Либерализация навыворот

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Либерализация в Беларуси в последние три года чем-то напоминает мифическое чудовище с шотландского озера Лох Несс. Практически все о ней говорят, но никто так и не видел. Белорусские полисимейкеры, по инерции принимая тысячи различных нормативных акты, постоянно говорят об увеличении степени экономической свободы. Они похожи на владельцев гостиниц и баров вблизи озера, которые зазывают туристов со всего мира. Как показывает реальная жизнь, романтика и мистика шотландского озера оказывается более привлекательной для искателей приключений, чем якобы либерализованный климат в Беларуси для иностранных и внутренних частных инвесторов.  

Без свободы и иностранных инвестиций Говоря о либерализации, мы имеем в виду не только отмену административного регулирования цен, но, прежде всего, расширение сферы выбора частного инвестора, предпринимателя и потребителя в монетарной, фискальной, торговой и инвестиционной деятельности. Мы говорим об уходе государства из экономики и стимулировании конкуренции на различных сегментах рынка, в том числе в сфере так называемых естественных монополий. Наконец, под либерализацией мы имеем в виду снижение барьеров на вход на рынок и выход из него.
Характер экономического законодательства Беларуси в последние три года, практика применения законов, результаты оценки Беларуси различными международными организациями, результаты опросов руководителей отечественных предприятий  - все эти факты убедительно доказывают, что в Беларуси не только не произошла либерализация, но наоборот имеет место усиление административного регулирования экономики. В таблице 1 приводятся параметры белорусской деловой среды, описанные экспертами Всемирного банка. Ее даже с большой натяжкой нельзя назвать либеральной.
За последние три года гораздо слабее стал институт частной собственности. Государство было и осталось основным инвестором, законодателем, контролером и судьей в одном лице. Не удивительно, что Беларусь не сумела выйти из категории репрессированных экономик по индексу экономической свободы (151 место за 2003 г. и 145 место из 158 стран на 2004 год по версии Heritage Foundation). Она не вышла из самоизоляции в области привлечения прямых иностранных и портфельных инвестиций. По степени реформированности предприятий, инфраструктуры и банковской системы, по мнению Европейского банка реконструкции и развития, мы находимся в последней тройке из 27 переходных стран Европы и Азии (см. таблицу 2). За 12 последних лет за вычетом российских денег на строительство газопровода мы привлекли только около $40 прямых иностранных инвестиций на душу населения. Это один из самых плохих показателей среди стран Центральной и Восточной Европы. Доля иностранных инвестиций в основной капитал в Беларуси в последние годы не превышала 1%. Громкие обещания властей существенно улучшить инвестиционный климат, не воплотились в конкретные законы и постановления. В стране по-прежнему нет ни одного, даже пилотного крупного проекта (в первую очередь green field), в отношении которого власти могли бы сказать: «Вот завод, который бы не появился в нашей стране, если бы мы не провели либерализацию экономики и не улучшили условия для развития бизнеса». Цены в тисках, бизнес – между Сциллой и Харибдой За последние три года доля регулируемых цен в индексе потребительских цен практически не изменилась и на начало 2004 года составляла 22 – 23%. В конце 2003 года правительство пошло на беспрецедентную меру – административное снижение цен в розничной торговле на 10%, что позволило снизить годовую инфляцию, но привело к многомиллиардным потерям торговли. Помимо прямого фиксирования цен в Беларуси продолжает практиковаться утверждение каждого повышения цен органами государственной власти, жесткое нормирование затрат, определение предельного уровня рентабельности для предприятий в различных секторах экономики. Кроме формальных инструментов регулирования торговли, власти, особенно на местном уровне, использовали целый ряд неформальных инструментов для ограничения конкуренции и для дискриминации неместных товаров.
Облисполкомы и горисполкомы установили магазинам нормы продажи местных товаров. Дискриминации подвергаются не только импортные товары, но и товары из других регионов Беларуси. Одной из популярных форм неформальной дискриминации является закрепление лучшей торговой площади за местными товарами и даже ограничение места на торговых полках для «чужих» товаров. Причем в последние годы государство начало распространять действие различных нормативных актов на предприятия всех форм собственности, что привело к еще большей статизации института частной собственности (статизация – это ограничение функций владения и распоряжения частными активами по усмотрению собственника). Даже частные торговые точки не могут проводить самостоятельную розничную политику из-за угрозы применения различного ода административных санкций. В 2004 году власти начали применять различные меры для того, чтобы заставить частные компании использовать свои ресурсы для санации и реструктуризации государственных с/х предприятий. Опять же без четких гарантий прав собственности.
    Еще три года назад шли дискуссии на предмет эффективности использования «золотой акции». Экономическую целесообразность данного инструмента его сторонники на эмпирических данных не доказали, зато добились значительного расширения сферы ее применения. В результате практически все приватизационные сделки, совершенные до 2004 года, оказались под угрозой возможной ревизии. По крайней мере, такая правовая возможность сегодня существует. Поэтому нет ничего удивительного, что иностранные инвестиции по-прежнему обходят Беларусь стороной.
    Очередным свидетельством делиберализации экономики Беларуси стало изменение закона о банкротстве и, по сути дела, блокировка самой процедуры санации и банкротства. Более-менее прогрессивный закон так и не заработал, потому что он должен был бы действовать в первую очередь против государственных субъектов хозяйствования, среди которых более 60% можно отнести к категории устойчиво неплатежеспособных. Экономика, в которой не работает правовой механизм очищения от ошибочных инвестиционных решений, каким и является институт банкротства, не только не защищает права кредиторов, но и порождает целый ряд негативных явлений. Во-первых, она блокирует привлечение инвестиций и, следовательно, модернизацию экономики, во-вторых, деморализует экономических субъектов: наказывает за прибыльную работу (уплата высоких налогов и добровольно-принудительных платежей) и награждает за убытки (списание долгов, налоговые кредиты, освобождение от обязательных бюджетных платежей).

Далеки от ВТО и все дальше от России
Степень либерализация белорусской экономики хорошо видна по динамике переговоров нашей страны по вступлению в ВТО. Процесс вступления в данную организацию для страны Центральной Восточной Европы, в среднем, продолжался 5 – 7 лет. Беларусь ведет переговоры с сентября 2003 года, и мы даже близко не подошли к выполнению требований по либерализации рынков товаров и услуг. Беларусь открыто нарушает норму ВТО о запрете прямой финансовой поддержки экономических субъектов. Напомним, что такая же норма была записана в белорусско-российских договоренностях. О выполнении данной нормы свидетельствуют следующие факты. В 2003 году белорусские власти выделили для 3500 предприятий $500 млн. прямой финансовой помощи. Для сравнения вся промышленность в 2003 году заработала около $1,2 млрд. Т. е. 41,7% прибыли всей промышленности – это деньги, заработанные другими секторами и переданные промышленных предприятиям через систему государственных трансфертов.
Еще сложнее ситуация в аграрном секторе. В прошлом году сельское хозяйство получило от государства свыше 2,2 трлн. рублей или $1 млрд. финансовой и ресурсной помощи. При этом данный сектор по итогам года получил 21 млрд. рублей ($10,2 млн.) убытков. Едва ли такая ситуация возможна в либерализованной экономике. Такая промышленная и с/х политика говорят о том, что продолжается активный процесс вытеснения частных инвестиций государственными. Ее дополняет активный внешнеторговый протекционизм. Он особенно ярко начал проявляться в отношении целого ряда российских товаров (пиво, мука, хлебобулочные изделия, продукты нефтепереработки и т.д.).
Временный запрет ввоза в Беларусь российских мясомолочных товаров и шерсти в апреле 2004 в связи со выявленными случаями ящура в амурской области, э то еще одна мера, которая используется белорусскими властями для защиты своего внутреннего рынка. В начале 2004 года Министерство экономического развития России заявило, что Беларусь использует 13 различных инструментов защиты своего внутреннего рынка от российских товаров. Таким образом, за последние три года Беларусь не только не приблизилась к нормам международной либеральной экономики, но и существенно усилила свою меркантилистскую политику, нарушая тем самым существующие договоренности с Россией. Де-факто, мы может говорить о дезавуировании Беларусью и Россией договоренностей о зоне свободной торговли и таможенном союзе.
    Либерализация по правилам ВТО предполагает также создание конкурентной среды на рынке финансовых услуг. За последние 3 года в Беларуси степень монополизации государством финансового сектора не уменьшилась. Доля иностранного капитала в банковской системе не превышает 10%. Не существует ни один частный пенсионный или совместный фонд. Государство, по сути дела, восстановила свою монополию на рынке страховых услуг. Продолжается жесткое административное регулирование кредитной политики коммерческих банков. Государство блокирует развитие рынков различных финансовых инструментов, тем самым резко сужая сферу их деятельности. Выдача кредитов на выплату зарплаты неплатежеспособным предприятиям, перекачка ресурсов банков и компаний на рынок ГКО – эти и другие меры стали привычными для белорусского финансового рынка. Вход на рынок финансовых услуг по-прежнему преграждают высокие административные барьеры и весьма реакционные параметры правовой среды. Чрезмерное регулирование финансового и реального секторов привело к тому, что банки испытывают избыток средств и острый дефицит реальных, окупаемых проектов. К тому же, низкое качество судебной системы, ужесточение условий работы для нотариусов, адвокатов, юристов и бухгалтеров также отдалило Беларусь от стандартов либеральной, конкурентной экономики.

Беларусь осталась неконкурентоспособной
В 2001 - 2003 гг. Беларусь так и не появилась в списке 102 самых конкурентоспособных экономик мира (по макро и микро показателям). Напомним, что Всемирный экономический форум ввел два показателя: индекс конкурентоспособности для обеспечения экономического роста (ИКОЭР) и индекс деловой конкурентоспособности (ИДК). Страны, которые оцениваются по десяткам разных критериев, дают 97,8% мирового ВВП. Для определения уровня ИКОЭР аудиторы, менеджеры, финансисты и консультанты, представляющие ТНК, инвестбанки, международные организации и исследовательские центры выставляли оценивают 1) качество макроэкономической политики 2) качество государственных институтов, 3) уровень технологического развития, 4) эффективность госрасходов, 5) кредитная надежность. Индекс деловой конкурентоспособности (ИДК) показывает качество среды на микроуровне. Его основные компоненты – это 1) организация производства и стратегия планирования (подготовка кадров, раскрутка брэндов, сравнительные преимущества, расходы на науку и развитие, ориентация на потребителя, интеграция в региональную торговую систему, использование западных лицензионных технологий и т.д.); 2) качество деловой среды на микроуровне (физическая, технологическая и административная инфраструктура, человеческий капитал, развитие фондового рынка, внутренний спрос, защита прав интеллектуальной собственности, наличие местных поставщиков, эффективность процедуры банкротства, наличие искажающих рынок субсидий, дотаций и запретов на рынках факторов производства, включая землю и т.д.). Тот факт, что Всемирный экономический форум по-прежнему не выставляет оценки Беларуси, говорит о чрезвычайно критическом отношении международного сообщества к экономической политике Беларуси в целом и к тезису о либерализации экономики в частности.
    Неконкурентоспособность белорусской экономики в значительной степени определяет рост государственного потребления и налоговой нагрузки. Опять же обещания либерализовать налоговое и бюджетное законодательство остались не выполненными. Доходы консолидированного бюджета в 2003 году выросли на один процентный пункт и составили 36,2% ВВП (без фонда социальной защиты и инновационных фондов). При принятии бюджета на 2003 год правительство планировало на уровне 33,9% ВВП. В первом квартале 2004 г. доходы консолидированного бюджета (без фонда социальной защиты ФСЗ) выросли до 36,9% ВВП, а со средствами ФСЗ составили 46,3% ВВП. С учетом инновационных фондов доля средств, перераспределяемых через различные структуры государства, превышает 50% ВВП. Эти цифры подтверждают, что в бюджетно-налоговой политике либерализация не состоялась.
    На фоне растущего административного давления на белорусскую экономику мы можем констатировать либерализацию некоторых сфер общественной жизни. Потребление алкоголя с 1995 по 2002 год выросло с 6,7 литров на одного человека до 9,7 литров (без самогона). В 1990 г. у нас было 10,3% неполных семей. По переписи 1999 г. – уже 14,4%. Количество внебрачных детей за это период увеличилось с 13,5% до 21,4%. Либерализация, вернее деморализация белорусского общества – это факт, который вряд ли захочет записать в свой актив белорусское правительство.

БИЗНЕС КЛИМАТ: БЕЛАРУСЬ И СОСЕДИ В 2003 Г.

Страна

ВВП на душу населения

USD

Кол-во процедур для начала бизнеса

Регистрация бизнеса (дней)

Стоимость регистрации

% ВВП на душу населения

Индекс условий занятости

Серая экономика

% ВВП

Закрытие бизнеса  лет

Время  судебного рассмотрения

спора

Беларусь

1360

19

118

27,1

89

48,1

2,2

135

Россия

2140

12

28

9,3

77

46,1

1,5

160

Украина

770

14

40

27,3

93

52,2

3

223

Казахстан

1510

10

25

10,1

89

43,2

3,3

120

Литва

3660

9

26

6,3

90

30,3

1,2

74

Польша

4570

12

31

20,3

92

27,6

1,5

1000

США

35060

5

4

0,6

29

8,8

3

365

Гонконг

24750

5

11

2,4

22

16,6

1

180

Ирландия

23870

3

12

10,4

68

15,8

0,4

183

Источник: «Ведение бизнеса» 2003 г. Всемирный банк

Таблица 2

Беларусь и страны Четверки в свете индексов ЕБРР 2003 г.**

Показатель

Беларусь

Россия

Украина

Казахстан

Индекс либерализации торгово-валютных операций ЕБРР*

2,3

3,3

3

3,3

Индекс приватизации крупных предприятий

1

3,3

3

3

Индекс реформирования предприятий

1

2,3

2

2

Индекс реформирования инфраструктуры

1,3

2,3

2

2,3

Индекс реформирования банковской сферы

1,7

2

2,3

3

Источник: Transition report 2003 EBRD

* «!» - полное отсутствие реформ, «4+» - работа в полноценной рыночной среде

**Польша, Венгрия, Чехия и другие страны, которые имеют либеральную деловую среду, имеют оценки «4» и «4+».

 

Другие материалы в этой категории: « 10 лет с Лукашенко: итоги Летняя прострация »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!