Ремесленник FOREVER

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Подписание А. Лукашенко решения республиканского референдума стало поводом для открытия им своей очередной предвыборной кампании. В самом начале программной речи первый президент заявил о том, что курс меняться не будет. Новых законов с 1 января 2005 года также не будет. Бросив ностальгически «где те советские, по-настоящему хорошие устои?», глава государства вынужден был признать, что старая экономическая политика во многом ущербна. Ярослав Романчук
 

Со «склеенными ластами» В долгу государство перед предпринимателями. Дискриминационные меры и регулирование душат инициативу. "Разбой" творится в отдельных строительных организациях. Унижения при оформлении права собственности на жилье. Произвол в жилищно-коммунальном секторе. Неработающие кассы в магазинах, обвесы, обсчеты покупателей и хамоватые продавцы. Продолжаются пытки граждан при оформлении наследства. Справки и волокита отравляют жизнь практически каждого человека. «Люди же все видят. В том числе и бездействие властей». Воруют много и включают уворованное в себестоимость товаров и услуг. Отсюда – высокие цены и неэффективное управление. Бюрократов много. Функции многих органов дублируют друг друга. Многие структуры власти вообще являются лишними. Иностранцев в Беларуси обустраивают, а своего работника – душат и давят.
Обо всех этих проблемах эмоционально говорил А. Лукашенко, признавая, что Беларусь является инертным, враждебным к инновациям бюрократическим государством. Его основа – круговая порука покрывающих друг друга чиновников, директоров госпредприятий, начальников силовых структур и управляющих казенных банков. Они еще с советских времен привыкли к эмоциональным разборкам. Они уверены, что за грозными словами никаких реальных реформ не будет. Главное тому подтверждение – неизменность законодательной базы. Не могут одни и те же законы генерировать социализм и рынок одновременно. Еще одно доказательство – уже принятый бюджет на 2005 год. Он гарантирует щедрое финансирование чиновников и политически корректных бизнесменов. И последний, убедительный довод в пользу того, что никакой дебюрократизации и либерализации в Беларуси не будет, - неизменность кадрового состава структур власти. Так что разговоры стихнут скоро, а «бесконтрольность, безответственность, бюрократизм и бумаготворчество» останутся. Останутся и многочисленные жертвы национальной бюрократии, на защиту которых якобы встал А. Лукашенко: «Огромное число белорусов в городах и деревнях пытаются открыть свое ремесло. Но, не сумев преодолеть немыслимые бюрократические препоны, не выдержав бесчисленных проверок и поборов, как говорят, "сложили ласты».

Поругание национального характера и предательство
Народной можно считать власть, которая раскрепощает людей, стимулирует их творчество, позволяет зарабатывать семейные состояния. Беларусь пока такой власти не имеет. Вот в чем признается нам А. Лукашенко: «Многие десятки и сотни тысяч людей из сел и городов хотят иметь собственное дело: начиная от выращивания огурцов, плетения корзин и до разработки суперсовременных компьютерных программ. Они хотят трудиться без понукания начальников. … Это то, что отвечает национальному характеру белоруса, который привык отвечать сам за себя и за свою семью».
Получается, что белорусская власть страшно далека от народа. Она только тем и занимается, что понукает граждан. В национальном характере белоруса – быть собственником своего бизнеса, земли и финансов. Это означает самостоятельно определять ценовую и торговую политику, нести ответственность перед потребителем, а не перед чиновником. Вернуть власть народу без системного изменения законодательства невозможно. По мановению волшебной палочки чиновники вдруг не станут любить народ. Они кормятся за его счет. Закон дает им возможность за это не отчитываться за сотни тысяч не созданных рабочих мест, что эквивалентно миллионам долларов не дополученных налогов, не созданного богатства, не оказанной социальной помощи. Это огромные издержки бюрократии, которые мешают развитию белорусского бизнеса. А. Лукашенко говорит: «Нам необходимо снять дискриминационные меры по отношению к отечественным товаропроизводителям. Нельзя пресмыкаться перед зарубежным капиталом, задабривать всякими льготами в ущерб интересам государства и за счет нарушения принципа равного и справедливого отношения ко всем субъектам хозяйствования. Условия должны быть равными, понятными для всех предпринимателей - и для своих, и для зарубежных». Под этими словами мог бы подписаться и Е. Гайдар, и Л. Бальцерович. Как приговор собственной экономической политики звучат слова «Получается, что предали своего белорусского работника, ставя его в худшие условия по сравнению с иностранцами». Неужели опять никого не привлекут к ответственности за предательство?

Спасут ли Беларусь ремесленники?
Не нравится А. Лукашенко слова «бизнес» и «предприниматель». Пообщавшись с обычными людьми, он вместо них начал использовать термин «ремесленник». Один из них говорит: «Ну что, - говорит один из них, - Александр Григорьевич, корзины вот плету, ручки к молоткам делаю, топорища, косья и прочее. Так постоянно из налоговой инспекции не выхожу - заплати-переплати, проверки". Именно такую деловую среду создали законы, указы и постановления, которые принимают все органы власти, начиная от президента, заканчивая местными исполкомами. Сейчас, чтобы не раздражать ухо полисимейкеров, предлагается назвать часть бизнеса ремесленничеством. Как говорят в народе, хоть горшком назови, только во в печь не ставь. Есть большие сомнения, что ремеслу у нас создадут благоприятный деловой климат.
    А. Лукашенко видит это так: «Пришел человек, заявление написал, что ремеслом будет заниматься, делать то, что людям надо и что на рынке можно продать, чтобы что-то заработать. Зарегистрировался - и продавай, у тебя разрешение есть, лицензия. Но это должно быть так: один раз пришел и знаешь, что примерно 10 - 12 долларов налога должен в год отдать. Это должна быть чисто символическая сумма. Но люди будут заниматься: кто ботинки подбивать, кто одежду обновлять». Или специально под ремесленничество будут писаться новые законы, или предложенная схема в жестких рамках сегодняшнего закона просто нереальна. Ввести в обиход новое слово гораздо проще, чем наполнить его конкретным смыслом.
    Почему именно ремесленничество попало в фавор белорусской власти. Во-первых, это аппеляция к национальным традициям, что особо популярно в контексте моделирования своей собственной версии истории в жестких рамках государственной идеологии. Во-вторых, это реализация принципа «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Белорусская бюрократия поставила под жесткий контроль все крупные ресурсные и финансовые потоки. А мелочевкой заниматься нет ни времени, ни денег, ни желания. Ремесленники могут сами себя обеспечить работой, т. е. не будут просить денег из бюджета и сами кормить свои семьи. Они политически разобщены, экономически мелки, не критичны для бюджета и могут составить никакой конкуренции крупным предприятиям. В-третьих, это признание очевидного факта, что частная собственность эффективнее, моральнее и народнее, но в политически корректной форме и в строго ограниченном количестве. Наконец, через ремесленников можно следить за поведением чиновников на местном уровне. Рассмотрел их жалобы, уволил парочку завравшихся бюрократов – вот тебе и имитация борьбы за народное благосостояние. Поддержки номенклатуры в целом таким поведением не лишишься, а приобрести славу памяркоунага реформатора можно. Как отделить ремесленничество и бизнес

А. Лукашенко заявил, что «отдельную часть населения, которая хочет более свободной, либеральной жизни, жить и работать честно, платить налоги и работать на себя, быть богатыми, работать ради своей семьи и защищать свою семью, свой очаг, для людей, которые занимаются прежде всего ремеслом, предпринимательством и бизнесом … мы этим людям должны упростить порядок работы, раскрепостить». Таких насчитывается сотни тысяч людей. Осталось выработать критерии, по которым будут отделять этих либералов от той части населения, которая не хочет свободной жизни, не стремится работать на себя, не желает стать богатым и заниматься ремеслом. Думаю, что Академия наук и Минэкономики предложит с десяток докторских диссертаций по данной проблематике. Как же отделить творческих ремесленников от «паразитов»-бизнесменов?
    Исторически ремесло предполагало кустарное, низкотехнологическое производство товаров. Оно было источником занятости и способом выживания еще до развития системы разделения труда, собственно до появления капитализма. Производительность труда была крайне низкой, условия работы – далеко не безопасными, заработок – только на хлеб и масло. Ремесленники объективно не могли конкурировать с капиталистическим производством. Крестьянин в день может сделать 5 топорищ, а завод – 5 тысяч. Дачник в состоянии вырастить на своем участке 100 кг. огурцов, а специализированное с/х предприятие – 100 тонн.
Кто заинтересован покупать дорогие товары от ремесленников? Иностранные туристы, любители экзотики и те, кому прикажут это делать на бюджетные деньги. Сегодня ремесло прочно ассоциируется с художественными промыслами. Этим бизнесом занимается Управление делами президента. А выжигание панно, плетение корзинок, изготовление эстетических топорищ или вышитых национальным орнаментом носовых платков – это приработок творческих людей, но никак не основной источник их дохода. Иностранцев в Беларуси – раз, два – и обчелся. Поэтому спрос на продукцию ремесленников сильно ограничен. Ни в Европе, ни в США и Азии нет моды на белорусские изделия из соломки, плетеные корзины или льняные скатерти.
С/х производство как ремесло сразу можно отбросить, потому что дачники, как ремесленники, давно конкурируют между собой на рынках. Ничего нового здесь не придумаешь. Заключенные в тюрьмах и инвалиды поставляют на рынок разную простую мелочевку типа изделий из дерева, металла или пластмассы. В малых городах и деревнях давно развивается неформальный рынок швейных услуг. Можно найти парикмахера, портниху, специалиста по выжиманию сока или приготовлению самогонки, убою скота или мелкому ремонту дома. Эта деятельность никем не контролируется, не лицензируется. Получаемый доход не облагается налогами. Если А. Лукашенко все это назвал ремеслом и предложил платить по 10 – 12 долларов налогов в год, то он захотел не то, что провести либерализацию экономики, а наоборот - разрушить святое святых – неформальную экономическую жизнь местного сообщества. Даже советские коммунисты более чем за 70 лет тоталитаризма не сумели ее разрушить.
    Таким образом, понятие «ремесленничество» остается смутным и расплывчатым. Чиновники взяли под козырек и убедительно ответили: «Есть, поддерживать ремесло!» И каждый поехал домой со своим видением той самой поддержки. Осталось ждать плана по количеству поддержанных ремесленников и удвоению ими производства к третьему всебелорусскому собранию.
Потенциал традиционного ремесленничества Беларуси крайне ограничен. Оно представляет весьма ограниченный интерес для редкого туриста и для экспорта (см. таблицу). Так что все разговоры о дебюрократизации экономики ради поддержки ремесла – это медийная буря в стакане воды. Чиновники, выполнив задание власти на референдуме, могут спать спокойно. Их положение на основных товарных рынках остается незыблемым. Но что-то все-таки заставляет А. Лукашенко нервничать. Он, очевидно, догадывается, что современное ремесло – это и есть тот частный бизнес, с которым уже 10 лет борются белорусские власти. Его надо поддерживать. Ему не надо мешать. Для этого надо принимать совершенно другие законы. А формально курс на сильную и процветающую Беларусь можно оставить прежним.

Потенциал белорусского ремесленничества

Наименование товара

Средняя цена за штуку USD

Потенциал производства, в месяц штук

Сколько туристов может купить данный товар в месяц

человек

Потенциал экспорта

USD

1.

Плетеная корзина из прутьев

15

5000

50

1500

2.

Черенки для лопат, тяпок, топорища

4

20000

10

100

3.

Панно, изготовленное путем выжигания увеличительным стеклом

10

500

30

200

4.

Куклы, лошади и другие фигуры из соломки

10

700

70

1000

5.

Деревянная шкатулка с орнаментом из соломки

7

3000

100

700

6.

Деревянные столовые наборы (ложки, разделочные доски, половники и т.п.)

12

5000

150

3000

7.

Льняные скатерти, платки

15

2000

100

3000

8.

Художественные сувениры из дерева

10

500

80

2000

9.

Изделия из березовой коры

10

300

50

1200

10.

Глиняные сувениры, посуда.

8

1000

130

1000

 

ИТОГО

 

 

670

13700

 

Другие материалы в этой категории: « Марочная экономика Заложник »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!