Итоги 2003: много шума из ничего

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Результаты развития экономики Беларуси в 2003 году вызывают очень противоречивые эмоции у разных профессиональных и социальных групп населения Беларуси. У высших чиновников удовлетворение, у большинства руководителей предприятий тревогу, у частного бизнеса – часто обоснованную ярость, а у потребителей и домашних хозяйств – много злости и возмущений. В XXI веке в Европе не принято говорить об успехах социально-экономической политики только на основании того, что на рождество и новый год с прилавком не исчезают яйца и колбаса, вовремя платят зарплату и пенсию, не отключают горячую воду и чистят улицы от снега. Важно, какова динамика конкурентоспособности национальных производителей, как быстро они встраиваются в региональную и мировую систему разделения труда, насколько эффективно управляют активами собственники и как быстро адаптируются они к изменению спроса со стороны непостоянных потребителей.  

Взгляд извне В 2003 году наша страна так и не появилась в списке 102 самых конкурентоспособных экономик мира (на макро и микро уровня). Напомним, что Всемирный экономический форум ввел два показателя: индекс конкурентоспособности для обеспечения экономического роста (ИКОЭР) и индекс деловой конкурентоспособности (ИДК). Страны, которые оцениваются по десяткам разных критериев, дают 97,8% мирового ВВП. Для определения уровня ИКОЭР аудиторы, менеджеры, финансисты и консультанты, представляющие ТНК, инвестбанки, международные организации и исследовательские центры выставляли оценивают 1) качество макроэкономической политики и 2) государственных институтов, а также уровень 3) технологического развития, 4) эффективность госрасходов и 5) кредитную надежность. Индекс деловой конкурентоспособности (ИДК) показывает качество среды на микроуровне. Его основные компоненты – это 1) организация производства и стратегия планирования (подготовка кадров, раскрутка брэндов, сравнительные преимущества, расходы на науку и развитие, ориентация на потребителя, интеграция в региональную торговую систему, использование западных лицензионных технологий и т.д.); 2) качество деловой среды на микроуровне (физическая, технологическая и административная инфраструктура, человеческий капитал, развитие фондового рынка, внутренний спрос, защита прав интеллектуальной собственности, наличие местных поставщиков, эффективность процедуры банкротства, наличие искажающих рынок субсидий, дотаций и запретов на рынках факторов производства, включая землю и т.д.). Тот факт, что Всемирный экономический форум по-прежнему не выставляет оценки Беларуси, говорит о чрезвычайно критическом отношении законодателей мод в мировой экономике к экономической политики.
Беларусь не сумела также выйти из категории репрессированных экономик и по индексу экономической свободы (151 место за 2003 г. и 145 место на 2004 год по версии Heritage Foundation). Она не вышла из самоизоляции в области привлечения прямых и портфельных иностранных инвестиций. По степени реформированности предприятий, инфраструктуры и банковской системы, по мнению Европейского банка реконструкции и развития, мы находимся в последней тройке из 27 переходных стран Европы и Азии. Без российских денег на строительство газопровода за 12 последних лет мы привлекли всего около $40 прямых иностранных инвестиций на душу населения. Это один из самых плохих показателей среди стран Центральной и Восточной Европы. Так что на фоне стран, которые уже стали или стремятся стать членами Европейского Союза, Беларусь по-прежнему смотрится бледно.
Мало того, что мы практически не приблизились к Западу, в 2003 году мы заметно удалились от своего традиционного партнера и союзника – России, не сумев создать зону свободной торговли с Украиной или Казахстаном. Мало того, что у нас самая высокая инфляция среди стран СНГ, что право частной собственности у нас практически не соблюдается, а независимая судебная власть, профессиональные налоговые службы и беспристрастные контрольные органы остаются далекой мечтой. Белорусские власти в 2003 году не сумели хотя бы чуточку поправить деловой климат страны. Новый порядок регистрации и лицензирования не привел к росту числа новых бизнесов и интенсификации деловой активности. Ко всему этому добавим, что за прошедший год Беларусь так и не сумела убедить МВФ с необходимости переговоров по выделению кредитов stand-by. Всемирный банк также застрял на проекте по борьбе с туберкулезом и СПИДом, инвестируя большую часть своего времени на разговоры с чиновниками о пользе рынка и международного сотрудничества.
    Таким образом, в 2003 году внешний имидж Беларуси ухудшился. Многие на нас махнули рукой. Другие – перешли в режим ожидания. Третьи – зареклись вообще не иметь с нами никаких дел, особенно те, чьи грузы были конфискованы. Таких набралось немало, ведь в прошлом году наша страна побила все рекорды по объему конфискованных товаров – около $200 млн. Если бы в Европе был учрежден приз имени Робин Гуда по конфискации транзитных грузов, Беларусь, без сомнений, заняла бы первое место. Так что определенные аналогии с Шервудским лесом к нашей стране применимы. А у властей своя песня Оценка развития экономической ситуации в Беларуси в 2003 извне сильно отличается от отчетов властей. В этом нет ничего удивительного. Запад оценивает нас с точки зрения становления и развития рынка, а Совмин или Администрация – с позиции выполнения своих же плановых показателей в жестких рамках Программы социально-экономического развития страны 2001 – 2005 гг. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.
    Чем же обусловлены позитивные эмоции наших властей? Правительство отрапортовало о росте ВВП на 6,5% (за 11 месяцев), промышленного производства на 6,9%, сельского хозяйства на 6,2%. Инвестиции в основной капитал увеличились на 17,3% вместо запланированных 12 – 13%. Железная дорога перевезла грузов на 13% больше (при плане всего 1%). Розничный оборот традиционно превысил прогноз не несколько процентных пунктов, составив 9,3%. Население проявило больший спрос на платные услуги (рост на 11,4%). Формально это похоже если не на бум, то на динамично развивающуюся экономику. Итоговые годовые данные вряд ли принципиально изменят ситуацию. Отчет Совмина президенту в феврале 2004 года будет оптимистичным и по-госплановски пестрящим сомнительными по качеству цифрами.
Веры в макроэкономические показатели, полученные при использовании национального статистического творчества, мало. Манипуляции очевидны даже при внимательном изучении данных того же Минстата. Так за 10 месяцев 2003 года темпы прироста с/х производста в номинальном выражении составили 15,5%. Индекс цен на продукты питания за этот же период составил 22,4%. Власти дают реальные темпы прироста 5,8%, а на самом деле – минус 5,7%. Промышленное производство в номинальном выражении выросло на 30,6%. Индекс цен производителей промышленной продукции составил 40%. В официальном отчете власти рапортуют о росте на 6,5%, а в реальности должно было бы быть минус 6,7%. Аналогичная ситуация по розничному товарообороту. В номинальном выражении он вырос на 10,6%. ИПЦ составил (за год октябрь 2002 к октябрю 2003 г) 29%. Правительство отчиталось о росте реального розничного товарооборота на 9%, а в реальной жизни должно было бы быть минус 14,3%. Так что манипуляция методиками, индексами и процентами позволяет правительству не только догнать, но и обогнать по темпам роста ВВП Россию и даже Китай.
Рост ростом, только на благосостоянии населения он никак не отражается. В 2003 году даже авторы программ развития Беларуси на 1996 – 2000 гг. и 2001 – 2005 гг. признали, что экономический рост в Беларуси был обеспечен эмиссионным кредитованием Нацбанка, что дальнейшее развития экономики по старых лекалам приведет к потере 30 процентов рабочих мест. Реальные располагаемые денежные доходы за 10 месяцев увеличились всего на 1,9%, а доля населения за чертой бедности и имеющих доходы ниже минимально потребительского бюджета, по-прежнему превышает 7 миллионов человек. Последние могикане рынка в Беларуси Для того чтобы рапортовать об успехах в кредитно-денежной сфере, надо выбрать соответствующую систему координат. Национальный банк РБ не сравнивает свои успехи с европейскими, украинскими или даже российскими показателями инфляции и стабильности денежной системы. Его работа на фоне показателей РБ 1999 – 2002 гг. действительно выглядит неплохо. Инфляция за 11 месяцев составила 22,9% по данным Минстата и 23,1% по версии директора департамента монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Александра Лобанова. Совмину и НБ РБ уж очень хочется уложиться в годовой план 24%. Очевидно, для этого было приказано сделать рождественские скидки на 10%. К тому же, доля регулируемых цен в ИПЦ превышает 20%, что создает хорошую методологическую основу для выхода на любой показатель в разбежкой 2 – 4 процентных пунктов.
За 11 месяцев 2003 г. белорусский рубль подешевел по отношению к российскому на 19,2%, к доллару США -- на 11,5%. По официальной версии доля проблемных кредитов в банковской системе сократилась до уровня 4,8%. Но что творится на забалансовых счетах власти умалчивают. Считаются ли проблемными кредиты на выплату зарплаты, которых было выдано свыше 1 трлн. рублей в 2003 году? Банки также более чем в 3 раза превысили норму покупки ГКО, выложив на поддержку Минфина более 360 млрд. рублей. В 2003 году правительству удалось поддержать веру населения в надежности сбережений в белорусской банковской системе. Поэтому люди и увеличили вклады на 65%, доведя их до уровня 2 трлн. рублей. Средние процентные ставки по срочным депозитам в рублях в ноябре составляли 24% годовых. Для сравнения год назад в это время они было 36%. Кредиты также подешевели с 48% до 31,3%. Когда на Западе деньги стоят 4 – 5% в номинальном выражении, когда в Литве можно взять кредит на строительство квартиры на 30 лет под 5 процентов годовых, такие достижения совсем не впечатляют. Но отдадим должное специалистам Нацбанка, которые чуть ли в одиночку пытаются рационализировать белорусскую экономическую политику. Бороться с косностью и госплановским подходом Минэкономики, Минфина и МНС чрезвычайно сложно. Внешнеторговое везение В 2003 году Беларуси сильно повезло с внешнеэкономической конъюнктурой. Цены на нефть и нефтепродукты удерживались на достаточно высоком уровне, что в большой мере повлияло на стремительный рост экспорта и импорта. За 10 месяцев 2003 года средняя цена нефти составила $130 за тонну против $101 за этот же период 2002 г. При увеличении поставок нефти в натуральном выражении на 6,5% прирост импорта по этой позиции составил $419,5. Экспорт нефтепродуктов также стал основной причиной стремительного роста экспорта, который за 10 месяцев вырос не на 5 – 5,5%, как планировалось в начале года, а на 23,5%. Импорт за это же время увеличился на 26,5% вместо 6 – 7% по плану. Это еще один пример качества государственного планирования и прогнозирования.
В 2003 году порадовала диверсификация внешней торговли. В январе – октябре 2003 г. экспорт в страны вне СНГ составил 45,6% от общего объема экспорта. Не далее, как в 1999 г. этот показатель составлял не целых 39%. Доля экспорта в Россию за последние четыре года сократилась с 54,3% до 48,9% при значительном стоимостном росте товарных поставок белорусских производителей на российский рынок. Ситуация при экспорте услуг также обнадеживает. Экспорт услуг в страны СНГ увеличивается. За 10 месяцев он составил 37,9% от общего объема экспорта услуг (четыре года назад было 29,1%), в страны вне СНГ – 62,1% (по итогам 1999 г. было 68,9%). Как бы ни сопротивлялось правительство региональной интеграции и на Запад, и на Восток, белорусские производители товаров и услуг все больше начинают понимать, что торговать надо со всеми, у кого есть «живые» деньги и большой рынок сбыта. И если не наладить в стране производства с высокой долей добавленной стоимости, то в ближайшие годы будет очень трудно справиться с дисбалансом во внешней торговле: Сальдо внешней торговли товарами за 10 месяцев составило $1079,5 млн.
В прошлом году порадовал рост экспорта готовых пищевых продуктов в Россию примерно на 36%, в том числе изделий из рыбы и мяса – на 90%, кожи и изделий из нее на 28%, древесины на 36%, черных металлов в 2,2 раза, мебели и постельных принадлежностей на 22%. На фоне дальнейшего сокращения бартера во внешнеторговых операциях (за 10 месяцев 2003 г. - 4,2% общего объема экспорта и 3,2% общего объема импорта) можно сказать, что белорусские производители гораздо лучше понимают внешний рынок, чем правительство, которое вместо зоны свободной торговли в рамках Единого экономического пространства с Казахстаном, Россией и Украиной и прибегает к мерах жесткого протекционизма.

Нагромождение бюджетных проблем
Если Нацбанк и может похвалиться относительными победами, то работа Министерства финансов и Министерства по налогам и сборам была, пожалуй, самой провальной в 2003 году. Финансы государства поют трагические романсы после недополучения около 430 млрд. рублей от приватизации. На 1 декабря долги по платежам бюджет составили 268,4 млрд. рублей (на 1.01.2003 г. было 218,7 млрд.). Объем отсроченных сумм задолженности составил 223,7 млрд. рублей и увеличился по сравнению с 1 января 2003 г. в 3,1 раза. Под новый год Минфин лихорадочно искал по крупным предприятиям почти полтриллиона рублей, чтобы прилично завершить год, но корректировку показателей бюджета на 2003 год пришлось почему-то делать аж 30 декабря прошедшего года (указ № 601). Если учесть, что предприятия продолжают содержать на своих балансах большую часть социальной инфраструктуры, что их издержки непроизводственного значения достигают в ряде случаев 30 – 35%, что они сами испытывают сложности с оборотными средствами, то становится очевидным, что хорошего бюджета государства при плохих бюджетах предприятий быть не может.
Сумма убытков предприятий составила 468 млрд. рублей, а около 4420 предприятий (39% от их общего количества) не имеет собственных оборотных средств. Почти две третьи из них неплатежеспособны даже при существующей методике оценки стоимости активов. Рост кредиторской задолженности до 13,5 трлн. рублей и дебиторской до 9,8 трлн. (за 10 месяцев 2003 г.) указывает на слабую финансовую дисциплину не только в отношениях предприятий с бюджетом, но и между собой. Откуда им взять «живые» деньги на оплату долгов, если в оборотных активах только 4,3% составляют денежные средства, если рентабельность реализованной продукции, работ, услуг составляет всего 9%, а запасы готовой продукции увеличились до 1,4 трлн. (на 01.01.2003 были скоплены запасы на 1 трлн.). Добавим сюда стремительный рост остатков задолженности по выданным кредитам с 3,2 трлн. до 5,2 трлн. (01.12.2003 к 01.12.2002) и не менее быстрые темпы роста денежной массы, которую пока еще удается связывать, и мы получим весьма неприглядную картинку финансов государства и предприятий.
Конечно, радоваться могут должники и убыточные предприятия, которым регулярно прощают долги и кредиты которых обесценивает инфляция. Но в такой ситуации рассчитывать на финансовое оздоровление реального сектора, на инвестиции в банковскую сферу и увеличение доли долгосрочных кредитов едва ли приходится. Комедия для одних является трагедией для других.
    Только один класс может считать прошедший год своим. Национальная бюрократия вполне адаптировалась к любым решениям вышестоящего начальства. Она выдала на гора 87 законов (включая ратификацию различных международных договоров), 24 декрета президента (столько указано в нормативно-правовой базе), 541 указ и 1698 постановлений Совета Министров. Инструкции, распоряжения, постановления министерств и ведомств составляют еще около 4000 – 5000 документов. Добавим сюда еще активное нормотворчество в 500 – 1000 документов каждого облисполкома и горисполкома и получится солидная гора законодательной и правовой литературы. Она не облегчила жизнь предприятий, не продвинула страну по пути реформ, но надежные тылы для бюрократии, безусловно, создала. К сожалению, надежд на развитие ситуации в экономике Беларуси в 2004 году по другому сценарию, мало. Одни смеются. Другие плачут. Третьи – уезжают из страны и увозят свои капиталы. Многие спиваются или пережидают плохие времена на спасительных дачах. Положение тех, кому некуда уезжать, кто несет ответственность за работу заводов и выплату зарплаты для сотен рабочих, кто по рукам и ногам повязан десятками тысяч нормативных актов, скорее трагическое, чем комическое. Почти по Шекспиру.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!