Предприниматель Беларуси. Портрет современника

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В конце 2005 года Институт приватизации и менеджмента провел исследование «Развитие предпринимательства в Беларуси». Представителям четырехсот предприятий были заданы 59 вопросов. Ответы респондентов позволяют составить достаточно полный образ белорусского бизнеса. 39% опрошенных  представляют торговлю и общественное питание, 22,5% производство, 12% - строительство и другие сектора экономики согласно их месту в структуре производства. Минчан среди респондентов 52%. Другие области представлены от 7,3% (Витебская область) до 8,5% (Могилевская обл.). Средний возраст опрошенных 40 лет. 38,5% занимающихся бизнесом имеют высшее экономическое образование. 35,3% - выпускники неэкономических вузов. Так что предпринимательство – это, вне сомнений, самая прогрессивная и современная группа населения. Ярослав Романчук
 

При таком высоком образовательном уровне следовало бы ожидать адекватной оценки функций и роли государства в экономике. Ответы бизнеса страны позволяют сказать, что идеологические штампы, с которыми большинство белорусских предпринимателей вышли из университетов, до сих пор определяет их мышление. Качество экономического и университетского образования в Беларуси не позволяет создать мощную системную поддержку для рыночных реформ.
На среднем белорусском предприятии работает 11 – 50 человек. Только 5,5% предприятий дают работу для более 200 человек. Так что белорусский бизнес в подавляющем большинстве по-прежнему малый. Он, конечно, может развиваться самостоятельно, но лучше было бы вовлечь их в производственные и обслуживающие цепочки крупных компаний. Большие белорусские заводы проявляют незначительный спрос на товары и услуги малых предприятий или ИП. Поэтому без привлечения иностранных инвестиций, кардинальной реформы делового климата динамичное развитие данного сектора будет проблематичным. Безудержный оптимизм Несмотря на все трудности, белорусский бизнес проявляет чудеса адаптативности и безудержный оптимизм. На вопрос об изменении финансового положения предприятия в конце 2005 года 52,8% респондентов ответили «улучшалось». Для сравнения в 2004 г. таких ответов было 45%, в 2003 г. – 35,8%. Об ухудшении в минувшем году заявили лишь 10% опрошенных. 35,8% предприятий ответили, что все осталось без изменений. Дождь нефтедолларов, стимулирование внутреннего спроса при жесткой защите рынка от иностранных конкурентов помогли временно улучшить состояние реального сектора. Рост объема продаж 29,8% предприятий объясняют изменением ассортимента товаров/услуг, 20% - повышением платежеспособностью покупателей.
Белорусский бизнес оптимистически смотрит в будущее. 59,5% опрошенных прогнозируют улучшение финансового состояния своего предприятия. Об ухудшении заявляют всего лишь 6,3%. Поражаешься гибкости и адаптивности отечественных предпринимателей. Эксперты констатируют наличие в Беларуси чрезвычайно неблагоприятного делового климата, отсутствие экономической свободы, серьезные проблемы с защитой прав собственности, а сам бизнес видит свое будущее практически безоблачным. Этому феномену может быть несколько объяснений. Во-первых, в опрос, естественно, не попадают те компании, которые по разным причинам вынуждены были уйти из рынка. Мнение людей, которые работают на рынке год – два, сильно отличается от ветеранов белорусского рынка.
Во-вторых, опрошенный бизнес достаточно долго работает на рынке. Он сумел приспособиться и оптимизировать свои отношения с государством. Общий опыт предпринимательской деятельности опрошенных составляет 9,4 года. Эти предприниматели имеют «своих» людей практически в любом госоргане. Через эти неформальные связи они снижают издержки госрегулирования. При этом и бизнес с таким опытом, и сами чиновники не очень заинтересованы в облегчении входа на рынок. Кому нужна лишняя конкуренция?
В-третьих, белорусский бизнес поражен страхом. Он не доверяет не только журналистам, но и социологам, действуя по принципу «лучше промолчу, чтобы только ничего не вышло». Доказательством этому являются ответы на два вопроса «как часто руководители частных предприятий вынуждены давать взятки (в любой форме), представителям органов власти?» и «насколько распространено в Беларуси такое явление как «откат» при получении выгодных заказов?». На первый аж 18,8% респондентов ответили, что такого явления нет. 4% вообще отказались отвечать. Даже школьники знают, что взятки есть не только в Беларуси, но даже в богатых странах. Представляете, каждый пятый белорусский бизнесмен даже слово «взятка» не может вслух сказать.
 На второй вопрос об откатах 25,5% ответили, что такого явления нет, и 7% отказались отвечать. При этом 24,3% опрошенных заявили, что откаты имеют место чаще, чем при каждой третьей сделке. Эти цифры коррелируют с оценкой теневого оборота компаний, т. е. объема коммерческих операций, которые не проходят по бухучету. 21,5% отвечают, что такого явления нет. Для проверки данного тезиса я в неформальной обстановке опросил руководителей более 30 предприятий и руководителей бизнес союзов. Ни они, ни их знакомые, ни знакомые их знакомых никогда не встречали бизнесмена, который не был бы знаком с такими явлениями, как «взятка», «откат» или «теневой оборот». Поэтому при ответе на такого рода вопросы коэффициент страха составляет 20 – 25%. Отношение «дабы чего не вышло», также отчасти объясняет безудержный оптимизм предпринимательства. Финансы частного  бизнеса 47,5% предприятий не привлекают для финансирования своей деятельности кредиты. Не потому, что заемные ресурсы им не нужны, а потому что получение кредита представляет серьезную проблему. Неразвитый финансовый рынок, отсутствие конкуренции среди кредитных учреждений и высокие кредитные риски (как страновые, так и корпоративные) – все это стопорит развитие частного бизнеса. В структуре капитала кредиты свыше одного года составляют всего 7,8%. Львиную долю (70,2%) занимает уставный фонд. Для поддержания бизнеса на плаву этого, очевидно, достаточно, но развитие, тем более завоевание внешних рынков с таким ресурсами едва ли возможно. Тем более, что декларируемая рентабельность не позволяет скопить денег для необходимого расширения. 59,9% предприятий имеют рентабельность до 10%, из них 14,3% - менее 5%. Высокоприбыльных (более 50% рентабельности у нас всего 2,5%.
Отдельные политики утверждают, что иностранный бизнес и капиталы нельзя пускать на белорусский рынок до тех пор, пока наши отечественные не встанут на ноги и не будут в состоянии на равных конкурировать с Западом и Востоком. С такими темпами накопления это не состоится никогда. Такая точка зрения выгодна только тем фирмам, которые получили от государства эксклюзивное право работать на определенных нишах рынка. Их собственники действительно накопили много (по белорусским меркам) денег. Под прикрытием защиты интересов национального бизнеса они хотят раскупить активы белорусской экономики в рамках номенклатурного междусобойчика. Местечковость и провинционализм Характерной чертой белорусского бизнеса является его местечковость и отсутствие здоровых амбиций. Редко кто ставит цель стать общенациональным, тем более региональным лидером. Государство создало такой деловой климат, в котором рискованно становиться большим частным бизнесом. Вот он и довольствуется устойчивостью в рамках даже не страны, а своего региона. Белорусский внутренний рынок имеет много черт экономического феодализма: исполкомам выгодно лелеять своих местных производителей и не пускать столичных или из других областей. При достаточно низкой рентабельности 57% респондентов заявили, что не испытывали нехватки оборотных средств. Бизнесмены были бы рады да стимулов нет. Начнешь богатеть, начнутся проблемы совершенно иного порядка.
42% в ближайшие 1 – 2 года планируют расширение своей деятельности. 21% из них думают делать это за счет освоения новых видов деятельности, 20,5% - расширения ассортимента, только 13,3% - за счет поиска новых рынков сбыта и каналов внутри страны и только 10,3% - за счет выхода на внешние рынки. Своими главными конкурентными преимуществами 57% предприятий считают профессиональный трудовой коллектив, 48,3% - знание рынка, умение предвидеть рыночную конъюнктуру и только 39,5% - способность производитель конкурентоспособную продукцию. Еще меньше, 27%, своим главным козырем на рынке считают знание современных рыночных технологий. О каком рынке говорят белорусские бизнесмены? В первую очередь, о своей локальной нише, на которой они работают почти 10 лет. За это время на нем можно каждый столб обойти и обаять. У них нет больших проблем и с прогнозом конъюнктуры данного рынка. Это же не стратегия продвижения на российский, польский или немецкий рынки. На одном, даже самом прекрасном коллективе в глобальной экономике, которая работает по жестким правилам рынка, не победишь. Нужны деньги, технологии и новые рынки сбыта. Белорусский бизнес довольствуется малым, не ставит больших целей. Ему достаточно комфортно внутри уже занятых ниш. Такой подход является убедительным доказательство экономического провинционализма. С подачи властей он боится не только российского, но даже западного бизнеса.
В Беларуси только около 25% компаний имеют опыт работы на рынках вне стран СНГ. При сохранении текущей политики так оно и останется. Белорусские власти действуют так, как будто для бизнеса хватит ориентации только на внутренний рынок. Такой автаркический подход противоречит декларируемым целям вступления в ВТО, создания ЕЭП и зоны свободной торговли с Россией. Как только правительство столкнется с проблемами стимулирования спроса (прежде всего, за счет административного роста доходов сверх темпов роста рентабельности), и у белорусского бизнеса начнутся суровые времена. Сегодня же, несмотря на все противоречия и конфликты между бизнесом и властью (налоги, штрафы, лицензирование, сертификация и т.д.) большая часть предприятий работает в одной упряжке с властями. Чиновники и бизнесмены на многие вопросы смотрят одинаково. Поэтому и те, и другие, как черт ладана, боятся перемен и изменения статус кво. Власть – мажоритарный партнер каждого бизнеса Правительство сколь угодно долго может хвастаться высокими темпами роста. Ответ частного бизнеса на вопрос «доводят ли до вас белорусские органы государственного управления темпы роста объемов производства?» позволяет поставить под сомнения декларируемые статданные. Местные органы доводят объемы производства до 40% частного бизнеса. Не акционеры, директора или кредиторы, а чиновники решают, сколько кому производить. Поскольку в убыток себе никто из частников работать не будет, то единственным выходом в этой ситуации является использование постмодернистского подхода к бухучету: реальность – это то, что я хочу видеть и представить другим. До тех пор, пока власти не отменят существующий порядок выполнения прогнозных показателей, белорусская статистика будет отражать пожелания, а не объективную реальность.
    Самой болезненной проблемой частного белорусского бизнеса являются большие штрафные санкции за ошибки – 3,21 пункта по пятибалльной шкале («5» - наиболее серьезная проблема, «1» - это не проблема). Следом идут многочисленные проверки контролирующих и налоговых органов (3,18), получение лицензий (3,16), отсутствие гарантий прав частной собственности (3,15) и процедура сертификации (3,15). На этом фоне наименьшими проблемами являются взаимоотношение с местными органами власти (2,66) и недостаток управленческих и экономических навыков у руководителей (2,24). Составление отчетности для органов госуправления в среднем на белорусском предприятии занимается 3,65 человек. На взаимоотношения с ними только руководитель тратит 5,32 часа в день. Такая форма инвестиции времени явно не добавляет предприятию конкурентных преимуществ. Тихий налоговый бунт Предпринимательство и население едины в том, что налоги в Беларуси являются национальной трагедией. Среднее частное белорусское предприятие платит с выручки 28,6% налогов и платежей. Самую большую проблему представляет налог на прибыль. Так считает 66,8% респондентов. Следом идет НДС (41,5%) и налоги, уплачиваемые с выручки (32%). 32% населения «совершенно согласны» и «скорее согласны» с тем, что налоги в стране слишком высокие и полностью платить их в бюджет не обязательно. Только 23% населения считают, что какие бы ни были налоги, их всего равно надо платить.
58% населения страны утверждают, что самой большой проблемой, с которой сталкивается белорусское предпринимательство, являются высокие налоги. Такое отношение к данной важнейшей экономической теме можно охарактеризовать не иначе, как народный налоговый бунт. Бунт не открытый, с выходом на улицу и погромами зданий налоговых инспекций, а типично белорусский: полная толерантность в отношении тех людей, которые уклоняются от уплаты налогов. Этим Беларусь кардинально отличается от скандинавским стран, Германии или США. Попытки правительства делать вид, что налоговая система у нас цивилизованная, вызывают иронию и еще больше отчуждают власть от общества и бизнеса. Чиновники явно противопоставили себя потребителям и предпринимателям.
Это не значит, что белорусы вообще отказываются платить налоги. Они просто уверены, что существующая система реакционна и аморальна. На вопрос, какой процент из выручки вы считаете справедливым для уплаты налогов в бюджет, респонденты ответили 13,54%. Т. е. налоговую нагрузку в стране надо снизить, по меньшей мере, вдвое, чтобы формировать у людей общественное неприятие к порицание к неплательщикам налогов. В одних руках кнут и пряник Белорусский бизнес до сих пор не признал цивилизованных способов представления и защиты своих интересов. 84,5% предприятий не является членом предпринимательских союзов. 43,5% опрошенных никак не готовы содействовать улучшению бизнес климата в стране. Еще 30,5% готовы поддержать материально союзы предпринимателей только в тех вопросах, в которых они лично сами заинтересованы. При этом на вопрос, какие виды государственной поддержки необходимы вашему предприятию, самым популярным ответом является «налоговые льготы» (42,8%) и только за ним с большим отставание идет «упрощение и стабильность налоговой системы». Еще 25,3% хотят льгот по аренде. И только 17,5% говорят, что лучшая форма поддержки – не мешать. Еще 4% утверждают, что в государственной поддержке нет необходимости. Получается, что в Беларуси только каждый пятый, занятый в частном бизнесе, готов к восприятию настоящего свободного рынка и торговли, понимает бесперспективность государственного интервенционизма в любой форме. Это достаточно мощная сила. К сожалению, она пока никак не объединена и не смогла самоидентифицироваться.
В целом же белорусское бизнес сообщество – идеологически тождественно номенклатуре и властям. Бизнесмены не созрели до ситуации, когда они хотят равных условий для всех, чтобы ни у кого не было особых привилегий. Требование у государства льгот – это скрытая просьба «Поддержите нас, а не наших конкурентов, мы в долгу не останемся». Опять же проявляется местечковая ментальность. Главное - урвать сегодня, выбить льготы только себе, а завтра, даст бог, как-нибудь, все образумится. 38,8% респондентов считают, что государство должно оказывать поддержку отечественным производителям, чтобы сохранить рабочие места и не допустить роста безработицы. 46,3% оправдывают госпомощь необходимостью поддержки промышленности и сельского хозяйства. Белорусские власти сегодня именно этим и занимаются, гробя деловой климат и дискриминируя частный бизнес. И этот же частный бизнес добровольно дает хлыст в руки своего господина. Неспособность установить элементарные причинно-следственные связи – это признак дефицита базовых экономических знаний. Перераспределяя деньги через бюджет, государство разрушает больше рабочих мест, чем создает. Это уже в XIX веке доказал Ф. Бастиа. Однако белорусский бизнес в большинстве своем не связывает свои личные проблемы с тем, что он сам добровольно наделил полномочиями чиновников защищать отечественных производителей. Почему же он тогда удивляется, что в эту категорию включают далеко не всех?
    Предприниматели Беларуси вполне допускают государственную собственность практически во всех сферах. В подавляющем меньшинстве находятся те предприниматели, которые считают, что строительство, с/х земли, СМИ, производство продуктов питания должны быть только частными (до 6% опрошенных). Остальные вполне толерантны к тому, что государство  владеет и распоряжается активами в данных секторах. Опять же доминацию в экономике госпредприятий частники с трудом связывают с дискриминацией частного бизнеса. Так что сам белорусский бизнес санкционирует и терпимо относится к тем формам деятельности государства, которые создают для него наибольшие проблемы.
    Оптимистично то, что в стране по-прежнему сохраняется большой спрос на предпринимательскую деятельность. 17% однозначно хотят, чтобы их дети были в бизнесе. Еще 31,5% отвечают на этот вопрос «скорее да». Родители плохого своим детям не пожелают. Остается надеяться, что взрослые в ближайшие годы сумеют создать молодому поколению такие условия для коммерческой деятельности в Беларуси, в которых они будут думать о потенциале и конкурентоспособности своего бизнеса за счет своих ресурсов, а не за счет государственной холявы. В какой бы форме она не проявлялась. В противном случае самая перспективная белорусская молодежь будет реализовывать мечты родителей - предпринимателей в других странах.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!