Что нам стоит ВВП удвоить

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Кто из нас не мечтает о чуде? Проснуться бы в богатой стране, с умным правительством, конкурентной экономикой, приятными соседями и чистой природой. Вероятно, такая мечта мобилизовала Л. Эрхарда и его коллег на проведение жестких реформ после второй мировой войны. Подобная мотивация захватила лидеров Тайваня, Гонконга в XX веке или США в предыдущем столетии. У Владимира Путина также появилась мечта – удвоить ВВП до 2010 года. Недавно правительство России во главе с М. Касьяновым, по сути дела, сказали, что эта мечта не реализуема. Ярослав Романчук
 

«Великий маневр»против бюрократии План удвоения ВВП в исполнении Андрея Илларионова можно назвать "Великим маневром". Действительно, чтобы реформировать созданное в России за последние 12 лет бюрократическое государство, чтобы уйти с позорного 112-го места по индексу экономической свободы (из 123 стран) и вести эффективную борьбу с бедностью, нужны не ординарные, описанные со стандартных учебников меры. Требуется новое мышление, политическая смелость, свежий взгляд на современную экономическую науку и практику вкупе с тщательным анализом истории. Речь идет об обеспечении высоких темпов экономического роста на протяжении почти десятилетия. Когда Россия по индексу макроэкономической конкурентоспособности занимает далекое 64 место (из 80 стран), а по индексу микроэкономической конкурентоспособности - 58 место, мечтать об удвоении ВВП действительно сложно. М. Касьянов и его коллеги из правительства не в состоянии выпрыгнуть из комфортных для них рамок экономической политики. Она, политика, с большой натяжкой подошла бы богатой, стабильной стране, но никак не годится для государства, которое, как утверждает правительство РФ «к рубежу третьего тысячелетия .. столкнулось с угрозой оказаться на периферии формирующегося нового мира. Опасность остаться за рамками процессов глобализации, становления открытого сообщества и постиндустриальной, информационной экономики является для России все более реальной. Утрата мирового политического влияния, отсутствие адекватной позиции в международном разделении труда – это не только проигрыш на уровне страны в целом. Для каждого отдельного гражданина это оборачивается существенным снижением уровня и качества жизни. В стране образовался неблагоприятный деловой климат, государство оказалось не способным выполнять все взятые на себя обязательства, в структуре экономики все еще преобладает производство товаров с низкой долей добавленной стоимости (главным образом, сырьевых) и нерыночных услуг... Слабость государственной власти, подмена государственных интересов принципом баланса интересов чиновников и бизнесменов наносят непоправимый ущерб экономике российского государства, разрушают среду для конкурентной и законной предпринимательской деятельности, в конечном счете - лишают Россию нормального исторического будущего». Такая оценка дана в Программе развития России до 2010 года. Нет смысла соревноваться в том, кто покажет социально-экономическую слабость России ярче и красочнее. В отличие от большинства российских экономистов, Андрей Илларионов знает, что делать – и он явно не похож на кремлевского мечтателя. Повальная критика и справа, и слева его точки зрения – это предсказуемая реакция на нетрадиционные, смелые  решения и глубокие перемены, которые предлагает советник президента. Это реакция всемогущей российской бюрократии и экономической школы, воспитанной в традициях марксизма-кейнсианства. А ведь Илларионов не изобретает велосипед, а лишь рекомендует проверенные в ходе экономической истории решения. Никакой магии мультипликаторов, никаких запутанных эконометрических моделей, а прагматичные, учитывающие все факторы, влияющие на развитие экономики, советы. Проблема удвоения ВВП будь-то для Беларуси или России сводится к обсуждению механизмов экономического роста, к выбору тех инструментов политики, которые стимулируют человека к расширению производства. Для удвоения ВВП в России за 10 лет требуется среднегодовой темп прироста ВВП не менее 7,2%. Удвоение ВВП к концу 2010 года требует среднегодовой темп роста ВВП не менее 8,2%. На первый взгляд, задача выглядит, как часть предвыборного PR-а. Но за последние 50 лет аж 68 стран удваивали ВВП в течение 10 лет. Т.е. это не некий из ряда вон выходящий феномен, а закономерный результат выполнения определенной экономической политики. Те скептики, которые утверждают, что удержание высоких темпов ВВП на протяжении 10 – 20 лет невозможно, просто плохо знают историю или в своих рассуждениях скрываются за избитые аргументы типа «у нас не тот менталитет», «люди не созрели» или «а кто тебе даст это сделать?» Более того, они игнорируют свой собственный опыт. Россия, как и Беларусь на протяжении 12 лет пытаются вырастить хороший урожай, используя допотопную технологию, старые сорта растений и доморощенные формы земледелия. У них ничего не получается, но остановиться, изучить опыт других и внести необходимые коррективы они не умеют или не хотят

Госпожа удача и его величество чиновник
А. Илларионов указывает на две основные группы факторов, которые влияют на экономический рост в России: «Один фактор - фактор удачи, фактор счастливого стечения обстоятельств, благоприятной конъюнктуры, прежде всего внешнеэкономической. И второй фактор, фактор проводимой политики, целенаправленных действий людей, прежде всего, политики, проводимой властями». России, несомненно, повезло с уровнем экспортных и импортных цен. Начиная с 1999 года, Россия получала существенный чистый грант за счет падения импортных и роста экспортных цен. Одно дело продавать тонну нефти за $80, другое – за $240. «Чистый грант» можно использовать на потребление или инвестирование. Одно дело, когда его проедают, другое – когда деньги идут на обновление производства. Удача России заключалась еще и в том, что за ту же проданную по высокой цене тонну нефти можно было купить гораздо больше товаров по причине благоприятно курса евро. Размер «экономической удачи» по самому консервативному подсчету составляет от 6 до 9% ВВП в период 1999 – 2002 гг. Напомним, что Россия начала «лечиться» от левизны и социализма в экономике только после дефолта августа 1998 года. Именно тогда начала проводится более – менее внятная политика. Если бы правительство РФ проводило ее с 1992 года в аналогичной внешней среде, то темпы экономического роста на протяжении 12 лет были бы положительными, а в последние 4 года они варьировали бы от 13% до 16%. Таким образом, можно легко увидеть, сколько потеряла Россия от реакционной политики своего правительства. Без «чистого гранта» Россия имела бы положительные темпы роста ВВП только в 1999 и 2000 гг. Получается, что цена неправильно выбранной модели экономического развития для России – это потеря десятков миллиардов долларов. Даже такая, потенциально богатая страна не может себе позволить такой легкомысленности. Благосостояние никому автоматически не гарантируется, что видно на примере самой России. По территории она занимает 1 место. А вот по населению она устойчиво опускается с четвертого в 1913 или 1973 гг. до седьмого в 2002 г. и, по прогнозу ООН, до 18 места. Провал России в экономическом развитии особенно очевиден в сравнении с Китаем. В 19878 году китайский ВВП был меньше российского на 7%. В 2003 он уже в 5,7 раза больше. Если программы, разработанные правительством РФ, будут реализованы, то данный разрыв будет сохраняться. Сократишь бюрократа – обеспечить удвоение ВВП Такой сценарий не устраивает В. Путина и миллионы россиян, которые имеют большой потенциал развития. Именно его высвобождение является главным условием обеспечение высоких темпов экономического роста. Опять же здесь нет никакой магии. Если производитель будет конкурентоспособен, если его товары и услуги будут пользоваться устойчиво высоким спросом на как можно большем сегменте рынка, то не то, что удвоение ВВП – утроение будет не за горами. По мнению А. Илларионова, «высокие издержки ведения экономической деятельности в стране обусловлены, прежде всего, размерами нерыночного сектора. К элементам нерыночного сектора относят государственный сектор, монопольный сектор, уровень реального валютного курса и в такой стране как Россия необходимо говорить о воздействии такой болезни, которая хорошо стала известна нам в последнее время, как голландская болезнь». Легко увидеть, что все эти элементы, только в гораздо большем объеме присутствуют в белорусской экономике. Поэтому рекомендации для России вполне применимы для нашей страны. Если предприниматель в одной из наших стран выйдет на рынок с продуктом типа Window, процессором Intel или хотя бы очень вкусными огурцами, которые можно будет запатентовать, как шипучее вино из Шампани или брэнди из Коньяка, то богатство ему и стабильные налоги стране гарантированы. Проблема в том, что большое государство изгоняет таких людей из экономики. «По данным, которые продемонстрировали очень многие страны мира, установлено, что размеры государственного сектора, измеряемого как удельный вес государственных расходов в ВВП и темпы экономического роста, связанные отрицательной связью. Другими словами, чем больше размеры государственного сектора в экономике, тем при прочих равных условиях, ниже темпы экономического роста». Эту простую экономическую аксиому, установленную в результате анализа данных стран ОЭСР на протяжении 40 лет и 27 переходных стран в период 1990 - 2002, никак не могут усвоить ни в России, ни в Беларуси. Вот у нас привыкли часто ссылаться на Китай. Мол, вот на кого надо равняться. Так равняйтесь же, а не имитируйте деятельность. В 1979 году Китай имел удельный вес госрасходов в ВВП равный 36% ВВП, но сократил его до 14% в 1995 году. Сейчас он находится на уровне 22%, что более чем в 2 раза меньше, чем в Беларуси. Так мы будем равняться на Китай или нет? Китай сократил размер государственных субсидий в ВВП с 19% ВВП в 1979 году до менее 5% в 1995 г. и обеспечивал рост валового продукта почти на 10% в год. При этом сокращение госрасходов на образование и культуру в Китае было куда менее значимым: с 3,8% ВВП в 1979 г. до 2,8% ВВП в 1995 г. Беларусь никак не хочет идти по этому китайскому пути. После того, как экономика нарастила мускулы, расходы на социалку и образование снова увеличились и превысили в несколько раз уровень 1979 года. Отметим, что расходы на госуправление в Китае составляют 1,7% ВВП, в России - 4,8% ВВП, на оборону в Китае - 1,1%, в России - 3,3%. Очевидно, Россия сильно заразилась европейским бюрократизмом. В отличие от России Беларусь никогда даже не пыталась бороться с этим злом. Самая государственная политика Что там Китай, Россия преподает нам такой же урок. В период 1995 – 98 удельный вес госрасходов в ВВП снизился до 41% ВВП, а темпы экономического спада – до 3% в год. В 1999 – 2001 гг. госрасходы составляли 33% ВВП, а ежегодные темпы роста ВВП превысили 7%. В 2002 г. госрасходы опять увеличились до 37% - и экономический рост составил только 4,3%. Ответ на вопрос «что делать» прост и понятен: сокращать государственные расходы. В первую очередь, надо ликвидировать вредные программы субсидирования сельского хозяйства и промышленности. Надо превратить жилищно-коммунальное хозяйство и энергетику в нормальный бизнес, а не оставлять их в виде закрытых, чрезвычайно затратных монополий. Чиновники всех стран и народов во все времена доказали, что они не умеют эффективно управлять имуществом и активами. Они однозначно проигрывают настоящим хозяевам, Еще одна их опасность заключается в том, что они заставляют всех порядочных налогоплательщиков компенсировать их убытки. Сокращать госрасходы надо еще и потому, что в нерыночной среде чиновники не имеют объективной ценовой информации, на основании которой можно принимать адекватные инвестиционные решения. Еще один совет Илларионова по поводу удвоения ВВП можно описать народной мудростью «Не складывай все яйца в одну корзину». Государство в экономике поступает с точностью до наоборот. В результате такой политики и Беларусь, и Россия, и Украина имеют серьезные структурные проблемы: у нас есть тысячи предприятий, продукция которых и даром не нужна потребителям, при этом мы вынуждены закупать импортных ТНП на миллиарды долларов. Сегодня такую экономическую политику в России предлагает проводить коммунист С. Глазьев. Для него удельный вес госрасходов в ВВП 40% - это далеко не предел. Как его идеологический прадедушка К. Маркс, он якобы знает лучше, куда надо вкладывать наши с вами деньги и какие отрасли развивать в будущем. Без учета внешней конъюнктуры по этому сценарию темпы экономического роста будут составлять от минус 0,4% до 3,8% ВВП. В отличие от него либерал А. Илларионов не претендует на статус всезнающего, всепрогнозирующего бога. Он предлагает программу развития России, в которой госрасходы будут составлять 20% ВВП, а экономика будет прирастать на 8% в год. Как показал опыт Китая и Ирландии, «самая государственническая политика - это политика снижения удельного веса государственных расходов, именно она обеспечивает наибольший объем государственных ресурсов на душу населения по основным статьям в среднесрочной перспективе». К сожалению, мнение советника президента Путина – это не руководство к действию, и даже не общепринятый в России теоретический стандарт. Чтобы реализовать данный сценарий надо приложить титанические усилия и сломать шею российской бюрократии. История показывает, что она сама кому хочешь шею сломает. Но для В. Путина и российских патриотов, равно как и для белорусских полисимейкеров, полезно помнить один исторический факт. Стратегий экономического развития и теорий может быть много, но ни одна из них, кроме, предложенной А. Илларионовым, не привела за последние 200 лет к удвоению ВВП хотя бы в одной стране в течение 10 лет. Только после президентских выборов в России мы узнаем, усвоил ли этот урок экономической истории В. Путин и его команда. А Беларусь? Трагедия ее власти заключается в том, что в Администрации президента, правительстве работают такие экономисты, по сравнению с которыми российского коммуниста С Глазьева можно считать сверхрадикальным рыночником. Поэтому вместо амбициозной, вполне реальной задачи удвоения, утроения ВВП, руководство страны принимает пятилетние планы управления экономикой «в ручном режиме». Пора бы выйти из летаргического сна и осознать, что на дворе XXI век: глобализация, информационные, телекоммуникационные и нанотехнологии технологии – и никакой угрозы внешнего военного вторжения или продовольственной блокады. Господа руководители, Маркс и Кейнс давно умерли – и их дело не должно побеждать в отдельно взятой Беларуси.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!