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Беларусь по-прежнему остается единственной из 27 стран Центральной и Восточной Европы, которая сохраняет сильный потенциал для системных, рыночных преобразований. К счастью, 2003 год не стал годом поспешных, не согласованных, хаотичных реформ. Беларусь могла пойти по российскому пути – и получить государственно-олигархическую экономику. Не пошла. Правительство могло повести страну по украинской дороге – и потом годами расхлебывать последствия клановой борьбы и регионального противостояния. Не повело. Наконец, властям могло прийти в голову ввести полную монополию на внешнюю торговлю и прекратить расчеты в иностранной валюте. Не пришло, слава богу. Таким образом, главным структурным и институциональным позитивом 2003 года является дальнейшее улучшение стартовых возможностей для рыночных реформ, для рационализации национальной экономики с учетом богатого опыта и большого количества ошибок, за которые заплатили налогоплательщики других стран. Каковы же основные фундаменты для быстрого старта Беларуси? Ярослав Романчук
 

Фундамент № 1: улучшение качества человеческого капитала Известно, что в век глобализации одним из главных факторов для обеспечения устойчивого экономического роста является человеческий капитал. Причем не только в сфере науки и бизнеса, но также государственного управления. В 2003 году белорусские власти заметно улучшили качество управленческого капитала. Ущербность многих старых решений стала настолько очевидной, что, несмотря на краткосрочную привлекательность (инфляция, девальвация, неподготовленная продажа госактивов, введение запретительных пошлин), они остались не востребованными. Все мы помним, каким низким был первоначальный образовательный уровень многих руководителей министерств и ведомств. Государственные менеджеры выучили болезненные уроки из истории своей страны и мира, начав слушать более образованных и подготовленных чиновников среднего звена.
П. Прокопович в компании со своими заместителями из НБ РБ сумел добиться, казалось бы, невозможного. Из закона о бюджете-2004 исчезло эмиссионное финансирование жилищного строительства и дефицита бюджета в целом. 2003 год окончательно убедил нас в том, что Нацбанк страны, если ему не мешать и ставить правильные задачи, профессионально с ними справляется. Министерство экономики и жилищно-коммунального хозяйства также не пошло по легкому пути. Не были «заморожены» тарифы на ЖКУ, хотя такие требования звучали как со стороны многих вертикальщиков, так и со стороны населения. Министры А. Кобяков и А. Милькота потеряли свои должности, но их ведомства вряд ли в будущем будут поддерживать административную фиксацию цен и прощение долгов должникам. Отдадим должное смелому решению А. Лукашенко, который отменил давно нарушаемый правительством 50-процентный лимит на оплату населением затрат по ЖКУ. Хотя макроэкономический контекст для привыкания домашних хозяйств к мировым ценам на топливно-энергетические ресурсы был очень неблагоприятным, белорусские власти заложили фундамент для комплексного реформирования данной сферы в будущем.
    Наконец, порадовало и Министерство финансов. Н. Корбут, даже не имея в своем распоряжении классического инструментария полноценного министра финансов, не допустил значительного превышения расходов над доходами. Он умело «разрулил» довольно опасную ситуацию недополучения более $200 млн. доходов от приватизации. При этом расходы бюджета практически по всем статьям соответствовали реальным доходам. Даже местные органы власти, сталкиваясь и с долгами по зарплате, и неплатежами за энергоресурсы, и жалобами на низкие пенсии и пособия по безработице, не пошли по пути образования дефицитов бюджетов областей и районов. А ведь именно такое развитие событий привело к глубочайшему кризису в Аргентине. Н. Корбут может давать уроки своим чешскому и польскому визави, которые по итогам 2003 года допустили дефицит бюджета в размере 8,3% и 6,9% соответственно. Таким образом, правительство в целом и Минфин в частности сумел довести до гораздо большего числа предприятий и организаций, чем в 2002 году, одну важную рыночную истину: «Хочешь жить хорошо – рассчитывай только на себя». Это правило Совмин отчасти применял и к себе, сумев удержать объем государственного долга на чрезвычайно низком для переходных экономик уровне 8% ВВП. Для сравнения в Польше этот показатель составляет 45,1%, в Чехии – 30,7%, Венгрии – 57,9%. Фундамент № 2: диверсификация производства и торговли Чем больше точек опросы имеет конструкция, тем она устойчивее. Чем больше источников дохода имеет человек, тем увереннее он и его семья смотрят в будущее. Много торговых партнеров, хороших и разных, широкий ассортимент выпускаемых потребительских товаров – это лучший способ избежать рецессии, не попасть в депрессию и нейтрализовать возможные внешние шоки (типа российского дефолта или ухудшения внешнеторговых условий (рост таможенных тарифов, введение квот и т.д.)). Белорусские производители в 2003 году уверенно следовали этому правилу. В январе – октябре 2003 г. экспорт в страны вне СНГ составил почти половину, 45,6% от общего объема экспорта. Не далее, как в 1999 г. этот показатель составлял не целых 39%. Доля экспорта в Россию за последние четыре года сократилась с 54,3% до 48,9% при значительном стоимостном росте товарных поставок белорусских производителей на российский рынок. Ситуация при экспорте услуг также обнадеживает. Экспорт услуг в страны СНГ увеличивается. За 10 месяцев он составил 37,9% от общего объема экспорта услуг (четыре года назад было 29,1%), в страны вне СНГ – 62,1% (по итогам 1999 г. было 68,9%). Как бы ни сопротивлялось правительство региональной интеграции и на Запад, и на Восток, белорусские производители товаров и услуг все больше начинают понимать, что торговать надо со всеми, у кого есть «живые» деньги и большой рынок сбыта. Т. е. идеология постепенно уходит на второй план, уступая место прагматизму и экономической выгоде. Это важный практический урок 2003 года.
    Структура производства Беларуси также проявляет устойчивую тенденцию к изменению в сторону европейской. В 2000 г. не целых 50% было занято в сфере услуг. По итогам 2003 года этот показатель составит уже около 54% (для сравнения в 1995 г. – 44,9%). И это без целенаправленной реструктуризации и при существующих ограничениях на рынке труда. В сельском и лесном хозяйстве по-прежнему занято около 12% рабочей силы, но это значительно лучше, чем в 1995 году, когда в этой сфере трудилось 19,1%. С тревогой наблюдая за стремительной реструктуризацией России и Украины, многие производители Беларуси осознали необходимость выхода на рынок не с допотопными технологиями и убогой советской упаковкой, а с современными товарами. Новые модели тракторов, грузовых машин, телевизоров и холодильников, а также мясных и молочных изделий, мебели, обуви и одежды, наконец-то стали более активно продаваться на традиционном для нас российском рынке. Рост экспорта готовых пищевых продуктов в 2003 году в Россию примерно на 36%, в том числе изделий из рыбы и мяса – на 90%, кожи и изделий из нее на 28%, древесины на 36%, черных металлов в 2,2 раза, мебели и постельных принадлежностей на 22% - это приличные показатели, особенно на фоне дальнейшего сокращения бартера во внешнеторговых операциях (за 10 месяцев 2003 г. - 4,2% общего объема экспорта и 3,2% общего объема импорта). Так что в 2003 году продолжала укрепляться производственная база для работы в условиях низких цен на нефть. Можно спорить по поводу темпов, глубины и направления преобразований, но то, что белорусские производители гораздо лучше понимают рынок сегодня, чем год назад, это факт. Фундамент № 3: будущие собственники дозревают В 2003 году белорусский директорат, т. е. руководители государственных предприятий, все чаще публично начал декларировать свои настоятельные просьбы стать собственниками. Их больше не устраивает статус контрактника, которого в любой момент можно уволить. Им не нужны почетные грамоты и премии размером в несколько базовых величин. Поработав с российскими и украинскими коллегами, которые уже давно сменили советский статус «красного директора» на капиталистический пакет акций, понаблюдав за начинающими осваиваться в коридорах Евросоюза поляками и литовцами, белорусские директора не в курилках и банях, а на собраниях и в прессе начали заявлять о необходимости приватизации. Эта решимость пока не нашла никакого политического оформления, но новый премьер С. Сидорский, который неоднократно демонстрировал несогласие с российской экспансией капитала, наверняка будет лоббировать реструктуризацию с предоставлением пакетов акций для менеджеров высшего звена. Новый порядок банкротства как раз этому способствует.
    Блокировка приватизации предприятий нефтехимического комплекса в 2003 году – это неудача с точки зрения выполнения доходной части бюджета, но победа будущих белорусских капиталистов, которые пока не отдали ни пяди родных активов. Если бы на данном этапе предприятия нефтехимии все-таки были проданы российским компаниям, то это бы создало опасный приватизационный прецедент. Вместо открытого, доступного для всех, легко контролируемого процесса продажи госактивов по рыночной цене, которая устанавливается на основании заключения авторитетных оценщиков, были бы проведены кулуарные сделки с обязательными откатами и непредсказуемым будущим. К счастью, этого не произошло. Беларусь сохранила возможность цивилизованной продажи госактивов. Директорам послали четкий мессидж: вы можете стать участниками большой имущественной игры, а не просто сторонними наблюдателями на пиршестве иностранных, преимущественно российских дядек. В среде заметно порозовевшего «красного» директората редкий человек говорит о преимуществах государственной собственности и социализма. Это не значит, что они Мизеса или Хаека начитались. Просто уж очень хочется жить на широкую ногу, ходить в богатые магазины и престижные рестораны не только в Вильнюсе, Москве или Париже, но и в родном Минске или Могилеве. Все большему количеству людей, которые работают с властью и при власти, мало осознавать себя богатым в стенах родной кухни. Им уже нужно общественное признание, престиж, безопасность и легальность бизнеса. Формально 2003 год был потерян для приватизации, но именно этот год был важнейшим периодом консолидации бизнес – элит с целью подготовки к ней в ближайшие 2 – 3 года.

Режимные перспективы
2003 год проходил под лозунгом «Беларусь – для белорусов». К их числу можно смело отнести около 500 тысяч человек. Это был их год, их везение. Но ресурс системы не бесконечен. Адекватно говорить не о ресурсах режима, а о режимном ресурсе, т. е. том, который можно использовать только в определенных правовых, экономических и институциональных рамках. Беззаботное будущее для 3% населения, конечно, уже давно обеспечено, но белорусская экономика – это не перпетум мобиле, который может работать вечно - и без топлива. Ей нужны новые деньги, технологии, мозги и рынки сбыта. Тем белорусам, которые имеют денежные ресурсы, нужны общие правовые, а не личные гарантии. Прежде чем пустить на белорусский рынок иностранцев, в том числе россиян, они постараются легализоваться на нем сами. Не стоит ждать официального отмашки на начало приватизации. Процесс уже пошел. Ему не мешает, а скорее помогает тот факт, что долги перед бюджетом составляют около 270 млрд., что сумма убытков составила 467 млрд. рублей, что около 4420 предприятий (39% от их общего количества) не имеет собственных оборотных средств и почти две три из них неплатежеспособны. Рост кредиторской задолженности до 13,5 трлн. рублей и дебиторской до 9,8 трлн. также можно рассматривать, как подготовку к перераспределению собственности. Даже в самом плохом для Беларуси сценарии созданные фундаменты быстрого старта смогут просуществовать еще около двух лет. Затем либо начнется спринтерская гонка, и наша страна вырвется вперед, либо она станет просто территорией для ведения полулегального бизнеса структурами с сомнительной репутацией. Географическое положение, созданная производственная и транспортная инфраструктура, накопленный капитал не даст скатиться Беларуси на уровень Молдовы или Узбекистана в обозримом будущем, кто бы ни руководил нашей страной, и каким бы курсом она не шла. А хоккейные дворцы, минская кольцевая дорога и другие обновленные трассы, футбольный манеж и современные бассейны еще долго будут радовать белорусов.

5 ПОЗИТИВОВ В ЭКОНОМИКЕ БЕЛАРУСИ В 2003 ГОДУ
1. Сохранение доверия населения к национальной банковской системе. Несмотря на то, что в определенные периоды ставки по срочным вкладам были отрицательными, в целом за год белорусский рубль сохранил свою привлекательность в качестве средства сбережения. Заслуга в этом Национального банка, который практически выполнил годовой параметр по девальвации и инфляции, умело реагировал на высокие цены на нефть и повышение реального курса белорусского рубля.  Более 2 трлн. денег населения на счетах в белорусских банках – яркое тому подтверждение.
2. Внешнеторговый прорыв. Рост экспорта на 23,5%, импорта – на 26,5% стал палочкой-выручалочкой не только для бюджета (значительное перевыполнение поступлений от налогов на внешнеторговые операции), но и для многих производителей. Мы стали больше экспортировать не только нефти и металлов, но и готовых пищевых продуктов, в том числе изделий из рыбы и мяса, кожи и изделий из нее, древесины, мебели, постельных принадлежностей и многого другого. Если учесть, что и розничный товарооборот внутри страны вырос почти на 10%, то становится очевидным, что торговля стала мощным мотором белорусской экономики.
3. Консолидация во имя будущей приватизации. Правительство не пошло на кулуарную прихватизацию с участием российских компаний. Обеспечив высокий уровень государственных инвестиций (за 11 месяцев – рост составил 17,3%) в обновление средств производства и развитие инфраструктуры, Беларусь сохранила возможность проведения быстрой и эффективной структурной реформы.
4. Бюджетная дисциплина. Власти твердо уверены в необходимости сбалансировать бюджет. Тратить можно только то, что имеешь на счете, не залезать в долги, вовремя рассчитываться с кредиторами. За сохранение низкого уровня дефицита бюджета и государственного долга нынешнему правительству, безусловно, скажут спасибо будущие реформаторы.
5. Жилье продолжает строиться. За 11 месяцев в строительство домов и квартир было заинвестировано более 1 трлн. рублей. Жилой фонд пополнился 2729 тыс. м. кв. на радость тысячам граждан нашей страны. Как бы дальше не проходили реформы, но жилые дома в отличие от заводских корпусов тех предприятий, которые загружены на 30 - 40%, будут пользоваться устойчивым спросом. Сохранение таких темпов строительства жилья в будущем будет крайне проблематичным, поэтому пусть уже лучше сегодня многоэтажки строят, чем импортозамещающие заводы за счет бюджетных дотаций.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!