Контекст на 2003 год

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В конце января – начале февраля Совет министром будет сдавать свой самый серьезный экзамен. А. Лукашенко примет отчет правительства об итогах развития экономики страны в 2002 году. Премьер Г. Новицкий сотоварищи уже не раз готовились к отставке. Не выполнение 6 – 10 прогнозных показателей (в разные периоды), резкое ухудшение финансового состояния реального сектора и внешнеэкономические поражения, в первую очередь в России, – это достаточно веские основания для увольнения. Кризис правительства станет еще более очевидным, если состояние Беларуси сравнить с теми странами, которые в начале 90-х имели гораздо худшие стартовые условия. Ярослав Романчук
 

Остаемся аутсайдерами догоняющего развития Если бы Беларусь взяла четкий курс на построение рыночной экономики, то на отчете у А. Лукашенко весьма уверенно должен был бы себя чувствовать глава Нацбанка П. Прокопович. Он сумел добиться рекордно низкой в новейшей истории страны инфляции на уровне 36 – 38%. Многие эксперты, делая прогнозы на 2002 год, ошиблись именно в этом показателе. Они не предполагали, что премьер Г. Новицкий так явно проиграет Национальному банку борьбу за эмиссионную поддержку промышленности, сельского хозяйства и строительства. Заложником этого тихого конфликта между правительством и Нацбанком стал реальный сектор. С одной стороны, ему не дали дешевых ресурсов и дотаций в привычном объеме, с другой – были заблокировали всяческие попытки проведения реструктуризации. Но можно ли считать показатель годовой инфляции 35 – 40% достижением? Едва ли. По темпам доведения параметров монетарной политики до международных стандартов Беларусь ощутимо отстает от других стран Центральной и Восточной Европы и Балтии. Последний раз Венгрия имела такую высокую инфляцию (35%), как Беларусь сегодня в 1991 году. Латвия не радовалась, когда в 1994 году получила рост цен на 35,9%. Литва годом позже имела 39,6% и после этого стремительно стабилизировала цен на уровне ИПЦ 0,9% в 2002 году. Албания и Польша имели наши монетарные проблемы 10 лет назад, Эстония и Армения – 9 лет назад. По итогам 2002 года инфляция в Беларуси – самая высокая из 27 переходных стран ЦВЕ и СНГ. Мы опережаем второй с конца списка аутсайдеров Узбекистан почти в 2 раза. Таким образом, в монетарной политике Беларусь отстает от своих западных и северных соседей на 8 – 10 лет. Многие чиновники объясняют такие темпы реформ особенностями национального характера, другие – необходимостью стоить жилье. Сегодня на повестке дня стоит вопрос о жесткой привязке белорусского рубля к российскому или даже о переходе на российский рубль. Такая мера в контексте нереформированной экономики, не сбалансированного бюджета была бы неотразимым ударом по 80 - 85% белорусских госпредприятий. О том, возобладает ли рационализм и здравый смысл или политическая логика третьего срока АГ и референдума, мы убедимся на отчете правительства и чуть раньше во время визита в нашу страну В. Путина.

Можем ли Беларусь утереть нос Европе?
Парадоксально, но есть один формальный индикатор, по которому правительство Беларуси могло бы утереть нос даже тем странам, которые в 2004 году будут членами Европейского Союза. Речь идет о дефиците бюджета. В то время как Германию, как нерадивого ученика, чехвостят в ЕС за нарушение данного показателя, Беларусь с 1995 года никогда не превышала 3-процентную отметку дефицита бюджета (столько надо для того, чтобы соответствовать Маахстритским критериям на вступление в зону евро). На фоне других стран правительство выглядим просто как группа супер менеджеров по управлению государственными финансами. В Чехии в 2001 году дефицит бюджета составил 5,2%, а в 2002 году – аж 9,3%. Все потому, что чешское правительство взяло на себя плохие кредиты всех государственных банков, прежде чем их продать. Венгрия, увлекшись приватизацией и радуясь статусу Будапешта, как новой секс столицы Европы, не заметила, как дефицит бюджета в 2001 году составил минус 4,7%, а в 2002 году – аж минус 6. Польша, почивая на лаврах лидера реформ начала 90-х, подзабыла, что отрицательный дефицит бюджета в 2001 г. 6% и 5% в 2002 году – это никак не путь в еврозону. Такие же проблемы с дефицитом бюджета еще у одного члена ЕС – Словакии, не говоря уже о Сербии (-5,6%). По итогам 2002 года дефицит бюджета по странам ЦВЕ и Балтии составил -4,1%, а по СНГ – всего – 1,8%. Пора бы польским, чешским или венгерским профессорам и политикам перестать ездить по миру и читать лекции о том, как делать реформы. Пришло время уступить место нашим финансистам во главе с Н. Корбутом и К. Сумаром. Но есть маленький нюанс – методика подсчета такого показателя, как дефицит бюджета. Если бы мы приняли международные стандарты в области финансов и бухучета, применили их к государственных организациям и пересчитали все показатели финансовой отчетности, то могли бы столкнуться с интересными метаморфозами. Включение в обязательства республиканского или местных бюджетов средств на поддержание социальной инфраструктуры, «добровольных» взносов на посевные и уборочные в денежной и натуральной форме (по цивилизованным стандартам такой вид дани недопустим), расходов на многочисленные «народные» стройки, плохих долгов государственных банков привело бы к скачкообразному росту дефицита бюджета с 1,5% до 7 – 10%. Ну а если думать о росте зарплаты тем людям, которые получают доход за счет налогоплательщиков (таких насчитывается чуть более 1 млн.), то финансовая дисциплина белорусского правительства растворится в воздухе, как мираж в пустыне. А ведь есть еще 2,63 млн. пенсионеров, которым в контексте стремительного роста цен на жилищно-коммунальные услуги также хотелось бы иметь пенсии не в $46, а хотя бы в $80 – 100. В общую корзину потенциальных обязательств правительства следовало бы отнести и выплату пособий по безработице. В случае начала реструктуризации их надо было бы платить не по $8, как сегодня, а хотя бы по $50, и не для 57 тысяч безработных, а, по меньшей мере, для 300 тысяч. В год получается сумма около 360 млрд. рублей. Если и ее включить в обязательства бюджетов, то дефицит будет оцениваться двузначной цифрой. В погоне за высокими темпами роста ВВП белорусское правительство не создало никаких резервов, «подкожного жира» что ли, чтобы подготовится к предстоящим рыночным испытаниям. Наверно, поэтому А. Лукашенко не докладывают. Не докладывают, потому что боятся за свои должности. Речь идет не столько голых цифрах и показателях, сколько о том, что они значат для экономики нашей страны на перспективу ближайших двух – трех лет. Замороженная Европа

Аксиома о том, что все в мире взаимосвязано относится не только к погоде, но и к экономике. Об этом Беларусь, как малая открытая экономика с долей торговли к ВВП 110 – 150% в разные годы должна всегда хорошо помнить. Успешно торговать могут лишь те страны, которые не имеют препятствий на пути товаров, услуг, денег и рабочей силы. Членство во Всемирной торговой организации отнюдь не означает, что страна автоматически снимает все торговые барьеры, но никто не будет спорить, что дискуссии по правилам международного обмена идут в рамках именно данной организации. К сожалению, ни Совет Министров, ни Администрация президента в 2002 году не приблизились к стандартам международной торговли. Беларусь стала еще более агрессивно защищать свой внутренний рынок, проигрывая борьбу с иностранными конкурентами. Правительство, декларируя многовекторность внешней политики, полностью провалило европейское направление, компенсируя лишь пустыми декларациями сотрудничество в арабо-азиатском направлении. Мы не имеем договора о свободной торговле с ЕС, не являемся членами ВТО, нас не пригласили в Европейскую организацию свободной торговли (EFTA) и в Организацию по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР). Мы в замороженном виде имеем отношения в МВФ, полузамороженном - со Всемирным банком и ЕБРР. Даже самые отчаянные оптимисты в Нацбанке не думают о размещении белорусских правительственных облигаций на европейском рынке. Ни одна белорусская компания также не выпустила евробонды. Какие такие бонды, если Беларусь до сих пор не имеет странового кредитного рейтинга? Такого реальное измерение достижений Беларуси на внешних рынках по итогам 2002 года. Еще ярче видно поражение нашей страны в контексте европейской интеграции других стран. Так Чехия вступила в EFTA в 1992 году, в ВТО и ОЭСР – в 1995 году. Начав переговоры о вступлении в ЕС в 1998 году, чехи добились вступления в данную организацию в 2004 году. Венгрия и Польша прошли одинаковый путь: членство в EFTA в 1993 году, ВТО – в 1995 году, ОЭСР – в 1996 г. Переговоры по вступлению в ЕС продолжались 6 лет. Эстония и Латвия стали членами ВТО в 1999 г., Литва в 2000 г. Членство в международных структурах – это не дань моде, а выгодная каждой транзитивной стране адаптация национального законодательства к нормам и стандартам цивилизованных государств. По ним работают страны, производящие более 90% мирового ВВП, которые являются источниками 95% прямых иностранных инвестиций. Да, можно сравнивать достижения Беларуси с Россией и Украиной, Казахстаном или Узбекистаном, но зачем лицемерить и прятать реальную жизнь за бюрократические методики подачи информации? 70% населения страны хотят, чтобы правительство обращало больше внимание на отношения с ЕС и нашими западными соседями. К сожалению, в прошедшем году мы не стали ни на шаг ближе к тем ценностям и институтам, которые гарантируют не только быстрый экономический рост, но и социальную стабильность. О каком позитиве может говорить премьер Г. Новицкий и его коллеги по Совмину на предстоящем отчете? Несомненно, будет много слов о «совершенствовании механизмов управления», «расширении взаимодействия между органами власти и субъектами хозяйствования», «углублении интеграции и унификации», «постепенной адаптации» и даже «об увеличении ответственности руководителей предприятий и органов власти». За словесной шелухой и потупленными в записки взорами не будет одного: честного и откровенного признания в беспомощности правительства и его единодушного решения в полном составе уйти в отставку.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!