«Может вам, в НАТО вступить?»

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Тема белорусско-российских отношений имеет совершенно разное значение для политиков и элит в Беларуси и России. Если в нашей стране вокруг интеграционной риторики, приватизации ключевых предприятий нефтехимии ломаются копья и бушуют страсти, то в России ситуация совершенно иная. Минские бури не долетают до Кремля, не говоря уже о всей России. Российские политики в большинстве своем мало знают о Беларуси, не говоря уже о простых россиянах. О качестве российской экономической политики, достижениях России и перспективах развития белорусско-российских отношений мы беседуем с директором московского представительства фонда «Наследие» (Heritage”), президентом международного фонда Ф. Фон Хаека Евгением Степановичем Волком. Он работал заместителем директора российского Института стратегических исследований , советником Комитета по обороне и безопасности Верховного Совета Российской Федерации, дипломатом.

 

Предложение Владимира Путина удвоить ВВП вызвало самые разные реакции среди российских экономистов. Одни считают, что ВВПх2 – это, по сути дела, ВВП –2, т.е. Путин на второй срок. Другие – что это нереально. А. Илларионов же уже изложил свою программу, как этого можно добиться. Каково ваше мнение на сей счет?
Мне кажется, что высказанная Владимиром Путиным идея удвоения ВВП в течение десятилетия, на самом деле, мало реализуема. Это практически не реально. Ее выдвижение обусловлено не столько потребностями России, как государства, ее национальными интересами, сколько конкретными внутриполитическими и, прежде всего, предвыборными соображениями. Почему эта идея кажется мало реализуемой? Дело в том, что обеспечить устойчивые темпы роста на уровне 7,5 – 8% ВВП, необходимы совершенно иные условия, чем те, которые существуют в России. ВВП сегодня растет за счет высоких цен на нефть на мировых рынках. Если в течение десятилетия цены обвалятся, что вполне реалистично, то о стабильных темпах экономического роста можно будет забыть. Конечно, популистское начало в этом лозунге присутствует очень сильно. Отмечу, что в 2010 году уже не будет Путина. Срок его президентства истекает в 2008 году, и он вряд ли пойдет на третий срок, потому что ему важен его имиджа за рубежом. И спросить за выполнение поставленной задачи будет не с кого. Назову еще одну причину. По расчетам индекса экономической свободы нашего фонда Heritage видно, что при том уровне государственного потребления ВВП, который сейчас есть в России, таких темпов быть не может. Можно вытянуть максимум 5 – 6% роста. Если удастся пойти на сокращение государственных расходов, то, может быть, на 6,5 – 7% роста удастся выйти. Но это весьма проблематично, потому что сопротивление бюрократии колоссальное. Административные реформы, о необходимости которых говорится уже несколько лет, буксуют. Более того, на практике получается не сокращение, а рост госаппарата. Идет формирование огромного аппарата представителей президента в федеральных округах. Они буквально обрастают штатом ведомств, которые ходят иметь при этом представительстве своего человека. Получается, что администрация Путина выстраивает своеобразную вертикаль управления? Это мы в Беларуси уже проходили. Совершенно верно. Управленческая вертикаль, которая все время раздувается по горизонтали. Первоначально задумывалось, что эти представители будут координаторами между центром и регионами. Сегодня они превратились в полновластных правителей, поскольку у них есть огромный аппарат. Все министерства там представлены, в том числе Минфин, Минстрой, МЧС и т.д. Все развивается строго в соответствии с известными законами Паркинсона. Таким образом, при отсутствии реальных механизмов и мер сокращения госрасходов, при четкой тенденции наращивания военных госрасходов и оборонного госзаказа можно предположить, что рост будет обеспечиваться за счет использования бюджетных денег. С формальной точки зрения это будет рост ВВП, но кому он такой нужен? Если поставить цель роста ВВП всеми средствами, возвращение обратно к Советскому Союзу и плановой экономике неминуемо. Подобный эксперимент на протяжении последних 6 лет проводит Беларусь с печальными последствиями. Так что есть у кого поучиться. Но меня бы интересовали не только проблемы российской экономики, но и ее достижения. Чего все-таки удалось добиться России за последние 10 лет? На сколько необратимыми являются российские реформы? В России ничего необратимого нет. Я всегда вспоминаю интересный диалог между Иваном Петровичем Павловым и Бухариным. Павлов очень скептически относился к большевикам и неустанно их критиковал, за что его сильно «задвигали». И вот встретился он как-то с Бухариным и говорит тому, что вы, коммунисты, ведете дело в тупик, страну – к катастрофе. Вот вас недавно избрали академиком. Какой же вы академик? Какими науками вы занимаетесь? А Бухарин начал ему рассказывать, как будет при коммунизме хорошо, как все эффективно будет работать, какие огромные привилегии будут у простых людей. Иван Петрович слушал, слушал, потом перебежал на другую сторону улицы и крикнул: «А что, если все будет наоборот?» Эту историю полезно помнить, когда говорят о необратимости реформ в России. Никакой реструктуризации в России нет. Все выживают за счет высоких цен на нефть. Нет подъема промышленности, высоких технологий, сильной инновационной деятельности – т.е. того, что определяет лицо современной экономики. Все проедается. Если сейчас еще введут налог на природные ресурсы, т.е. фактически природную ренту, то за счет нефти правительство попытается решить проблему экономического роста. А если цену упадут до уровня $15 за баррель, то это будет означать национальную катастрофу. Для многих остается загадкой, как будет выходить из этой ситуации правительство. Когда такое случится, тогда будет возможен приход к власти такой маргинальной оппозиции, которую мы сегодня даже вообразить не можем. То, что называется страшным российским бунтом, вполне может стать реальностью.
А российское правительство осознает такую угрозу?
Нет, все сейчас очень довольны. Идет нефтяной дождь. Никто о будущем не задумывается.
Получается, что достижений, которыми Россия могла бы похвастаться, практически нет?
К числу достижений, которые затрудняют реванш, относится, прежде всего, приватизация. Достаточно большому количеству людей раздали какую-то собственность. Возник класс собственников, который заинтересован свою собственность сохранить. Другое дело, что есть не меньшее количество людей, которые заинтересованы в ее перераспределении. Многие из них сейчас прорвались во власть. К ним относятся и работники правоохранительных органов, которых обобщенно называют питерскими чекистами. В то время, когда шло перераспределение собственности, они точили зуб на тех, кого сегодня называют олигархами. Сегодня скрытно уже происходит перераспределение финансовых потоков. Убийства в ВПК, в «Антее», и в других сферах бизнеса, аресты и гонения – все это попытки захватить командные высоты в экономике. Они встречают сопротивление тех, кто уже контролирует те куски собственности, которые приносят большую прибыль. Если этот процесс пойдет в условиях общей дестабилизации, падения цен на нефть, то это может привести к чрезвычайно плачевным последствиям. Обе стороны настроены весьма воинственно, уступать не собираются. Таким образом, в этой сфере заложен потенциал экономической и политической нестабильности. А как обстоят дела в сфере идеологии? Продвинулась ли Россия на академическом, университетском уровне, в области науки к более органичному восприятию и принятию рыночных ценностей, рынка и свободного общества? Россия – весьма разноплановая стран с очень разноплановой и разветвленной системой академического и ученого творчества. Из того, что я знаю по Москве, учебные заведения очень разные по качеству профессорско-преподавательского состава. В традиционных вузах, таких как МГУ, МГИМО, очень сильно влияние старой элиты, в том числе коммунистической. На общественно-политических кафедрах платили мало, а эти старички-боровички коммунисты сменили вывески, но суть-то осталась прежней. Была, к примеру, междисциплинарная кафедра научного коммунизма, в МГУ а стала социологическим факультетом. Какая здесь может быть социология? На ней работают люди от 65 лет и старше. Причем они взяли под крыло подобных им специалистов из расформированных заведений типа Академии общественных наук ЦК КПСС, Института общественных наук. Все они там хорошо устроились. Ругают все, что происходит, называют власть антинародным режимом. И наблюдаются тревожные симптомы, что часть студенчества поддерживает их. Низкие стипендии и зарплаты, проблемы на рынке труда – вот они и приобщаются к коммунистической идее. Они говорят, что все, что было в Советском Союзе, это, конечно, искажения. Мы знаем, как строить правильно. Последние выборы показали, что часть молодежи находится под влиянием их идей. С другой стороны, есть хорошие интеллектуальные центры. К ним относится высшая школа экономики. Там работают хорошие преподаватели. Но можно лишь говорить об островках рыночного образования. Если в Москве их побольше, то на периферии они встречаются крайне редко. Надо проделать еще огромную работу, чтобы преодолеть стереотипы прошлого. Да, с бюрократией и идеологическим наследием прошлого Россия явно не справилась. А как же с участием в международных экономических организациях? Вступит ли Россия в ближайшие 2 года в ВТО? Не думаю, что это произойдет в течение ближайших 2 – 3 лет. Пока все идет в прямо противоположном направлении. У меня есть большие сомнения относительно того, заинтересована ли Россия членством в этой организации. Конечно, говорятся правильные слова. Правительство отмечает, что надо быть членом ВТО. Но если посмотреть реальную торговую политику, на что Россия должна пойти, чтобы попасть в ВТО, то без изменения содержания экономической политики издержки для дисижнмейкеров будут очень серьезными. К таким изменениям относятся реформа энергетики, жилищно-коммунальная реформа. Если поднять цены на энергоресурсы, то это будет означать отмену субсидий для российского экспорта. В этой ситуации пострадает конкурентоспособность 99% экспортеров промышленных товаров. Россия также не готова к отмене субсидий для сельского хозяйства. В принципе для России членство в ВТО не надо, но в сложившейся внутриполитической обстановке отказываться от него никто не собирается. Для тех, кто принимает решения, это смерти подобно. Мы имеем сельскохозяйственное, энергетическое, банковское, страховое лобби, которые против ВТО, а вот активных сторонников членства в ВТО. Экспортеры нефть под нормы ВТО не подпадают, так что в России отсутствует «тягач» данного процесса. Все остается на уровне разговоров и не более того. Давайте переключим внимание на белорусско-российские отношения. Какое место занимают они в интеллектуально-политических дискуссиях российских элит?  Что знают простые россияне о Беларуси? Не хотя никого обидеть, скажу, что они занимают совсем небольшое место. Если внимание к Беларуси и появляется, то оно обусловлено играми внутри Кремля и на подступах к нему. Оно связано с борьбой за контроль над интересующими Россию финансовыми и другими потоками из Беларуси. Сюда бы я зачислил и таможенные вопросы, перекачку нефтересурсов, газа  - т. е. те сферы, где проявляются интересы разных кругов. А вот никакой цельной политики Москвы в отношении Беларуси нет. Вместо нее есть сильные дергания. В Москве, пожалуй, нет человека, который бы воспринимал это все в комплексе, а разорванно. Нет человека, который бы собрал все потоки информации из Беларуси, проанализировал, чтобы определить, что будет через год, два и пять. Конечно, наслаиваются личные моменты взаимоотношений между Лукашенко и Путиным. Ваш батька регулярно подкидывает в костер дрова. И точнее говоря, даже не дрова, а своеобразные стержни из чернобыльского реактора. Какая-то радиация идет, но ее явно никто не видит. Что касается простых россиян, то информации у них практически нет. Все находится на уровне отрывочных факторов, что покажут по телевизору, отдельные эпизоды выступления Лукашенко. Как правило, это все без комментариев. Так что если постоянно не следить за печатное прессой, что случается среди россиян крайне редко, то информацию человек практически не получает. Кому выгодны такие отношения России и Беларуси в вашей стране? Ведь радиация рано или поздно накопится, и тогда возможен «ядерный взрыв» и нуклеарная зима. Практически всем политически группам выгодно, чтобы не было окончательного решения. На словах все за союз, за интеграцию, кроме разве только Немцова и его партии. Все клянутся в дружбе. Все понимают, что объединяться с Лукашенко не надо, но говорить об этом никто не собирается. Идея союза, в целом обозначена. Народ в той мере, в которой это интересует власть, ее поддерживает. Все остальное идет вяло, и никаких прорывов я не ожидаю. Такой подход, кстати, отвечает стилю работы Путина. Вы не думаете, что после избрания В. Путина на второй срок можно ожидать неких перемен в белорусско-российских отношениях? Если бы он хотел что-то поменять, то ничто не мешает ему это сделать сейчас. У нас нет такой ситуации с выборами, как в Америке. Он может провести сейчас и внутриполитические, и даже экономические реформы.
Что должен сделать Лукашенко, чтобы изменить такое отношение к себе к к белорусско-российским отношениям?
Ну, к примеру, провозгласить вступление Беларуси в НАТО, обозначить это в качестве стратегической цели. Можно объявить, что Беларусь берет путь к рыночной экономике. Лукашенко можно повесить у себя портрет Хаека – и тогда, глядишь, ситуация поменяется.
Есть сегодня в России серьезная оппозиция Путину?
Нет, все пока проходит на уровне коридорных разговоров. Недовольные есть, но стиль аккуратного применения силовых методов во всех сферах, установление контроля по типу «мягко стелет, но жестко спать» многих осадил. Даже тех губернаторов, которые, было, попытались поступать так, как при Ельцине, быстро осадили. Как бывший глава КГБ и имеющий опыт работы в администрации президента Путин очень много знает про всех. В отличие от Ельцина умело дозируется информация. Он искусно ей манипулирует. На любого губернатора, министра, главного редактора любого средства массовой информации есть такие досье, что сопротивление бесполезно и опасно. Не выдам большим секрет, если скажу, что многие знают правду и про Путина. В Беларуси интенсивно дискутируется тема проведения осенью в Беларуси референдума. Признает ли в этой ситуации Москва его итоги, если будет поставлен вопрос о третьем сроке президентства? Думаю, что в Москве прекрасно знают результаты этого референдума. А его результаты, очевидно, будут признаны. Скажут, что Беларусь – это суверенное государство, воля народа. Стиль управления страной и внешнеполитических отношений уже отработан. Если с Туркменбаши, который дальше пошел, так цацкаются, то с Лукашенко все будет вполне предсказуемо, т.е. никак.
Спасибо за ваши ответы и время.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!