Региональная политика

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В Советском Союзе коммунисты придумали субститут рыночной конкуренции под названием «социалистическое соревнование». Вместо чеков с приличными деньгами передовики получали грамоты. Вместо дивидендов по акциям рабочие и директора радовались концерту художественной самодеятельности, организованному по указанию горкома партии или ЦК. Речи о налоговой, административной или кадровой конкуренции между областями не могло быть по определению. Ресурсы распределялись централизованно. Предприятия строились по указке сверху. Искусство торговли заключалось в том, чтобы выбить продукцию от производителя до того момента, как ее не загнали «налево», т.е. войти в список приближенных к распределителям на уровне руководства партии, области или завода. На дворе 2003 год, а в Беларуси отношения между областями и Центром, облисполкомами и руководителями предприятий и концернов практически не изменились. Ярослав Романчук
 

На уровне руководства каждой области регулярно проводятся планерки с участием представителей государственных концернов. На них производственники, как пионеры, отчитываются перед вертикальщиками о выполнении прогнозных показателей, оплате за энергоресурсы, выплате зарплаты, уборке территории и «добровольном» финансировании строек областного и республиканского масштаба. Не остаются в стороне и банкиры, которых в случае необходимости подключают к выдаче «коммерческих» кредитов. В отличие от советских времен, сейчас на ковер вызывают и представителей частного сектора, которые обязаны выполнять те же административные приказы, что и государственные. В Беларуси по-прежнему неукоснительно соблюдается норма «Перед приказом исполкома все равны». «Святая троица» регионального благополучия Полномочия облисполкомов и райисполкомов практически не изменились. Место «кормилицы» и контролера в лице Москвы заменил Минск. Госплан и Госснаб принял эргономичную форму и приобрел модное название «Администрация президента». Партсобрания превратились в селекторные совещания, но проблематика практически не поменялась. Вечные белорусские темы данных сходок «работа колхозов и совхозов», «дефицит денег», «финансовая дисциплина» и «коррупция» дополнились проблемами расчетов за энергоресурсы, борьбы с иностранными конкурентами, выполнением доходной и расходной части бюджета, выплатой зарплаты и пенсии. Чиновнику областного и районного масштаба стало жить гораздо сложнее и напряженнее. Но он надеется, что психологические издержки сегодня окупятся его личным участием в приватизации завтра. Этот сладкий, манящий «пирог» в виде казенного имущества и заставляет руководство обл- и райисполкомов покорно терпеть все невзгоды госслужбы сегодня. Но это только часть правды. Мотивация чиновника регионального масштаба гораздо сложнее. Сегодня он обладает гораздо большими возможностями для получения личной выгоды, чем в Советском Союзе. Отчасти это объясняется и тем, что нет былого могущества КГБ и коммунистических органов тотального контроля. Зато есть открытые или полузакрытые границы, многочисленные бюджетные и внебюджетные фонды, множество льгот и привилегий по местным налогам «на продажу». Стремительно развиваются и крепнут связи со своим, т.е. «крышуемым» местной администрацией региональным бизнесом. Эта связка позволяет эффективно для чиновников канализировать поступающие из центра финансовые средства, а также зарабатывать на государственном заказе. Если учесть полномочия местных органов власти по аренде помещений, регистрации и ликвидации, проведении проверок и воздействие силовой составляющей власти, то можно сделать вывод о том, что облисполкомы и отчасти райисполкомы стали гораздо более мощными структурами с точки зрения тихого, подковерного зарабатывания стартового капитала. Не зря говорят, что если в отношениях «святой троицы» области – губернатора, главного прокурора, милиционера и Комитета госконтроля – все прекрасно, то они держат регион полностью под своим контролем, эффективно блокируя директивы Минска. Дошло до того, что облисполкомы и даже райисполкомы развалили единое экономическое пространство в рамках республики (существуют устные или письменные распоряжения на запрет или ограничения продажи товаров из других областей). Ну а если к ним присоединяются главный таможенник и судья, то им море становится по колено. При импотенции местных советов, блокировке работы политических партий, отсутствии независимой «четвертой власти» в виде региональных или центральных СМИ, областного и районного масштаба надо ублажить только президента, создать у него иллюзии полного контроля над областями. Ради этого можно выполнить любые приказы, «рисовать» выполнение прогнозных показателей, терпеть унижения на публичных порках в Минске, а также обеспечивать – и это чуть ли не самое главное – нужные результаты на всевозможных политических кампаниях под названием «выборы» или «референдум». «Болото» провинции – золотая жила для ее руководителей Результаты работы областей и г. Минска надо оценивать именно в свете вышесказанного. Белорусские регионы не соревнуются за привлечение иностранных инвесторов путем представления привлекательного пакета административных и налоговых режимов. В их задачу не входит расширение налоговой базы за счет малого и среднего бизнеса. Никто от них не требует создания конкуренции и получения максимального объема ресурсов от приватизации. Облисполкомы и Мингорисполком даже не заикаются о том, чтобы выйти на рынок ценных бумаг и разместить там свои облигации. Даже если на уровне области и нашелся бы человек, который захотел провести у себя в регионе реформы, то ему все равно придется согласовывать чуть ли не любое решение то ли с правительством, то ли с Администрацией президента, то ли с отраслевыми министерствами и концернами. Поэтому такой человек на уровне местной власти, особенно при назначаемых, а не избираемых губернаторах, появиться по определению не может. Более того, местным начальникам экономически не выгодно инициировать любые реформы, потому что они автоматически теряют свой статус, наработанные годами связи и место у руля приватизационных процессов. Не будем забывать, что 80% активов РБ формально все еще находятся в руках государства. Таким образом, реформы снизу у нас практически исключены. Почвы для серьезного конфликта между Центром и руководством областей нет. А цифры, которые мы читаем в отчетах Министерства статистики и местных органов власти, надо рассматривать с точки зрения мотивации и интересов ответственных за них чиновников. Если, к примеру, Гомельская или Гродненская область по итогам 2002 года получила лучшие темпы роста, собрала больше всего зерна, имеет лучшие надои или яйценоскость, то это не говорит о качестве управления областью или о профессионализме чиновников облисполкома. Советская школа выдавать нужные статистические результаты в условиях жесткого администрирования у нас освоена прекрасно. Причинно-следственные связи, объясняющие лучшие результаты по тем или иным показателям, могут быть самые замысловатые и абсолютно непредсказуемые: удалось выбить больше кредитов и дотаций, а также списать долги, получились фокусы с отчетностью, природа послала хороший урожай, российские партнеры ряда предприятий нашли способы продажи белорусских товаров по выгодным схемам, удалось попасть в госзаказ и получить финансирование и т.д. Говорить об устойчивых тенденциях на уровне региональной политики нет оснований. До сих пор практически невозможно подсчитать объем трансфертов, которые уходят в Центр и приходят в область со всех источников, тем более определить эффективность их использования. На экономические и финансовые результаты областей большое влияние оказывает личности назначаемых губернаторов и степень их близости с ключевыми фигурами в Минске. Поэтому та область, которая в этом году ходит в героях, в следующем, при определенном стечении далеко не экономических обстоятельств, может стать глубоким аутсайдером. Гомель и Минск - временное лидерство. Могилев – полный аутсайдер По итогам 2002 года лидером является Гомельская область, ВВП которой вырос на 8,1% при плане 4 – 5% (перевыполнение на 62%). На втором месте г. Минск, валовый продукт которого увеличился на 6,9% при плане 5 – 6% (перевыполнение на 15%). Все остальные регионы не смогли выполнить цифры основного прогноза, не говоря уже о повышенном. Брестская область (рост ВВП на 2%) недовыполнил задание на 67% (нужно было 5 – 6%), Витебская – (рост 2,6%) не дотянула до прогноза 48%, Гродненская (1,3) – не выполнила план на 78%, Минская (3,9%) – на 35%, а Могилевская – на 98% (рост 0,1% при плане 4 – 5%). Высокие темпы прироста ВВП Гомельщина обеспечила, в первую очередь, за счет высоких темпов роста объемов промышленного производства – 8,1% при плане 4 – 5%. Аналогичная картина по Минску, промышленность которого в прошлом годы выросла на 6,9% при прогнозе 5 – 6%. Все остальные регионы не выполнили плановые показатели, причем Могилевщина опять выглядит хуже остальных: при плане 4-5% она сумела «выжать» из своей индустрии только 0,1%, что находится в области статистической погрешности. Даже некогда примерная Гродненщина не выполнила план по темпам роста на 78%. Таким образом, если бы не гомельчане, то итоговая годовая статистика выглядела бы гораздо хуже. Может, просто пришла ее очередь на получение централизованных ресурсов и на «рисование» показателей? В конце 2001 года, когда принимался бюджета на 2002 г., можно было ожидать стремительного взлета Могилевской области. Данный регион получил лучшие по сравнению с другими областями налоговые условия. Многим предприятиям удалось «выбить» существенные финансовые средства и во многом освободиться от «оков рынка». Как оказалось, не в коня корм. Могилевщина по-прежнему остается одним из самых неблагополучных регионов Беларуси. Списывать просчеты на Чернобыльскую аварию почти 20 лет после того, как она имела место, конечно, можно, но кто в это поверит? Если учесть, что и в 2001 г. Могилевская область не выполнила прогнозные показатели по темпам роста промышленного и с/х производства, производству потребительских товаров, то вырисовывается тревожная тенденция.

Витебляне работают на потребителя
Сравним области еще по одному показателю – производству потребительских товаров. Здесь лидеры другие, что еще раз доказывает несбалансированность региональной социально-экономической системы. Рост обеспечивается в тех сферах, где на конкретном временном промежутке происходит концентрация усилий административного ресурса области и Центра. По итогам 2002 г. лидером в производстве потребительских товаров стала Витебская область. При прогнозе роста 3,5 – 4,5% она получила 5% (перевыполнение плана на 11%). Чуть хуже показатель у Брестской области – рост 5%. Ей удалось преодолеть нижний предел прогнозной «вилки» (4,5 – 5,5%), но если брать за план 5,5% роста, то мы имеем недовыполнение на 9%. Аналогичная ситуация по Минску. При прогнозе 6,5 – 7,5% (заметьте, что изначально требования ко всем регионам предъявляются разные) наша столица добилась роста 6,8%, не дотянув до верхнего предела 9%. А вот гомельское руководство весь свой пыл и энергию пустили на производство общего вала, забыв про потребительские товары. Гомельщина стала единственным регионом Беларуси, которая допустила падение на 0,9% при плане роста на 3 – 4%. Гродненская, на этот раз, оказалась в середнячках. Она выпустила потребительских товаров на 2,8% больше, чем в прошлом году, но план-то был 4 – 5% (не выполнение на 44%). В Могилевской области рост 1,3% при плане 3 – 4% (не выполнение на 67%) и в Минской – рост 3,5% при плане 5 – 6% (42%). Если мы учтем, что по продукции сельского хозяйства 2002 год оказался провальным для всех регионов страны за исключением Брестской области, которая вложилась в прогнозную «вилку» роста 2 – 3%, получив положительный 2,6%, то наш тезис о разбалансированности экономик областей подтверждается. Административный ресурс работает избирательно. Сил и средств на всех не хватает. Области пытаются тянуть одеяло на себя, но оттого, что правила игры четко не установлены, региональная политика, как таковая, практически отсутствует, процесс получается весьма хаотичным и нестабильным, т.е. то, что многие люди называют мутной институциональной средой. А в ней, как известно, весьма вольготно чувствуют себя не простые потребители и малый бизнес, а местечковые и столичные субсидархи. Они искусство кулуарной борьбы за ресурсы бюджета усвоили еще в советской партшколе.

Другие материалы в этой категории: « Межобластной расклад О чем жалуются власти »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!