Белорусская тень

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

На прошлой неделе заместитель начальника генерального прокурора Беларуси Виктор Прус обнародовал одну интересную цифру. По его мнению, удельный вес теневой экономики в нашей стране составляет 17 – 18% ВВП или $3 млрд. «Это прямые потери государства, из них значительную часть составляют потери от коррупции», - заявил он. Такое признание было сделано, вероятно, для того, чтобы убедить депутатов и реальных дисижнмейкеров все-таки принять закон о коррупции. Напомним, что он был уже дважды отклонен ПП НС. 

Стремление белорусской прокуратуры бороться с коррупцией похвально. Дело это непростое и требует точности в определениях и методологии. Чтобы прописать эффективное «лекарство», надо сначала установить причинно-следственные связи. Иначе борьба с коррупцией может вылиться в зачистку политического поля от инакомыслящих, а экономического – от конкурентов.
    К сожалению, В. Прус не дал своего определения теневой экономики. Не пояснил он и происхождение цифры прямых потерь государства - $3 млрд. При этом он пояснил, что речь идет о «продаже» чиновниками своих услуг, использовании служебного положения в личных целях. Зам. генерального прокурора негодует: «Любого гражданина может обидеть чиновник, заставить пройти круги ада, чтобы получить элементарную справку». Можно догадаться, что под теневой экономикой В. Прус понимает лишь такого рода преступления, которые по официальной методологии классифицируются, как коррупции. В 2003 г. их было совершено 4815, за 8 месяцев этого года – 2847.
Белорусская прокуратура, очевидно, не изучала теорию общественного выбора и не знает выводов австрийской школы экономики. Иначе она увидела бы корни белорусского спрута в запутанном белорусском госрегулировании, в противоречивых законах, отсутствии прозрачности при распределении бюджетных ресурсов, а также отстранения гражданского общества и СМИ от контроля за работой чиновников. Беларусь давно живет по законам Паркинсона, когда бюрократ кормит бюрократа за счет денег налогоплательщика.
    Генпрокуратура Беларуси не одинока в стремлении понять природу теневой экономики. Этим давно занимаются эксперты Всемирного банка, Transparency International и других авторитетных структур. Их оценки разительно отличаются от данных белорусских смотрящих за законом. В докладе Doing Business 2005 объем серой экономики Беларуси в 2003 г. оценен на 48,1% валового национального дохода или $7,6 млрд. Из переходных стран только в Украине доля теневого сектора к официальной экономике больше, чем в Беларуси. В капиталистических, рыночных странах с развитыми институтами демократии доля серой экономики гораздо меньше, чем в развивающихся. Исследование Фредерика Шнайдера из университета Кеплера в Линце «Размер и измерение неформальной экономики в 110 странах мира» также подтверждает этот вывод. В странах ОЭСР сектор составляет в среднем 18% ВНП, в развивающихся – 41%. Корни теневой экономики – высокие налоги, в том числе на зарплату, зарегулированная деловая среда и наделение чиновников полномочиями распоряжаться большой частью национальной экономики.
    Существует два основных способа измерения теневой экономики. Первый – спросить людей, уклоняются ли они от уплаты налогов при получении дохода, дают ли взятки. Но кто вам ответит на такие вопросы? Второй способ – определение размера «тени» косвенными методами. Можно сравнить данные о проведении денежных операций или потребления электричества с официальными цифрами выпуска продукции. Если потребление электричества и объем денежных транзакций растет гораздо быстрее, чем официальная экономика, то мы может сделать вывод о динамичном развитии теневого сектора. Такой метод и используют ученые.
    Оставаясь в серой экономике, бизнес экономит на налогах, откупаясь взятками от чиновников. При этом он резко теряет в производительности труда и блокирует инновационную деятельность. Возможности его развития сильно ограничены. По оценкам экспертов, вывод экономической активности переходной страны из тени может привести к ежегодному увеличению роста ВВП на 1 – 1,5% ВВП.
    В. Прус справедливо отмечает, что коррупция затрагивает как безопасность страны, так и благосостояние простых людей. Однако он сильно сужает определение «теневая экономика». За отдельными деревьями он не видит леса. На самом деле, около половины экономической активности нашей страны совершается в «тени». Это не значит, что в генофонде белорусов вдруг проснулся ген криминогенности. Простые люди и предприниматели вполне рационально отвечают на стремление национальной бюрократии отнимать у них больше половины заработанного. И никакой закон «О коррупции» их поведение не изменит. А вот снижение налогов, либерализация и дебюрократизация экономики, как наглядно показывает мировой опыт – это прямой путь из грязи «тени» в официально признанные князи.

Размер серой экономики по версии Всемирного банка 2003

Страна

Серая экономика (% валового национального дохода

Серая экономика в млрд. USD

Беларусь

48,1

7,6

Латвия

39,9

3,8

Литва

30,9

4,7

Польша

27,6

55,6

Россия

46,1

173

Казахстан

43,2

11,5

Украина

52,2

24,5

США

8,8

963

Британия

12,6

212

Швеция

19,1

49,4

Китай

13,1

186

Источник: Doing Business 2005 Всемирный банк, 2004

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!