Как стать звездой

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Обрести национальную культурную и политическую идентичность крайне сложно. Этот процесс идет десятилетиями. Не менее сложно определиться с экономической идентичностью страны. Кто мы, страна тракторов и телевизоров, калийных удобрений и шин, древесины и тушенки? Вопрос далеко не такой праздный, как кажется на первый взгляд. Как в жизни, в экономической самоидентификации важно не ставить телегу перед лошадью. Сначала мы должны создать свой уникальный набор формальных и неформальных институтов на микро и макроуровне. Потом появятся технологии, брэнды и репутация. Именно они будут определять мнение потребителей ЕС и России, США и Азии о правильности нашего выбора. Ярослав Романчук
 

Стройка начинается с фундамента, а не крыши В начале 1990-х переходные страны столкнулись с проблемой национальной экономической идентификации. Репутации надежных бизнес партнеров у государственных предприятий и новых частных компаний не было. Представления о защите прав собственности находились в зародышевом состоянии. Старая партийная номенклатура стала новой национальной бюрократией. Большинство старых брэндов ушли в небытие или были дискредитированы непрофессиональными менеджерами. Формирование новой экономической идентичности надо было начинать с нейтрализации старой. При этом большинство полисимейкеров никак не могли принять простую мысль: прошло время назначения товарных точек роста на микроуровне. Смириться с тем, что инновациями, технологическими прорывами и даже стройками и с/х производством должны заниматься частные компании, а не чиновники, было крайне сложно. Национальную экономическую идентичность опять взялись «лепить» те, кто до этого долгие годы штамповал пятилетки и прогнозы развития на 20 лет вперед. Увлекшись эконометрическим моделированием, полисимейкеры напрочь забыли основу основ любой экономики – микроуровень, т. е. деловую среду. Практически ни одной из 27 постсоциалистических стран нашего региона не удалось таким образом решить проблему национальной экономической самоидентификации и одновременно создать конкурентную экономику.
    Когда предприниматель регистрирует бизнес, не думает о выполнении прогнозов правительства, а о получении прибыли. Когда крупная корпорация строит новый завод, ее руководство волнуют не административно обозначенные «точки роста», а мнение акционеров. Театр начинается с гардероба, а экономическая самоидентичность – с правил регистрации и ликвидации компании, защиты прав собственности и миноритарных акционеров, механизмов решения споров в суде и качества рынка труда, правил кредитования и банкротства. Для создания этих институтов самого высокого качества совсем не нужны кредиты МВФ или покровительство ТНК. Даже без членства в ВТО и различного рода союзах можно обойтись. Работа над деловым климатом – это исключительно внутреннее дело интеллектуальной элиты страны. Она своими руками по кирпичикам строит фундамент национальной экономики. Абсурдно в современном мире придумывать некий свой национальный кирпич или пользоваться низкотехнологическими стройматериалами 1950-х. Надо брать самые современные, надежные и доступные по цене кирпичи, блоки и другие строительные материалы. При этом неважно, где была придумана та или иная технология, впервые изготовлен тот или иной строительный материал. Главное, что он качественно выполняет свои функции. Как нам не нужен дом, который простоит 10 – 20 лет, так нам не нужен фундамент национальной экономической самоидентичности, который даст трещину через 2 – 3 года.

Наш экономический национализм
Глобальный мир ставит перед бедными транзитивными странами серьезные задачи и вызовы. Закроешься протекционистскими мерами – заставишь своих граждан переплачивать за товары и услуги, снизишь качество жизни. Откроешься и адаптируешь механически то, что многие принимают под лейблом «Запад» - растворишься в поп-культуре, сетях ТНК и консюмеризме. Где найти баланс? Нельзя дать четкий ответ на вопрос, в котором смысл кроется в агрегатных показателях, подлежащие вольной интерпретации. Гораздо проще делать выбор национальной политики, если речь идет о выборе конкретных институтов, законов, параметров деловой среды, механизмов защиты частной собственности.
Если мы хотим, чтобы в XXI веке Беларусь была современным, динамично развивающимся, конкурентным государством, чтобы ее граждане имели возможность реализовать свои права и свободы, чтобы они стали частью глобальной экономической и культурной системы. Мы должны интегрировать в свои новые общественные, правовые и экономические институты все то лучшее, что сегодня работает в мире, что показало свою эффективность в другие эпохи и времена. Как определить, что лучше, а что хуже? Достаточно внимательно работать с аналитическими докладами Всемирного банка, института CATO и Frazer, Economist Intelligence Unit и даже МВФ, следить за публикациями ведущих экономистов мира. Они помогают нам обрести нашу экономическую национальную идентичность. Опираясь на богатый опыт более 150 стран мира, мы может найти ответы на конкретные вопросы, не прибегая к жонглированию непонятными агрегатами и не аппелируя только к опыту социалистического строительства. Мы может создать свою, национальную деловую среду, которая интегрирует самые хорошие элементы глобальной экономики. Ни в характере, ни в интеллектуальных способностях, ни в психотипе белорусов нет ничего такого, чтобы бы было непреодолимым препятствием для интеграции правовых норм, которые создают рамки для полноценного развития свободного рынка и свободно общества в Беларуси.
    Что такое белорусская национальная экономическая модель XXI века в глобальной экономике, если мы говорим о деловом климате? Современная Беларусь – это страна, в которое регистрация предприятия должна проходить так, как сегодня в Австралии: всего две процедуры, выполнение которых занимает всего два дня. Это регистрация, как в Дании или Новой Зеландии. Датчане вообще ничего не платят за регистрацию, а предприниматели Новой Зеландии – всего 0,2% дохода на душу населения ($39). С них надо брать пример. Вход на рынок будет нашей национальной гордостью, когда регистрация будет, как в Уганде или Франции, где нет требования по обязательному минимальному уставному фонду. Их нет более ем в 40 стран мира – и ничего, права учредителей, акционеров и кредиторов защищаются.

Мультикультурализм в действии: бери все лучшее
Беларусь в глобальном мире – это страна с гибким рынком труда, как в Канаде, Гонконге или Ливане. Это страна, которая позволяет, как в Сингапур и США собственникам регулировать число занятых в своих компаниях. В Беларуси, как в Швеции или Дании надо разрешить работодателям увольнять рабочих, когда нет спроса на их продукцию. Для борьбы с бедностью важно разрешить принимать на работу студентов и даже старших школьников на договорную зарплату, восстановить институт подмастерья. Он показывает свою эффективность во многих странах Азии и Южной Америки.
    В наших национальных интересах иметь систему регистрации собственности, как в Норвегии или Швеции – всего одна процедура. Норвежскому предпринимателю зарегистрировать свои права можно за день, шведскому – за два. В целом по легкости регистрации собственности мы должны быть похожи на Новую Зеландию и Литву, которые смогли сделать лучшую в мире процедуру в данном конкретном сегменте делового климата. В точки зрения стоимости регистрации собственности, Беларусь делит с Новой Зеландией второе -  третье место в мире. Впереди нас – только Саудовская Аравия, которая вообще не берет денег за регистрацию. Беларусь только выиграет, если откажется от платы за регистрацию собственности.
    Наша страна должна перенять многое от Канады, Ирландии и Кореи с точки зрения регистрации частными бюро кредитов и предоставления кредитной информации. Ее наличие, составление списков надежных заемщиков и очищение от тех, кто привык «кидать», помогает стране стать богаче. С точки зрения создания института залога белорусы должны быть похожи на граждан Новой Зеландии или Голландии. В этих странах предприниматели тратят всего 0,02% и 0,03% от дохода на душу населения соответственно на создание залога. Наше законодательство о банкротстве должно походить на британское, гонконгское или сингапурское, потому что оно самым надежным способом защищает права кредиторов и позволяет быстро избавляться от инвестиционных ошибок.
С точки зрения защиты прав инвесторов и корпоративного управления Беларуси должна быть, как Канада, Израиль или Испания. В этих странах практически невозможно утаить факт наличия у гражданина собственности, особенно если он занимаешься политикой. Это важно для того, чтобы отследить, не лоббирует ли политик только свои шкурные интересы. Так зажигаются звезды С точки зрения эффективности судебной системы, мы должны брать пример с Австралии (выполнение только 11 процедур для принуждения к исполнению контракта), Греции или Туниса – 14 процедур. Именно Тунис показывает всему миру, как быстро суды должны рассматривать споры между кредиторами и заемщиками. При этом ислам им никак не мешает. В этой стране данная процедура длится всего 27 дней, в Голландии – 48 дней. В белорусском национальном характере должны быть элементы тунисского отношения к решению судебных споров. С точки зрения издержек по принуждению к выполнению контракта нам надо походить на Норвегию – всего 4,2% от стоимости долга или на Новую Зеландию – 4,8%.
Наконец, Беларусь в XXI веке должна закрывать бизнеса и проводить процедуру банкротства, как Япония. В этой стране после закрытия бизнеса кредитор получает 92 центра США с каждого заинвестированного доллара. Хорошими примерами являются также Сингапур (91 цент) и Финляндия (90 центов). С точки зрения времени прохождения через процедуру банкротства Беларусь должна быть, как Ирландия или Япония. Эти страны быстрее всех в мире ликвидируют бизнесы, позволяя предпринимателям концентрироваться на реализации бизнес-планов в будущем, а не тратить деньги и время на ошибках прошлого.
    Вот такой должна быть экономическая идентичность Беларуси. В интеграции вышеперечисленных элементов деловой среды должен проявиться наш национализм и патриотизм. Лишь отдельные переходные страны начали комплексно применять эти правила – и сразу стали богатеть и стремительно расти. Национальный дух наследников Ф. Скарыны и К. Калиновского наверняка укрепят низкие налоги, мультивалютность и нулевой средневзвешенный тариф на внешнюю торговлю. Если мы создадим такую среду для развития предпринимательского потенциала людей на территории нашей страны, белорусы они или иностранцы, Беларусь наверняка станет звездой экономического развития XXI века.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!