Я бы в президенты пошел...

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Политическая кампания под названием «президентские выборы» 9 сентября 2001 года закончилась согласно ранее утвержденного сценария. В то время он нравился не только главному актеру и дирижерам, но и почти половине белорусских избирателей. Прошло два года после щедрой раздачи кандидатами в президенты обещаний. С. Гайдукевич придумал программу под лозунгом «Порядок в стране. Достаток в доме». В. Гончарик шел к избирателю с программой «Добро вашему дому». А. Лукашенко выступал «За сильную и процветающую Беларусь». Любые рассуждения о том, что могло бы быть, если бы выборы выиграл другой человек, не могут претендовать на научность или объективность. Но, зная потенциал кандидатов и их базовые ценности, качество их команд, а также то, что стояло за тезисным изложением программы, можно оценить, как бы развивалась экономика Беларуси, победи на президентских выборах 2001 года С. Гайдукевич или В. Гончарик. Ярослав Романчук
 

«За слабую и загнивающую Беларусь» Сегодня мы знаем реальную цену посулам и обещаниям только одного человека. А. Лукашенко после «элегантной победы» вконец растерял поддержку людей, которые вопреки своему здравому смыслу и его кредитной истории поверили шкловскому мечтателю. Ослаб его бойцовский дух. В глазах появилась растерянность и бессилие. Бессилие перед созданной им же вертикалью. Перед мощными отраслевыми кланами, которые исправно выполняют функцию бюджетных пылесосов. Привычными до занудства стали селекторные совещания и заседания. Кадровая политика превратилась в предсказуемый пасьянс. Обещания превратить Беларусь в сильную и процветающую остались на бумаге. Процветающей не может считаться страна, которая платит своим пенсионерам не целые $50 и зарплату не больше $120. Сильной не может быть страна, которая находится вне рамок важнейших, значимых региональных блоков и международных организаций. Богатой вряд ли можно назвать страну, которая тужится, чтобы закрыть бюджетную дырку в размере $200 млн., имеет $1300 ВВП и $160 прямых иностранных инвестиций на душу населения за последние 12 лет. Сильным никогда не станет государство, которое имеет налоговую нагрузку 50% ВВП, частный сектор не больше 15% экономики и которое не входит в первую сотню самых конкурентных стран мира. Процветающей никогда не станет страна, которая занимает 134 место (из 185 стран) по индексу инвестиционной привлекательности (по версии авторитетного журнала Euromoney), 139 место по индексу доверия кредиторов (по версии американского журнала Institutional Investor) и 151 место по индексу экономической свободы (из 160 стран по версии фонда Heritage). Откуда взяться силе у страны, которая до сих пор не сумела добиться макроэкономической стабилизации, не решилась на либерализацию и не излечилась от болезней структурных дисбалансов? За бортом Европы всей За последние два года имидж нашей страны, ее престиж на международной арене упал «ниже колена». Стратеги в Берлине и Брюсселе, Париже или Вашингтоне не вспоминают о Беларуси при стратегическом планировании развития нашего региона. Белорусские чиновники и полисимейкеры не участвуют при обсуждении важнейших документов, которые будут определять политическое и экономическое будущее Европы в XXI веке. За два последних года А. Лукашенко настолько увлекся идеологией «сильной и процветающей» Беларуси, что вдрызг разругался с Россией, пытаясь списать все свои просчеты на зловредное российское руководство. Он проморгал глобализацию и не заметил принципиально нового международного расклада после 11 сентября 2001 года. На войну против терроризма и тоталитаризма в Афганистане и Ираке он ответил мессианским посланием о превосходстве восточно-славянской цивилизации. Окружив себя союзниками в лице С. Хусейна, М. Каддафи, Ф. Кастро, он самоизолировался от остального мира. А ведь нам обещали, что мы будет жить «единой Европе, в мире и согласии со всеми соседями». Ни одной стране в мире не удалось стать процветающей за забором тарифных и нетарифных ограничений, за Железным занавесом социалистической идеологии и коллективной собственности. Два года третьего срока А. Лукашенко за рулем белорусского государства убеждают, что у Беларуси это тоже не получилось. А ведь ставилась задача «встраивания белорусской экономики в систему мирохозяйственных связей». В интерпретации белорусских властей мир получается каким-то сплюснутым. Напомним, что целью предвыборной программы А. Лукашенко было «резкое повышение благосостояния народа и приближение его к уровню экономически развитых европейских государств». Сегодня уровень доходов среднестатистического белоруса составляет около 10% дохода европейца. Разрыв за последние 5 лет постоянно увеличивается.

Экономические предвыборные шутки в виде гарантий
Все мы хорошо помним экономические приоритеты А. Лукашенко. Нам обещали экспорт «высокотехнологичной наукоемкой продукции». Вместо этого мы имеем рост оборота внешней торговли за счет совсем не наукоемкой нефти и нефтепродуктов. Вторым приоритетом было жилье - «уютный дом и теплый очаг для каждой семьи и нуждающихся граждан». Очередь на получение квартиры не стала короче. Ипотечное кредитование не существует. Количество пустующих квартир и домов растет. Зато чиновники всех уровней вертикальной власти, а также их коммерческие собратья по государственному предпринимательству уверенно пересели не только на новые «Мерседесы», но и переехали в новые, шикарные квартиры, построенные в большинстве случаев за государственный счет. Третей «точкой роста» было сельское хозяйство. «Продовольствие - это поддержка крестьянства, это продовольственная безопасность государства». Если не закрывать границы, не забирать землю у селян и разрешать им свободно торговать, то голодными белорусы не будут никогда. Психологическое застревание руководства страны на колхозно-совхозной системе вылилось в хроническую неплатежеспособность, убыточность, деградацию с/х производства. Когда мясо на оптовых складах Польши по некоторым позициям в 4 раза дешевле белорусского, то становится понятным, что за продолжающийся с/х эксперимент платят горожане нашей страны. Совершенно пустыми получились у А. Лукашенко социально-экономические гарантии. Первой шла «достойная зарплата». «Учитель, врач, ученый будут получать зарплату в 1,2 -1,5 раза выше средней». В первой половине 2003 года средняя зарплата составила 231 тыс. рублей. Учитель, врач и ученый в среднем получали на 20 -40% меньше. Вторая гарантия касалась «ценообразования». «До момента стабилизации цен по жизненно важным группам товаров они будут под контролем государства». Поскольку стабилизация еще пока не наступила, то и контроль остался повсеместно. Третья гарантия в 2001 году порадовала многих бизнесменов – «либерализация экономики, стимулирование предпринимательской активности человека». Обещали упрощенный порядок регистрации, проверки только раз в год и только 10 -12 лицензируемых видов деятельности. Белорусский бизнес получил дырку от бублика, а не благоприятный деловой климат. Гончарик как попытка сформировать правительство безвременья Владимир Гончарик, как единый кандидат в президенты от оппозиции, рождался в муках. Родился в результате компромисса большого количества людей и структур. Было много блефа, бардака в управлении кампанией и переоценка мощи профсоюзов. Четырехмиллионная армия разбежалась от своего полководца быстрее, чем 80 тысяч саддамовских отборных солдат под Багдадом. В экономической программе В. Гончарика натужно пытались найти гармонию здравые подходы реформаторов-рыночников и профсоюзных экономистов, которым бы только людей на должностях поменять, да рычаги ручного управления модернизировать. В случае победы Гончарика на выборах вероятность того, что проверенные профсоюзные кадры заняли бы руководящие места в правительстве, была бы очень высокой. Такой власти не хватало бы последовательности, макроэкономических системных знаний и решимости. Но она наверняка бы облагородила нормативную базу. Можно уверенно сказать, что был бы отменен внесудебный порядок изъятия имущества, введен заявительный принцип регистрации предприятий, либерализованы цены и уменьшено налоговое бремя. Национальный банк получил бы большую степень независимости и не суетился бы с отказом от своей национальной валюты. Вероятно, в правительстве появились бы новые, молодые лица. Значит, власть была бы более открытой, восприимчивой к свежим идеям, не зацикленной на марксистских догмах и сталинских подходах к управлению сельским хозяйством. Опасность для президента В. Гончарика подстерегала бы как раз в его гипертрофированной склонности к компромиссам, в отсутствии своей команды убежденных рыночников и надежных источников финансирования. Борьба за контроль над различными прибыльными сферами бизнеса была чрезвычайно ожесточенной. Вероятность легализации различных олигархических групп была бы высокой. В общем, Беларусь могла бы пойти по пути, который местами напоминает украинский, а местами – польский. В. Гончарик не стал бы противиться приватизации, начал бы впускать иностранный капитал, но вряд ли бы пошел на приватизацию крупных предприятий и продажу «Белтрансгаза» России. Начался бы большой передел собственности. Директора госпредприятий думали бы не о том, как выполнить плановые показатели, а как лучше прибрать к рукам контрольный пакет акций своих предприятий. Возможно, начали бы отстреливать конкурентов, как это происходит в России и других странах СНГ. Поскольку власть Центра ослабла бы, а рыночные механизмы не заработали бы в полную мощь, то в первый год можно было бы ожидать некоторого ухудшения работы экономики, но потом она все равно набрала бы свои обороты. К концу 2002 года правительство договорилось бы с МВФ о выделении кредита stand-by, и реформы памяркоуна покатились бы вперед. При всех недостатках В. Гончарика, его правительство было бы, несомненно, более прогрессивным и прорыночным, чем нынешнее. Оно бы начало делать грязную работу, расчищать Авгиевы конюшни белоруской социалистической экономики и вряд ли было бы одержимым рейтингами популярности. Это было бы правительство безвременья, болезненного начала формирования новых институтов и легализации класса белорусской буржуазии. То, что мог бы сделать Гончарик, все равно рано или поздно надо будет делать. Это как раз тот случай, когда «отклад» не идет на лад Гайдукевич как досадная нереальная случайность

В политологи есть такое понятие failed state, т.е. государство – неудачник, которое не справилось с выполнением своих фундаментальных функций. Вероятность того, что Беларусь выбрала бы президентом С. Гайдукевича точно такая же, как выбор А. Лукашенко руководителем НАТОвской коалиции в Восточной Европе. Этот политик не был замечен в системном изложении своих экономических взглядов. Он избегал участия в разработке программ развития Беларуси. Вряд ли даже искушенные в белорусской политике эксперты назовут имена советников бывшего руководителя ЛДП по экономической политике. Выбор С. Гайдукевича был бы выбором кота в мешке. Его программа – это сплошной набор эмоциональных призывов, за которыми никак не просматривается реальная экономика. Как можно интерпретировать фразу «что касается государства, то я обещаю, что уже скоро вы почувствуете себя обеспеченными людьми»? С. Гайдукевич уверял, что его программа «затрагивает все сферы нашей жизни и занимает не одну сотню печатных листов». Трудно найти экономиста, который был бы знаком с этим фундаментальным трудом. Приоритетной задачей этого кандидата было «повышение доходов наших граждан. Уже сегодня заработная плата, эквивалентная 350 - 400 долларам США, - реальность». Оказывается, он «неоднократно предлагал проект государственного бюджета, где заложена такая высокая заработная плата». Лукашенко административными рычагами поднял зарплату до $100 и положил реальный сектор. С. Гайдукевич привык жонглировать цифрами, не отдавая себе отчет в их реальном значении. Проценты чего-то, доли чьего-то дохода, рост объемов инвестиций и сокращение налогового бремени – Гайдукевич обещал делать все кардинально, решительно, чтобы порядок был в стране. Следуя таким путем, Беларуси легко могла бы превратиться в бандитскую страну, опасную для малого бизнеса и для простого человека. Зрелище «конкретных пацанов», обсуждающих премудрости макроэкономической стабилизации, было, конечно, более забавным, чем селекторные совещания сегодня, но от полученного результата порадовались бы разве только сомнительные бизнесы со всех стран региона, которые смоли бы на весьма льготных и привилегированных условиях купить белорусскую государственную собственность. Передел сфер влияния шел бы быстро, под грохот взрывающихся «Мерседесов» и офисов, а осколки больно ранили бы деградирующую социальную сферу. Любой власти в загашнике всегда выгодно иметь такой сценарий, как приход к власти Гайдукевича. Был он и у А. Лукашенко. С другой стороны, кто упрекнет В. Жириновского в том, что он не государственник? Да, красивая Беларусь страна. Люди в ней добрые и гостеприимные. Девушки – красивые и открытые. Крестьяне – работящие и мудрые. Предприниматели – терпимые и чрезвычайно гибкие. Только вот с властью Беларуси не повезло. До тех пор, пока мы все не будет рассматривать проект «политическая власть», как часть своего личного бизнес плана, как необходимые элемент личной и имущественной безопасности, до той поры у нас будет такой унизительный для малой, гордой страны выбор потенциальных правителей, какой был на последних президентских выборах.

ГАЙДУКЕВИЧ, ГОНЧАРИК ЛУКАШЕНКО

2 года после выборов: реальность и два сценария

Показатель

2001 на 01.09.

Лукашенко 2 года спустя**

Гончарик 2 года спустя*

Гайдукевич 2 года спустя*

Среднегодовые темпы роста ВВП

2001 – 2003 %

 

4,4

4,5

-2

Инфляция %

46,1(за год)

30

10

80

Зарплата $

95

115

130

70

Пенсия $

45

47

50

35

Количество убыточных предприятий (на 1.09)

4107

или 35,1%

4591

или 40,5%

2400 

или 21%

5500

или 49%

Рентабельность %

9,5

8,2

10

7

Платежеспособность

16,1

18,3

20

14

Кредиторская задолженность трлн. рублей

7,1

13

6

15

Дебиторская задолженность трлн. рублей

5,3

9,5

3

11

Долги по платежам в бюджет млрд. руб.

102,3

221

200

290

Объем отсроченных сумм по платежам в бюджет

35,5

217

150

250

Прямые иностранные инвестиции на душу населения

130

160

300

200

Внешний долг млн. USd

763

812

1400

880

*Оценка автора

** По данным Минстата

 

Другие материалы в этой категории: « Заложник 10 лет с Лукашенко: итоги. Пять минусов »

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!