10 лет с Лукашенко: итоги. Пять минусов

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

10 лет назад Беларусь мечтала о многом. О вступлении в ВТО и начале переговоров с ЕС. О классической зоне свободной торговли с Россией и Украиной. О безвизовом туризме и иностранных инвестициях. Многие видели себя гордыми представителями среднего класса, собственниками бизнеса или сотрудниками перспективной региональной корпорации. Беларусь имела прекрасные шансы встроиться в производственно-сбытовые цепочки крупнейших компаний мира. Минск для стран бывшего СССР мог стать тем, чем Брюссель или Страсбург являются для ЕС. Страна в центре Европы, на перекрестке транзитных и торговых путей обязана была извлечь из своих природных преимуществ экономическую и социальную выгоду. 10 лет А. Лукашенко можно назвать декадой упущенных возможностей, недополученной прибыли и нерешенных социальных проблем. Ярослав Романчук
 

Минус первый В 1994 году молодой президент не имел четкого видения развития страны на долгосрочную перспективу. Он решал текущие задачи, создавал вертикаль, консолидировал контроль над самыми значимыми потоками и активами. За этими отдельными «соснами» он не увидел леса, т. е. стратегических интересов Беларуси. А ведь ее главный интерес – люди. Нет людей – нет спроса, сбережений и инвестиций. Нет инноваций и творчества. Десять лет назад население Беларуси составляло 10 млн. 319 тыс. человек. К концу декады А. Лукашенко у власти в нашей стране проживало 9 млн. 833 тыс. Население уменьшилось на 486 тысяч человек. Белорусов стало почти на полмиллиона меньше, в то время как растет ВВП, и национальная промышленность достигла уровня 1990 года. Кому нужны эти валовые показатели? Белорусский внутренний рынок мог бы быть на 250 тысяч буханок хлеба, 150 тысяч кг. мясных изделий в день больше. Полмиллиона людей могли бы тратить десятки миллионов долларов на одежду, строительство или развлечения. Они могли бы платить налоги и поддерживать наших пенсионеров.
В 1994 году в стране было 5 млн. экономически активного населения. К середине 2004 года их осталось 4,3 млн. Т. е. людей, которые моли бы создавать добавленную стоимость, увеличивать национальное богатство, стало на 700 тысяч меньше. Зато так же резко увеличилось число пенсионеров, что значительно увеличило нагрузку на бюджет.
А. Лукашенко не справился с демографической проблемой. Это его первый стратегический минус. Пенсионная реформа так и не началась. Систему здравоохранения лихорадит от недостатка денег и профессиональных администраторов. Программы поддержки детей похожи скорее на издевательство, чем на попытки предотвратить вымирание нации. От хорошей жизни люди не уезжают из страны. От хорошей жизни молодежь не перестает рожать детей. Хорошая жизнь привлекает в страну не только иммигрантов из бедных, воюющих стран, но и предприимчивых, творческих специалистов. Минус второй Беларусь реально стала исчезать с политической и экономической карты Европы. Внешняя политика А. Лукашенко – это его второй стратегический минус. В 1994 году мы только начали заявлять о себе на международной арене. Мы стали конкурировать за внимание Европы и США, их политической и деловой элиты. Тесные связи с богатыми мира сего, интеграция в основные мировые экономические организации обеспечивала бы нам не только приток инвестиций и технологий, но, в первую очередь, узнаваемость в мире. После того, как А. Лукашенко принялся создавать союзное государство и имитировать славянскую интеграцию, брэнд «Беларусь» в Европе и США, в серьезных кругах мировой элиты умер, так и не родившись. Именно поэтому сегодня подавляющее большинство простых европейцев даже не знают, где находится наша страна. Нас ассоциируют то с пингвинами крайнего Севера, то с частью России.
А. Лукашенко не сумел привлечь внимание хотя бы Европы к идентичности белорусов, к тому, что мы – не русские. Он эгоистично поставил себя в центре внимания, регулярно собирая критические выпады международных структур, парламентов и правозащитных организаций. Из-за его политики мы находится в десятке самых репрессированных экономик мира. Вместе с Узбекистаном и Туркменистаном мы замыкаем список ЕБРР (27 стран) самых неудачных реформаторов региона. Нам не верят внешние кредиторы и инвесторы. Мы опустились до того, что даже Международный валютный фонд решил с конца 2004 года снизить статус своего представительства в нашей стране. Когда речь идет о сотрудничестве международных фондов и авторитетных структур с Беларусью, то нашу страну курируют офисы, расположенные в Вильнюсе, Киеве, Варшаве или Москве. ЕС не собирается открывать свое посольство в Минске, снизив до предельно возможного минимума программы работы в нашей страной. Парламентарии Европы, занятые своими проблемами, устали от хронической белорусской проблемы. Огромный минус политики А. Лукашенко заключается в том, что мы становимся территорией, над которой влиятельные люди пролетают на самолете и которую объезжают мощные потоки транзитных грузов. Минус третий Третьим негативным результатом 10-летнего правления А. Лукашенко является развязанная борьба против частного бизнеса, института собственности и против становления самодостаточного среднего класса. Никто, даже самый богатый гражданин Беларуси, не может сказать, что он чувствует себя гордым уверенным хозяином своего собственного дела. Индивидуальные предприниматели и солидные бизнесмены – все они являются скорее временщиками на родной земле, чем людьми, которые делают политику своей страны на партнерских правах с политиками у власти.
А. Лукашенко создал систему тотальной зависимости значимой экономической активности от решений всеохватывающей бюрократии. Конституционное право на труд в отношении частного бизнеса стало условным. Лицензии и сертификаты, аттестации и нормативы, квоты и запреты – все это примеры тех конкретных «поводков», на которых национальная бюрократия водит предпринимательство. Такой статус, тем более с тугим ошейником ценового регулирования и огромной налоговой нагрузки явно не способствует творчеству и повышению конкурентоспособности.
Мало того, что власти за последние 10 лет превратили свой национальный бизнес в мальчика для биться. Они настроили простого человека против него. Разве можно называть людей, которые создают рабочие места, платят налоги, снижают цены и продают нужные людям товары «вшивыми блохами»? Оголтелый, агрессивный марксизм в оценке современного бизнеса – это существенный идеологический минус в политике А. Лукашенко. И самое главное, что те предприятия и «политические предприниматели», которые создают убытки, не платят налоги и транжирят бюджетные ресурсы, регулярно получают индульгенции от властей. Государственное поощрение за экономические грехи и ошибки – это негативное наследство А. Лукашенко. Минус четвертый За 10 лет Беларусь заметно отстала в своем технологическом развитии. У нас  не появились новые, перспективные товары. Гордые слова «Made in Belarus” продолжают штамповать на товары давно ушедших дней. По каким товарам идентифицируют наших производителей? Тракторам? Так в них нет уникальных, белорусских технологических решений, чтобы их покапали и американцы, и японцы. Телевизоры? Так они же являются продуктом чуть ли не отверточная сборки из импортных комплектующих под брэндом «Горизонт» или «Витязь». Суперсовременные холодильники, компьютеры, автомобили? Нет и еще раз нет. Все это товары прошлого. На них в мир глобализации не въедешь.
Мы проспали биотехнологии и нанатехнологии. Мы не существуем в робототехнике и на рынке плазменных матриц. Нас нет на рынке сотовых телефонов и даже серьезной бытовой техники. Белорусская промышленность под чутким руководством Минпрома проморгала производство цифровых фотоаппаратов, принтеров, копировальных машин, не говорят уже об изготовлении оборудования для высокотехнологичных производств. Мы вынуждены покупать итальянские, немецкие, швейцарские или французские станки и машины, чтобы выпускать мясомолочные товары и оснащать свои химические произодства. Наша промышленность и сельское хозяйство отстало на целые технологические поколения. Я уже не говорю о модернизации системы жилищно-коммунальных сетей и производств. Вы много знаете белорусских высокотехнологичных стройматериалов? Как были кирпичи, блоки и цемент с песком, так они и осталось.
1994 – 2004 – это декада административного выжимания соков со старых активов. Этот ресурс экономического роста далеко не безграничен. Технологический прорыв на казенной собственности и под палкой не сделаешь. А. Лукашенко сделал ставку на старые крупные промышленные предприятия и совхозы. Ему дают цифры, радующие его глаз, но задержка технологической и технической революции в Беларуси – это его большой минус. Минус пятый

За 10 лет Беларусь стала типичным бюрократическим государством, которое сильно смахивает на латиноамериканские страны. Суды стали зависимые, а судьи – завистливые. Чиновники обнаглели и перестали входить в положение граждан. Милиция защищает себя и только потом – человека. Иными словами, государство в выполнении своих фундаментальных функций стало слабее.
100 – 150 тысяч домашних хозяйств Беларуси (из 3,85 млн.) чувствуют себя хозяевами жизни, заставляя остальных платить за свои расходы. По сути дела, А. Лукашенко модифицировал систему спецпайков, спецразрешений и столов заказов. За 10 лет он не провел административную реформу, которая сделала бы государство прозрачным и профессиональным. Он лишь создал вертикаль из партийной, профсоюзной и хозяйственной составляющий некогда единой общности «советский народ».
Власть не стала народной. Бюрократия не стала профессиональной. Слова «откат» и «кидалово» прочно вошли в лексикон чиновничества и «покупающих» их услуги предпринимателей и граждан. Да, управляемость институтами государства осталась, но чрезвычайно запутанная, противоречивая законодательная база (тоже продукт эпохи Лукашенко) делает саботаж законов легким и безнаказанным. За прошедшую декаду люди не стали жить по закону, не выросло уважение к государству. Зато в повседневной, экономической и политической жизни гораздо больше стало понятий. Может, для тюрьмы это и приемлемо, но для современного государства XXI века – едва ли.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!