Индикатор перемен

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Ожесточенные споры о том, где находится географический центр Европы, ведут представители Беларуси, Литвы и Украины. Литва преуспела в интеграции и стала частью Европы, вступив в Европейский Союз. Украина интенсивно лоббирует свои интересы в европейских организациях, старается работать со стратегическими инвесторами. Только руководство Беларуси все еще думает, что можно сохранить государственную доминацию в экономике, получая деньги иностранных инвесторов. Такой подход к сотрудничеству не разделяют не только представители ведущих ТНК Европы и мира, но даже более сговорчивые россияне. Нам говорят, что правительство проводит разновекторную внешнюю политику. Чтобы проверить данный тезис, надо найти одну верную примету: очереди в белорусских посольствах руководителей динамичных европейских корпораций – к цивилизованной интеграции Беларуси в Европу. Кулуарные переговоры с неизвестными бизнесменами третьих стран – к прихватизации. Ярослав Романчук
 

Не усвоенные уроки для белорусских строителей и банкиров В поисках выхода из системного экономического кризиса правительству Беларуси следовало бы обратиться к лидерам европейского бизнеса, к их бесценному опыту и знаниям. Чему мы можем от них поучиться? Появление в аэропорту «Минск-2» Джеймса Кросби обрадовало бы не только П. Прокоповича и Л. Ермакову, но и сотни тысяч вкладчиков и предпринимателей Беларуси, и, конечно строителей. 46-летний банкир возглавляет одну из самую динамично развивающуюся организаций  Европы 2003 года - Halifax Bank of Scotland (HBOS) с объемом продаж ? 30.3 млрд. и чистой прибылью ? 2.9 млрд. Главный управляющий HBOS преуспел в выдаче кредитов под залог на строительство жилья и объектов недвижимости. И никаких кредитов Национального банка. Г-н Кросби мог бы преподнести белорусскому руководству ценные уроки по управлению активами, работе на финансовом рынке и успешной конкуренции с титанами банковского бизнеса британскими Lloyds TSB and Barclays. Но, к сожалению, ведущий предприниматель Европы 2003 года не обращается в белорусское посольство за визой. Опыт, связи и деньги таких людей в нашей стране пока не востребованы. Делать бизнес вне Беларуси предпочитает и генеральный менеджер еще одного европейского лидера Glaxo-Smithkline (GSK) 55-летний Жан Пьер Гарнье. Руководитель одного из лидеров мирового рынка с объемом годовых продаж ?31.9 млрд. и чистой прибылью ?5.9 млрд. вряд ли подозревает о существовании в Беларуси заводов, которые выпускают лекарства и которые с удовольствием бы сотрудничали с Glaxo-Smithkline. Стабильные доходы для GSK обеспечивает постоянные инвестиции в науку и разработку новых лекарств. Хитом сезона 2002 – 2003 стали два антидепрессанта Paxil и Welbutrin. Акционеры GSK  довольны тем, что Ж. Гарнье убедил их вложить деньги в 6 научных центров по разработке лекарств против различных групп болезней. Белорусским властям, наверняка, интересно было бы послушать, как в чрезвычайно конкурентной среде можно удерживать 7% мирового рынка лекарств по рецепту, какова мотивация частной фирмы развивать науку на уровне университетов и научных лабораторий. Но в Беларусь не то, что Гарнье, даже Брынцалова не зазовешь.

Их не ждали – они ворвались
Трудно понять, почему министерство промышленности РБ и Управления делами президента не приглашают в гости 39-летнего Жана Доминика Комолли, генерального менеджера еще одного европейского лидера – компании Altadis с годовым оборотом ?9 млрд. и объемом чистой прибыли ?435.2 млн. Этот агрессивный, чрезвычайно целеустремленный предприниматель бросил вызов не какой-то мелочевке, а гигантам табачного бизнеса. Его также никто не ждал и не создавал льготные условия. Удачно проведя слияние испанской табачной компании Tabacalera и французской Seita, Ж. Комолли и еще один директор компании Пабло Исла, решились на кардинальную реструктуризацию бизнеса. Они уволили 9% рабочей силы, закрыли 8 из 17 заводов и открыли две суперсовременные производства. Благодаря удачному маркетингу компания серьезно потеснила конкурентов на новых рынках. Она продает сигареты Gauloises. И это вопреки высоким налогам на табачные изделия, поделенному рынку и устойчивым вкусам потребителей. Так из состояния близкого к корпоративному кризису Altadis стал третьим по величине производителем сигарет в Европе и мировым лидером по производству сигар, в том числе таких марок, как Montecristo и Romeo y Julieta. В начале лета Жан Комолли сумел обыграть грантов табачного рынка British American Tobacco и Altria в борьбе за покупку марокканской компании Rйgie des Tabacs. Эта победа обеспечивает Алтадису прекрасные стартовые условия для экспансии на африканский рынок. А в это время Гродненская табачная фабрика и другие производители сигарет Беларуси осмысливают свою стратегию развития под руководством чиновников из Управления делами президента и Минсельхозпрода. С таким подходом наших производителей уж точно на внешних рынках никто не ждет. При системном кризисе, ломке структуры экономики за советом надо обращаться не к бывшим сотрудникам Госплана и Госснаба, марксистам из государственных вузов, а к людям типа Жана Комолли. На привлечение внимания таких людей к нашей стране должен работать МИД. Вместо этого мы наблюдаем имитацию восточно-славянского лидерство.

Из семейного бизнеса - в ТНК
Белорусские власти часто ссылаются на достижения шведского социализма. При этом советоваться, тем более договариваться с лидерами шведского бизнеса они почему-то не хотят. Общеизвестны проблемы легкой промышленности Беларуси. Она скорее мертва, чем жива. Новое руководство не придумало ничего иного, как требовать введения торговых барьеров на импорт, дешевых кредитов и массу других протекционистских штучек. К сожалению, к опыту руководителя шведской корпорации Hennes & Mauritz (H&M) с годовым оборотом ?5 млрд. и чистым доходом ?621.1 58-летнего датчанина Ролфа Эриксена из Беларуси никто не обратился. А ведь этот немолодой предприниматель утер нос многим коллегам и вошел в десятку ведущих менеджеров Европы 2003 года. Несмотря на слабый потребительский спрос, рецессию в Европе, Эриксен сумел увеличить чистую прибыль компании в 2002 г. на 49%. Компания H&M начинала, как небольшой магазин женской одежды в 1947 году. Сегодня это одна из самых привлекательных сетей по продаже одежды в мире. В нее входят 893 магазина в 17 странах. И нет над ним никакого Беллегпрома, Министерства промышленности или Минэкономики, которое определяет сбытовую или ценовую политику. Ценнейшим достоянием H&M является ее команда 95 дизайнеров. Они в состоянии пройти путь от замысла, идеи нового фасона одежды до его производства за три недели. Сокращение издержек идет за счет размещения заказов на 900 фабриках в разных странах мира, в том числе в Бангладеше, Китае и Турции. А в это время белорусские предприятия легкой промышленности рассуждают о несправедливости рынка и жалуются, что их нигде никто не ждет. Так работает глобализация, в которой выигрывают и рабочие в бедных странах, и предприниматели Европы, и акционеры H&M, и, конечно, потребители. Беларусь так медленно реагирует на происходящее в мире, что именно про ее руководство пора складывать анекдоты, а не про «горячих эстонских парней». Да, с Ролфом Эриксеном идеологию белорусского государства не обсудишь, а вот получить от него ценнейшие советы по реструктуризации промышленности, по реализации совместных проектов, конечно, можно. Только вот «золотая акция» железно блокирует вход на белорусский рынок перспективных компаний. К сожалению, имя динамичного датчанина, как десятков его коллег по бизнесу в Европе, не известно полисимейкерам Беларуси. Когда представление о рыночной экономике складывается на основе знаний о деятельности Березовском, Абрамовиче или Дерипаске, то, разумеется, можно возненавидеть либерализм. Если считать свой муравейник центром вселенной, то риск совершения экономических и политических ошибок резко возрастает. МИД Беларуси, который должен быть ушами и глазами правительства, явно не справляется со своей функцией. Боясь разгневать идеологических патронов, мидовцы не могут показать, какие процессы реально проходят в Европе.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!