Белорусская экономическая модель: идеи Д.М.Кейнса в эпоху глобализации

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусская экономическая модель - "социально ориентированная рыночная экономика"* - представляет особый интерес для анализа по ряду причин.
Интерес вызывают серьезные, принципиальные различия как в официальных политэкономических оценках, так и в самих моделях в России и в Беларуси: белорусское руководство уверено в правильности выбранного пути, а весьма ответственные официальные лица Российского союзного государства уверены в "разнонаправленном развитии" двух стран.
Это вызывает  резко противоположные политические оценки  как в стране, так и за рубежом: от восхваления официальной пропагандой - до безысходной критики оппозиционными СМИ, постоянно предрекающими кризисы и коллапсы.
Как же разобраться в столь противоречивых оценках?
Главные официальные положения этой модели: сильное  государственное регулирование, преобладание государственной собственности, государственное прогнозирование (планирование) и социальная ориентация экономики***.
 

1. Теоретическая база  постсоциализма Теоретической основой белоруской модели официальные экономисты-теоретики чаще наказывают кейнсианство, ссылаясь при этом на опыт Франклина Делано Рузвельта и на его "новый курс" по выведению США из Великой депрессии.
В 1994г. президентская команда стремилась всеми доступными и известными средствами стимулировать экономический рост. Неолиберальные теории не подходили по политическим причинам.
Так на смену марксизму и социализму пришло "стихийное кейнсианство". Теоретическая и практическая проблема состояла в том, чтобы идеи английского лорда и американского президента корректно приложить к нерыночной постсоциалистической среде.
Напомним основные наиболее популярные положения кейнсианства. Строго говоря, авторство самого Д.М.Кейнса в ряде случаев весьма сомнительно. Напр., немецкий банкир и экономист Альберт Хан (Albert Hahn) в своей статье "Континентальное европейское докейнсианство" привел свыше 30 случаев копирования Кейнсом одной из его работ, написанной в 1920г., т.е. за 16 лет до известнейшего труда английского лорда; кстати А.Хан отказался от своих же идей, так как не смог найти эмпирических доказательств. Но чистота теории и ее авторство в данном случае - не наша проблема.
Лорд  Д.Кейнс в целом был настроен против системы рыночной саморегуляции, выступал за усиление государственного управления.
Денежная и кредитная эмиссия, дефицитный бюджет, инфляция для "разогрева" кризисной экономики. Р.Кейнс считал возможным печатать деньги без товарного или золотого покрытия.
Обеспечение полной занятости на основе общественных работ, высоких налогов (почти конфискационных - до 95% в Англии тех лет) и уже упоминавшейся денежной эмиссии, инфляции.
Вслед за положением о полной занятости в Англии и в США в 30-е годы последовали меры правительства по серьезному расширению прав профсоюзов, дабы снять социальное напряжение и просоциалистические симпатии, а также содействовать повышению зарплаты рабочих и улучшению условий их труда путем давления на предпринимателей-капиталистов. Это также расширяло совокупный спрос.
Очень большое значение имеют идеи Кейнса о желательности национализации промышленности и о связанной с этим "концентрации" и "канализации" инвестиций через решения госорганов. Лорд считал, что объем желаемых инвестиций правительству подсчитать очень просто, но частники - капиталисты не любят расставаться со своими деньгами и почему-то не всегда выполняют социальные функции. Но в белорусской модели пошли дальше. Размер бюджетного дефицита - около 1,5%, внешний государственный долг также весьма невелик, что само по себе является несомненным достоинством экономической политики.
Очень популярными оказалось негативное отношение Кейнса к предпринимателям, спекулянтам, посредникам, финансистам. Лорду не нравилось, что они принимают решения "на основе математического расчета", а ему, никогда не рисковавшему своими деньгами, хотелось бы "спонтанного оптимизма", "интуиции"… Поэтому государство должно взять на себя функции руководства и организации инвестиционными процессами.
Лорду очень симпатична доклассическая трудовая теория стоимости, суть которой в том, что "все производится лишь трудом" - а не капиталом. Кейнс считал, что "нет социального оправдания проценту", т.е. стоимости денег, а потому почти с марксистской ненавистью относился к капиталу, к банкирам, финансистам, фондовым биржам и спекулянтам. Он предлагал упорядочить кредитно-денежную политику, подчинить ее  государственному управлению с целью полной занятости и социальной справедливости.
Конечно, далеко не все оригинальные идеи и изящные высказывания Д.Кейнса воплощены в белорусской модели или в других постсоветских странах с аналогичными постсоциалистическими подходами к решению экономических проблем. 2. Централизация Практически все важнейшие решения принимает Президент и он же очень доходчиво разъясняет свои решения населению в прямом телеэфире, что вызывает симпатии ("батька") у одних и раздражение - у других ("диктатор").
Президент понимает и открыто признает, что он часто занимается вопросами, которые должны решаться на более низком уровне, но он просто "вынужден" это делать по следующим соображениям:
- десять лет назад было необходимо "сильной рукой" выводить страну из кризиса и концентрировать в руках государства все ресурсы, разваленные и почти разворованные "демократией";
- опыт "либеральных реформ" и "шоковой терапии" в постсоветских странах (и в России) доказал свою ущербность, привел к взрывоопасной исключительно резкой  социальной дифференции в обществе, к формированию 10-20 олигархических кланов и к обнищанию половины населения;
- необходимо обеспечить экономическую и политическую безопасность, обороноспособность и независимость республики.
Оппозиция объясняет это проще - "авторитарный режим". 3. Государственная собственность - как основа белорусской полит-экономической и социально-экономической модели В Беларуси целенаправленно сохраняется очень высокая доля госсобственности. Госсектор представлен унитарными предприятиями, доминирующими в ключевых отраслях экономики (электроэнергетика, нефтепереработка, "оборонка", машиностроение, химическая промышленность), где доля государства превышает 80%. Кроме того, существуют смешанные акционерные общества с государственным контрольным пакетом акций. Лишь в торговле и в сфере бытового обслуживания доля приватизированных предприятий достигает 70%.
Считается, что в соседних странах самые "лакомые куски" когда-то общенародной собственности достались олигархам, а простые люди от грабительской приватизации не только ничего не выиграли, но лишь стали беднее.
Отношение к приватизации у Президента вполне логичное: "Зачем же я буду отдавать предприятие, которое эффективно работает? Пусть оно работает на народ, на бюджет"…
В Беларуси существует институт "золотой акции", поэтому государство юридически сохраняет право решающего голоса даже в тех АО, где государству принадлежит 1-2% акций. Правда, список таких предприятий, составленный правительством, невелик и включает около 30-40 предприятий.
За последние месяцы опробованы новые методы деприватизации:
- передача акций государству в обмен на льготные кредиты;
- пересмотр "неправильной" процедуры приватизации в начале 90-х годов;
- безвозмездная передача имущества акционированного предприятия государству и др. 4. Целенаправленная монополизация, точнее - резкое ограничение числа конкурентов посредством лицензирования экспорта-импорта превратилось в весьма существенный метод госуправления Цель - концентрация финансовых  потоков у ограниченного числа субъекктов хозяйствования, упразднение большого количества мелких негосударственных предприятий для "наведения порядка". Эта мера затрагивает прежде всего самые прибыльные отрасли: экспорт-импорт нефти и нефтепродуктов, экспорт-импорт рыбы, сахара, алкоголя, табака и т.д. 5. Государственное планирование считается важным средством проведения государственной экономической политики Наиболее серьезное значением имеет ежегодный Прогноз социально-экономического развития страны и Основные направления денежно-кредитной политики.
Прогноз развития народного хозяйства страны включает 16 основных макроэкономических показателей - от роста ВВП до роста средней зарплаты. Выполнение прогнозных показателей - не просто ориентир для правительства и отраслевых министерств, а плановое задание. Если какой-либо министр или директор не выполнит этот "прогноз", он может лишиться своего поста, что нередко происходит при подведении итогов в прямом телеэфире к восторгу зрителей.
Но народно-хозяйственные прогнозы в Беларуси нельзя в полной мере рассматривать как аналогию советских директивных планов. В СССР планировался не только рост производства, но и соответствующий сбыт продукции, а также ресурсы для этого производства (финансы, сырье, трудовые ресурсы). Так, если планировался рост производства тракторов на 10%, то соответствующие  средства по плану выделялись и тракторным заводам для их производства и колхозам для их приобретения. В этом была своя логика.
Сегодня планируется ("прогнозируется") только количественный рост промышленного и сельскохозяйственного производства, а проблемы сбыта и ресурсов предприятие обязано решать своими силами.
Это разумно и современно: во всех странах в какой-то степени применяют и планирование, и прогнозирование на различных уровнях.
Планирование является одним из элементов управления и в этом смысле его восстановление оказало некую мобилизующую и дисциплинирующую роль на сферу производства. Действительно, фактор элементарной дисциплины имеет серьезное значение на госпредприятиях постсоветского пространства. Когда предприятие производит конкурентоспособную продукцию и она активно продается - все хорошо и такая система прогнозирования (планирования) тоже хорошо работает. Но если у предприятия серьезные проблемы?  Напр., нет оборотных средств, плохое качество продукции или кризис на внешних рынках сбыта? Тогда директор такого предприятия стоит перед дилеммой: не выполнить план - и лишиться своего поста, или выполнить план - и отправить продукцию на склад. Перед частным предприятием и его хозяином такой дилеммы нет, а вот директор государственного предприятия руководствуется госпланом и должен прежде всего выпустить продукцию. Возможно, непроданную продукцию в будущем все-таки удастся как-то продать или обменять по бартеру (напр., на продукты питания для заводской столовой) или отдать своим же рабочим вместо зарплаты (в середине 90-х годов этот было обычной практикой, но сегодня такие случаи довольно редки).
Что дает такая схема выполнения плановых заданий? Во-первых, продукция все-таки производится, план выполняется, ВВП растет. Статистика ВВП и сферы производства учитывает не проданную продукцию, а произведенную. Во-вторых, рабочие таких проблемных предприятий все-таки получают зарплату, а не пособие по безработице. Нередки случаи, когда предприятия даже берут кредит для выплаты зарплаты, не дожидаясь реализации продукции, поскольку Президент требует не допускать задержки в выплате зарплаты, а план-прогноз требует ее регулярного повышения.
Такая ситуация иногда ведет к ухудшению финансового положения многих предприятий. Эти проблемы активно обсуждаются в прессе, на различных конференциях и совещаниях.
О методике прогнозирования. Об аналитическом уровне планирования говорит, напр., такое обстоятельство. В середине августа обсуждался очередной проект прогноза социально-экономического развития на 2005 г. Правительство предложило вариант: увеличить ВВП на 7,5-8%. Но Президент дал указание: надо дать 9-10%, надо лишь "окончательно подчистить все наши недочеты".
Самое интересное, что Президент - прав: российский рынок буквально "пухнет" от нефтедолларов и этот огромный спрос белорусские предприятия уже не полностью удовлетворяют. 6. Основные экономические показатели Итоги успешного развития белорусской экономики в первом полугодии 2004г. впечатляют. Промышленность выросла на 14,4%, инвестиции в основной капитал - на 21,7%, консолидированный бюджет за 5 месяцев выполнен с профицитом 1,8% ВВП. Экспорт вырос на 31,6%, импорт - на 28,6%. Даже сократились долги предприятий за энергоресурсы: с 3,3 трлн.руб. до 1,9 трлн.руб. (т.е. примерно с $ 1,6 млрд. до $ 0,9 млрд.), причем сокращение долгов произошло при росте цен на энергоносители. В прессе появились сравнения белорусской экономики с "молодым европейским тигром".
При таких макроэкономических успехах и бурном росте промышленности почему-то не уменьшается число убыточных предприятий. Убытки по промышленности в целом за последний год выросли на 80%! Растут, как и последние 6-7 лет, запасы готовой продукции и долги перед бюджетом. Остатки задолженности по выданным кредитам выросли за год на 54%.
Об эффективности роста ВВП и о затратности таковой модели роста говорят многие, напр., руководитель независимого авторитетного Аналитического центра "Стратегия" Л.Ф.Заико. В 2003г. для обеспечения роста ВВП на 5,3% страна затратила всех средств, в том числе валютных, на 30-33% больше, чем в предыдущем году! Этот в 6 раз больше, если сопоставить  с темпами. Можно ли это считать устойчивым развитием?.. А каждый работник реального сектора получил прибавку к своей реальной зарплате всего в 1,7%… Объемом закупок сырья, полуфабрикатов, оборудования и т.п. увеличился на 1/3, а персонифицированный прирост на каждого работника составил 1/58. Это означает убывающую эффективность экономики, как в последние годы СССР. Такой низкой эффективности не было давно, что отметил также Президент в свойственной ему яркой и резкой форме.
Чем же объяснить сосуществование столь различных тенденций в народном хозяйстве: бурный рост макроэкономических показателей и постоянно тяжелое финансовое положение многих и многих предприятий? Причем эти тенденции сосуществуют не один год.
Объяснить это можно тем, что в белорусском реальном секторе четко выделяются и сосуществуют две неравные части. Первая - это небольшая группа привилегированных предприятий, их насчитывается примерно 200-250, в том числе 90 крупнейших валообразующих предприятий в промышленности и 11 - в сельском хозяйстве. Эта сотня "флагманов в индустрии" обеспечивает примерно 60-65% ВВП и получает примерно 70-80% всех дотаций, субсидий, льгот: льготные кредиты, бюджетные дотации, льготное налогообложение, отсрочки по платежам в бюджет и т.п. За счет особого статуса они имеют реальную налоговую нагрузку на 10-15% ниже "остальных".
Вторая группа - малые и средние государственные и, конечно, все частные предприятия, общей численностью около 7000. Они практически не пользуются льготами, субсидиями, дотациями и т.п. Им не списывают долги, они покупают газ и электроэнергию по реальным рыночным ценам, платят налоги и штрафы по полной программе. Именно они на микроуровне  ухудшают очень положительные макроэкономические показатели, создают долги и убытки. Эти предприятия в нормальной рыночной среде уже были бы банкротами, но в Беларуси заблокирован институт банкротства. Что дает сохранение и существование неэффективных предприятий? Кроме проблем, долгов и убытков это дает высокую занятость населения - и надежду.
Работники получают зарплату и надеются на улучшение своего положения и положения предприятия. Со временем, действительно некоторые предприятия удается общими усилиями как-то "вытащить" из затянувшегося кризиса.  Имеет этот подход как плюсы, так и минусы. Главный аргумент в пользу такого избирательного, индивидуального подхода состоит в том, что успехи или неудачи крупнейших предприятий серьезно влияют на экономику, на ВВП всей страны. Крупнейшие предприятия обеспечивают занятость огромного количества рабочих и служащих, обеспечивают заказами большое число смежных предприятий. Крупнейшие предприятия дают основные поступления в бюджет, что позволяет финансировать социальную сферу: здравоохранение, образование, коммунальное хозяйство и т.п. Все это очевидно для всех стран, для всех политэкономических моделей, для всех форм собственности.
Независимые эксперты считают такой избирательный, индивидуальный подход, как минимум, недальновидным и бесперспективным. Так, Венгерское правительство выделило в 1995г. 14 "приоритетных" предприятий. Для них была создана специальная программа со всеми льготами, субсидиями и т.п. В особом режиме они проработали 3 года, но лишь два из них начали получать минимальную прибыль, а все остальные оказались убыточными. Позже все они были проданы, но такой эксперимент  обошелся венгерским налогоплательщикам около 3 млрд.дол. В Чехии и Польше на такие тепличные условия потрачены аналогичные суммы - и с аналогичным эффектом. В Японии в 50-60 годы такой же эксперимент принес интересные результаты: в лидеры национальной экономики и мирового хозяйства выбились лишь те отрасли, которые не были включены в "приоритетные" и, соответственно которые не пользовались льготами, а изначально работали в жестоких условиях рынка.
Сегодня в РБ продолжается тот же эксперимент. Возможно, он окажется более успешным, чем в других странах?
7. Аграрная политика Аграрная политика наиболее наглядно демонстрирует соотношение различных приоритетов (социальных, политических, экономических) и методов (административных, морально-пропагандистских, экономических и др.) Так, основной документ в этой сфере - Республиканская программа повышения эффективности АПК на 2000-2005гг. - определяет стратегической целью агросектора АПК достижение и поддержание "продовольственной безопасности" страны, т.е. внутреннее производство должно обеспечивать 85% потребления по 9 важнейшим группам продуктов - зерну, картофелю, овощам, фруктам, растительному маслу, сахару, молоку, мясу, яйцам. Если эта задача решена, то все остальное - напр., экономическая эффективность - имеет второстепенное значение.
Программа предусматривает, что аграрный сектор достигнет самоокупаемости с 2005г., а пока примерно 60-65% предприятий убыточны.
В основе механизма функционирования аграрного сектора, как и в годы СССР, различные субсидии, дотации, льготы и т.п. По оценкам специалистов, всего в АПК применяется примерно 30 прямых и косвенных субсидий. Общий объем средств этой господержки оценивается в размере 3-4% ВВП, или 10-12% консолидированного бюджета. Но в бюджете отражаются отнюдь не все средства и методы. Перечень лишь основных видов сельхозсубсидий включает:
- прямые расходы из госбюджета (статья "расходы на сельское хозяйство", средства республиканского и местных фондов стабилизации экономики производителей сельхозпродукции и продовольствия);
- кредиты по заниженным ставкам (до 2001г. выдавались Нацбанком, ниже - коммерческими банками);
- списание долгов сельхозпредприятий;
- налоговые льготы;
- более низкие, чем для других отраслей цены на горюче-смазочные материалы, электричество и топливо, на некоторые средства производства;
- неденежные трансферты и спонсорская помощь от других секторов экономики.
Зачем же долгие годы сохранять такие убыточные хозяйства и схемы? Дело в том, что колхозы и совхозы в СССР всегда являлись не только производственными единицами, но и разновидностью местной администрации и даже в какой-то степени общины или израильского кибуца. Так, колхозы (совхозы) создавали и поддерживали за счет своих средств более или менее развитую социальную инфраструктуру: больницы, детские сады и ясли, школы, жилищно-коммунальное хозяйство и т.п. Госбюджет не справлялся с этими задачами и в богатых крупных хозяйствах удавалось обеспечивать весьма высокий уровень жизни работников. Такая же схема существовала и существует в промышленности, где крупнейшие  заводы фактически создавали вокруг себя города и поселки.
В настоящее время в Беларуси происходит реформа аграрного сектора. Бывшие колхозы и совхозы объединены в агрохолдинги, в агропредприятия, но они по-прежнему выполняют также непрофильные, но необходимые населению социальные функции. Это - главная причина сохранения и очень медленного реформирования агросектора: ликвидация крупных хозяйств фактически приведет к разрушению социальной сферы. Кроме того, даже убыточные предприятия все-таки производят продукцию и обеспечивают продовольственную безопасность страны. Наконец, в селах живут и работают избиратели, причем сельские жители всегда очень активно участвуют в выборах и предсказуемо голосуют.
Сложившаяся система субсидий приносит участникам как прибыль, так и убытки. Нельзя сказать, однозначно, кто и сколько получает или теряет. Во многих странах аграрный сектор получает субсидии и как-то поддерживается государством. Особенностью белорусской модели на сегодняшний день является то, что субсидии выделяются вне зависимости от результатов работы. Субсидии направлены не на повышение эффективности работы или качества продукции, а на поддержку села и сельского населения, на поддержку сельского хозяйства вообще, на сохранение крупных производственных предприятий и коллективов, которые легко, в отличие от фермеров, подчиняются госуправлению. По расчетам специалистов, размер субсидий на одного занятого в отрасли превышает его среднюю годовую зарплату. Фонд заработной платы многих сельхозпредприятий очень существенно превышает объем производимой ими товарной продукции.
Президент самое пристальное внимание уделяет сельскому хозяйству, лично инспектирует предприятия, поля и фермы, контролирует и дает указания. Периодически в прямом  радио- и телеэфире устраиваются селекторные совещания с руководителями министерств, регионов, предприятий. Резкая критика в адрес правительства, местных властей и других начальников, которую может позволить Президент, очень нравится простым труженикам, особенно на селе. Напр., в начале августа в адрес правительства прозвучало: "Вы работаете на уровне разваленного колхоза. Вас тоже надо приватизировать и частнику отдать". Действительно, именно за такого руководителя они голосовали и будут голосовать. 8. Рост ВВП в 2003-2004 годах Наиболее успешны - последние 2-3 года. Особенно благоприятны итоги 2003-2004 гг. Мрачные прошлогодние прогнозы не оправдались. "Крах" или "финал" белорусской модели опять откладывается, хотя оппозиция ожидает его уже несколько лет. В чем причины?.. Торжество идей Д.Кейнса? 
За 5 месяцев 2004г. доходы консолидированного бюджета выросли (по сравнению с тем же периодом прошлого года) на 86,9%, расходы - на 81,6%! Этот беспрецедентный рост не был запланирован ни правительством, ни Минфином. Высокий спрос российского рынка, "распухшего" от нефтедолларов, растущие мировые цены на энергоресурсы являются мощнейшим реальным стимулом для роста белорусского ВВП. Можно сказать, что этот рост является следствием правильной экономической политики.
Беларусь является крупным экспортером нефтепродуктов и в полной мере использует крайне выгодную конъюнктуру. То обстоятельство, что эти крупнейшие предприятия - впрочем, как и другие, - принадлежат государству, лишь способствует пополнению госбюджета и служит дополнительным аргументом в пользу избранной экономической модели. Зависимость бюджета РБ от нефтяного рынка, как оказалось, огромна. Экономический бум последних 18 месяцев имеет резкий запах нефти. А если к нефтяному сектору добавить предприятия, продающие газ и электроэнергию, то получим почти 20% налоговых поступлений в бюджет. Уместно вспомнить, что энергоресурсы Беларусь получает из России по льготным ценам, а перепродает - по мировым.
Есть еще ряд предприятий, которые прямо не зависят от нефтедолларов, но ориентация на бурно растущие российский и китайский рынки также обеспечивает их выгодными заказами.
Таким образом, три-четыре десятка предприятий формируют хребет белорусского народно-хозяйственного комплекса. Эти предприятия, их проблемы и возможности хорошо известны.
Нужны ли структурные реформы?.. Благоприятные внешние факторы на рынках основных партнеров - Россия, СНГ, Китая - не подталкивают к переменам.
9. Социальная ориентация белорусской модели весьма очевидна, что наглядно проявляется в следующем: сравнительно высокая зарплата (для СНГ); очень высокая пенсия (конечно, по понятиям СНГ); низкий уровень безработицы; сравнительно невысокие тарифы и цены на жилищно-коммунальные услуги.
Зарплата и пенсии являются предметом государственного планирования: соответствующие показатели ежегодно рассматриваются руководством и включаются в государственный Прогноз (то есть план) социально-экономического развития страны. Президент лично контролирует эти вопросы и крайне жестко подходит к случаям несвоевременной выплаты зарплаты, особенно на селе. Так, многие руководители, включая премьер-министра Г.Новицкого, лишились своих постов за невыполнение плановых показателей.
Конечно, политика поддержания и постоянного повышения зарплат и пенсий имеет огромное социальное, политическое, экономическое значение. Социальный смысл понятен: люди живут лучше, причем белорусским пенсионерам завидуют прежде всего украинские пенсионеры и многие российские. Пенсия на Украине - около 30-40 долл., в Беларуси - около 80-90 долл.
Политический смысл такой политики вообще очевиден: за Президента охотно голосуют многие, особенно пенсионеры и низкооплачиваемые категории, прежде всего - на селе.
Но экономические последствия довольно противоречивы. Высокие доходы, конечно стимулируют спрос, растет товарооборот, растет промышленность. Но спрос растет прежде всего на импортные бытовые товары: белорусская государственная крупная промышленность многую "мелочь" не производит (игрушки, цветы, сувениры, дешевая электроника и т.п.). На потребительском рынке частные торговцы в изобилии предлагают импортный ширпотреб из Турции, Польши, Китая, где они также в изобилии и по низким ценам производятся малыми частными предприятиями.
На отдых белорусы предпочитают ездить на юг, за рубеж: Украина, Россия, Турция и т.п. Конечно, причина - в климате, но не только. В Беларуси крайне неразвит ни частный, ни тем более государственный туристический бизнес. У государства нет денег, у частника - свободы. Централизованное планирование повышения зарплаты ложится очень серьезным бременем на предприятия. Хорошо, если предприятие имеет современное оборудование, постоянно повышает производительность труда, расширяет сбыт и т.п. Но таких - единицы, а поднимать зарплату обязаны все: правительство регулярно пересматривает и повышает так называемую "базовую ставку", которую все работодатели обязаны брать за основу при исчислении зарплаты.  Кроме того, предприятие обязано платить очень высокий налог на фонд оплаты труда - до 60%, что в сумме превращается в очень большие расходы.
Рост зарплаты означает рост себестоимости продукции и, часто, при прежнем ее качестве. Это ведет к утрате конкурентных позиций белорусских товаров на ближайших рынках, в том числе на своем собственном. Довольно многие импортные товары из России, из Украины  существенно дешевле.
Эта проблема хорошо известна и экономистам, и промышленникам, и власти. На вопрос "что делать?" правительство правильно отвечает: искать внутренние резервы. И все ищут. Но не все находят… Хозяйственники прежде всего требуют налоговых льгот, субсидий, льготных кредитов, а также введения протекционных мер по "защите отечественного рынка" от импорта и по "защите интересов отечественного производителя" от конкуренции иностранных фирм и немногих отечественных частных предпринимателей. Правительство эти льготы дает и протекционистские меры вводит - иначе просто нельзя, это будет другая политэкономическая модель… Именно поэтому до сих пор нет полноценного Таможенного союза с Россией и нет зоны свободной торговли с Украиной и с другими странами СНГ, тем более что в других странах - примерно такие же политэкономические системы.
"Полная занятость" работоспособного населения достигается следующими мерами:
- поддержание и даже наращивание ВВП и объемов производства всеми средствами, в том числе - практически до 2000г. - за счет кредитной и денежной эмиссии;
- поддержка и сохранение всеми средствами убыточных и хронически мало эффективных предприятий, включая сельское хозяйство;
- разносторонняя государственная поддержка жилищного строительства;
реализация крупных государственных проектов в социальной сфере (аналог "общественных работ" в других странах); Национальная библиотека, ледовые дворцы,  благоустройство городов и т.п.
Эти меры можно считать классическими для многих стран с различными политэкономическими системами. Оппозиция нередко иронизирует по этому поводу, но на то и существует оппозиция.
Хуже другое - существует такое явление как "скрытая безработица" и частичная или неполная занятость. По некоторым оценкам, скрытая безработица достигает 25-30%. Как относится к скрытой безработице - это вопрос политического выбора. Если Президент не хочет отправлять на улицу или на биржу труда дополнительно 10-20% нынешних работников - это что, популизм или социальная и политическая ответственность перед обществом?..
Но в целом Беларусь занимает довольно высокие позиции в рейтинге стран мира и СНГ по индексу человеческого развития* - примерно 50-60 среди 170 стран мира (в разные годы). Власть говорит - "Это результат правильной политики") оппозиция говорит - "Это остатки СССР".
Социальная функция крупных государственных предприятий. Со времен СССР крупнейшие предприятия выполняют социальные и градообразующие функции: обязаны создавать и содержать детские сады и ясли, общежития, теплоцентрали, жилищно-коммунальное хозяйство. В России приватизированные предприятия, главным образом, отказались от этих непрофильных и неприбыльных функций. Детские сады, коммунальное хозяйство и др. были переданы местным органам власти с их, разумеется, небогатыми бюджетами, что во многих небольших городах привело практически к разрушению социальной сферы.
В Белоруссии многие предприятия по-прежнему выполняют непрофильные социальные функции, что ухудшает их финансово-экономические показатели, но сохраняет сравнительно высокий уровень социального и коммунально-бытового обслуживания как работников предприятия, так и всех жителей данного города или района. Местные органы власти далеко не везде могут обеспечить содержание данных объектов на приемлемом уровне.
10. Интеграция с Россией может рассматриваться как своего рода индикатор - степени готовности белорусской модели к интеграции в мировое хозяйство, конкурентоспособному участию РБ в процессах глобализации.
За последние 1-2 года отношение Российского руководства к СНГ заметно изменилось не только на словах, но и на деле, Россия предпринимает довольно серьезные меры по созданию долговременных условий и структур для экономической интеграции. Прежде всего это относится к Единому экономическому пространству (ЕЭП), которое включает Беларусь, Казахстан, Россию, Украину. ЕЭП рассматривается как некая аналогия и/или альтернатива Евросоюзу, причем Россия не только демонстрирует политическую волю и настойчивость, но и также готовность и способность оплачивать  эту волю.
Так, с 01.01.2005г. российский экспорт нефти и газа в страны ЕЭП будет приносить доход в их бюджеты: Россия переходит на принцип взимания НДС по стране назначения. В результате Беларусь будет получать около $ 300 млн. ежегодно. Вообще-то в мировой практике взимание НДС с экспорта не применяется. Но международные правила уплаты НДС не распространялись на торговлю нефтью и газом, поскольку и Украина, и Беларусь получали энергоресурсы не по мировым, а по льготным ценам. Таким образом, НДС при экспорте российских энергоносителей оставался в российском бюджете, что несколько сглаживало  эффект от торговли по льготным ценам. Белорусское руководство, конечно, возражало, но российская позиция была, в общем-то, логичной: "поскольку Россия и Беларусь представляют собой "союзное государство", то применение международного принципа взимания НДС не оправдано". Сегодня Россия готова по-прежнему продавать нефть и газ по льготным ценам, а также фактически отказаться от взимания НДС при экспорте, что дает экономию союзникам по ЕЭП.
Поэтому реально с участием Беларуси в СНГ можно ожидать создания зоны свободной торговли и / или таможенного союза в рамках ЕЭП. Возможно отдельное вступление в ВТО каждого из участников ЕЭП, но Беларусь выступает за совместное вступление* всей четверки (в совместных переговорах "вес" и авторитет каждого участника возрастает.
Не ранее 2006г. следует ожидать введение российского рубля в Беларуси. Ранее по Договору о создании Союзного государства фигурировала другая дата - 01.01.2005г. Новый срок очень хорошо соответствует дате референдума и очередных президентских выборов (2006г.).
Что даст российский рубль Беларуси, белорусской экономической модели и ее автору? Эта проблема давно и активно обсуждается, но решение о референдуме многое проясняет.  Самое главное: введение российского рубля будет означать нечто типа дополнительной и значительной эмиссии довольно крепкой валюты восточного гиганта (около 1,5-2 млрд.долл.). Россия предлагает условия, от которых трудно отказаться.

11. Устойчивое, сбалансированное развитие кейнсианской постсоветской модели, (понимаемое как ее имманентная способность к бескризисному саморазвитию и саморегуляции) весьма проблематично. В Беларуси практически не развиты такие  рыночные институциональные предпосылки и структуры, которые обеспечивают такое развитие и саморазвитие: фондовый рынок, институт банкротства, частная собственность и свобода экономического поведения собственников. Развитие этих предпосылок и структур начиналось 11-12 лет назад, но позже было приостановлено или ограничено. Программа устойчивого развития есть, но институциональные рыночные структуры пока не отражены.
Возможно, жесткая управляемая из единого центра белорусская модель, предназначена лишь для выхода из кризиса, как и "новый курс" Ф.Д.Рузвельта? Возможно, тем более, что мы живем в неспокойном мире, очень щедром на кризисы.
Идеи Д.М.Кейнса в эпоху глобализации препятствуют интеграции постсоветских стран в мировое хозяйство. Административное вмешательство правительства (протекционизм, ограничения свободы экономического поведения, ограничения на рынке ценных бумагах, льготы и субсидии) создает квазирыночные условия, весьма отличные от мировой экономики. Хорошо это или плохо?  Это вопрос политического выбора.
Разумеется, внешняя торговля вполне возможна, о чем говорит ее хорошая динамика, но торговля - это еще не интеграция.

12. Перспективы
Некоторые изменения в экономической модели объективно неизбежны в ближайшее время. Во-первых, государство просто не имеет возможности продолжать политику субсидий и льгот в прежних масштабах. Это находит отражение в новой аграрной программе по передаче хронически убыточных колхозов фермерам, фирмам, организациям, учреждениям за символическую плату. Во-вторых, давно назрела необходимость серьезной либерализации частного бизнеса: сегодня он просто уходит "в тень" или за границу и вообще не платит налоги. Только малый бизнес может серьезно содействовать разрешению проблем безработицы, особенно в регионах.
Следует ожидать также некоторого снижения налоговой нагрузки, что связно с необходимостью повышения конкурентоспособности белорусских товаров, с интеграционными процессами в рамках Единого Экономического пространства, а также с вероятным введением российского рубля с 01.01.2006г. (В России общий уровень  налоговых изъятий составляет около 33,5% ВВП, в Беларуси - на 10 процентных пунктов выше. Сегодня эта разница сглаживается во внешней торговле низким курсом белорусского рубля, но введение единой валюты упразднит валютный, курсовой фактор конкурентоспособности.)
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!