Палата в ОБСЕ. А Беларусь?

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Пасмурный, слегка морозный день 20 февраля 2003 года наверняка войдет в историю белорусской внешней политики. В 9.50 утра в результате голосования на Постоянном комитете Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Палата представителей стала членом данной международной организации. Шесть лет ПП НС безрезультатно обвала пороги ОБСЕ. Сначала место оставалось за Верховным Советом 13-го созыва. Затем на протяжении более двух лет в отношении РБ проводилась политика «пустого кресла», когда ни власти, ни оппозиция не имели права голоса на заседаниях ПА ОБСЕ. И вот на прошлой неделе в результате реализации сложных и запутанных схем с участием целого ряда парламентариев Европы делегация ПП НС во главе с В. Коноплевым принимала поздравления. Данное событие отражает не только суть отношений Европы, США и стран СНГ к Беларуси, но и указывает на многие, часто тревожные закономерности в мировой внешней политике. Ярослав Романчук
 

Ассамблея сопротивлялась, как могла Для посвященных в перипетии отношений между ОБСЕ и властями Беларуси такое решение не было неожиданностью. Еще в январе 2003 г. мы сообщали, что вопрос о статусе Палаты был практически решен. Это вытекало из характера дискуссий по белорусскому вопросу на Берлинской сессии ПА ОБСЕ в июле 2002 года, из процедурной нормы, согласно которой по месту национальной делегации парламента не может быть голосования (оно занимается практически по умолчанию), а также от усталости Европы бесконечно решать «белорусский вопрос». На характер голосования, безусловно, оказало влияние открытие Офиса ОБСЕ в Минске, которое в докладе ПА ОБСЕ в разделе «Разрешение конфликтов» расценивается, как шаг, который «существенно улучшил отношения между ОБСЕ и Беларусью». Российская делегация, ведомая другом А. Лукашенко Геннадием Селезневым, дошла до состояния выдвижения руководству ПА ОБСЕ ультиматума: либо примете Палату представителей в Ассамблею, либо мы заблокируем ее деятельность из-за несоблюдения правил своей собственной процедуры. Перед началом дискуссии С. Оливер еще раз пояснил, как будет проходить голосование. Чтобы прошло предложение делегации США отложить рассмотрение вопроса о предоставлении места ПП НС в ПА ОБСЕ до лета, за него должны были проголосовать 2/3 национальных делегаций. За предложение Швеции не предоставлять места Палате в Ассамблее надо было бы получить «консенсус минус один». Уместно напомнить выдержки из Правил процедуры. В соответствии с Правилом 1.1. Ассамблея состоит из «членов парламентов, представляющих страны, подписавшие Хельсинский Заключительный акт (1975) и Парижскую хартию (1990) и участвующие в» ОБСЕ. Как сказано во «Внутреннем меморандуме», подготовленным секретариатом, «Правило 1.2. отсылает к Добавлению к Правилам процедуры, где дается перечень стран и количество представителей, которые эти страны могут направлять в Парламентскую ассамблею ОБСЕ. Беларусь удовлетворяет требованиям Правила 1.1. и, как упоминается в Добавлении, может быть представлена шестью представителями. В этом контексте необходимо указать, что в соответствии с Правилом 1, качество выборов не является критерием членства». На зимнем заседании ПА ОБСЕ 2002 года была предпринята попытка изменить эту норму, но Постоянный комитет отклонил «поправку, предполагающую, чтобы только парламенты, избранные демократическим путем, могли быть представлены в Ассамблее». Тот факт, что Парламентская Ассамблея на протяжении 6 лет (2,5 года для Палаты нынешнего созыва) не предоставляла места Национальному собранию, говорит о том, что парламентарии не могли смириться с политической составляющей данной проблемы. С другой стороны, зачем стрелять в пианиста, который играет, как умеет? ОБСЕ не сидит на мешке с деньгами или на квотах по торговле дешевой нефтью. Ассамблея даже формально не имеет политического критерия в качестве барьера на членство в ней. Если правительство любой страны подписало Хельсинскую хартию и Парижскую декларацию, то ее законодательный орган автоматически становится членом ПА ОБСЕ. Принято считать, что ОБСЕ – это организация, которая занимается защитой прав и свобод человека, отстаиванием основ демократии. Как правило, отмечали представители Словении и Словакии на заседании Постоянного комитета, Ассамблея беззащитна перед авторитарными правительствами. По формальным правилам процедуры они могут быть ее членами, выступать под знаменем ОБСЕ, а при этом нарушать все, что можно. Белорусский case ярко выпятил слабость данной организации и заставил задуматься ее основных членов над ее будущим. Принять и забыть? Заседания началось в 8.30. На протяжении 40 минут делегаты выясняли вопрос, что произошло на Берлинской сессии по белорусского вопросу: был ли он отложен до данного заседания, либо же предстоит новая дискуссия по сути проблемы. Любительница правил процедуры Е. Мизулина пыталась уличить председателя Б. Джорджа чуть ли не в попытке обмануть уважаемое собрание. Тот же, предвидя такой поворот событий, попросил Генерального секретаря ПА ОБСЕ Оливера Спенсера подготовить специальный Меморандум, который разъяснял суть процедуры рассмотрения белорусского вопроса. В результате бессмысленных препирательств по смыслу слова «отсрочка, перерыв» (английское слово adjournment) дискуссия началась по предложенному секретариатом порядку. Сначала глава шведской делегации Тоне Тингсгард внесла предложение не представлять место делегации Палаты представителей. Затем председательствующий на заседании Постоянного комитета Б. Джордж открыл дискуссию, предоставив, для начала, слово главе рабочей группы по Беларуси Уте Цапф, которая недавно вернулась из Беларуси. Об откровениях немецкого депутата мы напишем чуть ниже. После ее шокирующего для многих присутствующих выступления воодушевились представители СНГ, ведомые Г. Селезневым. Казахстан, Украина, Молдова в один голос выступили за предоставление Палате места. Они посчитали выступление Цапф взвешенным и объективным. Эти страны получили мощную поддержку от немецкой делегации в лице Риты Зюсмут. Она твердо заявила, что процедурные вопросы для ОБСЕ имеют более важное значение, чем политические, поэтому Беларусь должна получить место. Немецкая делегация накануне провела совещание по белорусскому вопросу и решила на этот раз не нарушать Правила процедуры. К тому же, новый офис ОБСЕ и его глава Э. Хайкен – это также во многом немецкий проект. Германии было важнее обеспечить успешную работу Офиса в Минске, чем в очередной раз не замечать юридические аспекты проблемы. Известный защитник прав обездоленных английских шахтеров Т. Дэвис высказал мнение, что, не принимая Палату в ПА ОБСЕ, «мы наказывает не тех людей». Старый лейборист убежден, что после венской встречи ПП НС просто горы перевернет в борьбе за демократию Беларуси, права человека и свободу СМИ. Сами представители Палаты не однократно заявляли о том, что им для полного счастья не хватает только международного признания. После зимней сессии ПА ОБСЕ и рабочая группа Ассамблеи, и, в первую очередь, Палата должны будут показать миру, что они не зря сидят за одним столом с 55 странами мира, что она стремится стать полноценным парламентом. В итоге непродолжительной дискуссии предложение делегации США отложить рассмотрение белорусского вопроса было поставлено на голосование. 18 делегаций поддержали предложение американцев, 20 – выступили против и 5 воздержались. Поскольку предложение не получило 2/3 голосов, то ПП НС автоматически стала членом ПА ОБСЕ. Голосование показало целый ряд интересных закономерностей. Во-первых, евроатлатическое сообщество сильно расколото. Раньше страны- члены НАТО голосовали более – менее консолидировано. Сейчас проблема Ирака резко усилила антиамериканские настроения, особенно в Германии и Франции. Поэтому какой бы вопрос не поднимался, эти страны склонны к противодействию американской позиции. Во-вторых, четко наметились контуры «Новой» и «Старой» Европы. Новая Европа – это страны Центральной и Восточной Европы, кандидаты на вступление в ЕС поддерживают США. Старая Европа представлена, в первую очередь, Германией и Францией. Такой расклад получился и в голосовании по белорусскому вопросу. В-третьих, налицо отсутствие координации действий стран ЕС во внешней политике, а также между законодательной и исполнительной властью стран – членов ЕС. В докладе рабочей группы по результатам визита в Беларусь представлены позиции разных структур, с которыми встречались представители ОБСЕ. Вот точка зрения посольства, представляющего интересы ЕС: «Национальное собрание доказало, что оно является интересной структурой. Отдельные ее члены показали определенную смелость, поднимая потенциально опасные вопросы, такие, как исчезновение оппозиционных политиков. Однако данная структура в целом не является независимой. Было бы неразумно предоставлять место Национальному собранию в ПА ОБСЕ, особенно сейчас, когда политическая ситуация ухудшается». Получается, что парламентарии многих стран ЕС приняли глупое решение, игнорируя точку зрения европейского Союза. Очевидно, что кризисные явления внутри ЕС после вступления в него 10 новых членов в 2004 году будут еще интенсивнее.

Цапф, к сожалению, - среднестатистический европеец
Мы уже говорили о том, что глава рабочей группы по Беларуси Ута Цапф удивила многих участников заседания Постоянного Комитета. Даже будучи в Беларуси она выпячивала свою личную точку зрения на предмет членства Палаты в Ассамблее. Однако на итоговой пресс-конференции она практически убедила белорусскую публику, что при явном ухудшении политической ситуации, нарушениях прав человека и СМИ Палата статуса не получит. Выступление У. Цапф сильно отличалось от представленного Рабочей группой доклада (кстати, этот орган проголосовал против предоставления Палате статуса соотношением голосов три к двум). Среди негативных моментов Цапф отметила проблемы демократичности в кампании по проведению местных выборов, взаимоотношения лидеров оппозиции с властью, а также СМИ. По ее мнению, позитива в Беларуси гораздо больше, чем негатива. И оппозиция в Палате появилась, и «они [т.е. депутаты] стараются что-то делать», и офис ОБСЕ в Минске открылся. «Обе палаты интенсивно работают, чтобы расширить свои полномочия, чтобы получить право законодательной инициативы. Но высшая власть говорит нет... Отменен указ Лукашенко. Группа «Республика» пытается проводить самостоятельную политику. Ставится вопрос по исчезнувшим. Надеемся, что на уровне местных выборов будет прогресс. Очень активно работает российский посол. Есть и другие позитивные изменения». О какой «высшей» власти говорит госпожа Цапф? Наверно, она знает больше нас, раз считает, что активность посла РФ Блохина – это позитивный фактор в демократизации белорусского общества. «ОБСЕ – это организация, которая ориентируется на диалог, а не на изоляцию. Работа нового Офиса ОБСЕ в Минске будет легче, если парламент получит место в Ассамблее». В этих словах кроется позиция немецкой делегации в ОБСЕ по отношению к Беларуси. Объяснимо, если У. Цапф делала бы акцент на процедурные нормы, выступая за предоставление места Палате. Но она сказала, что «по юридическим и политическим соображениям я – за предоставление места Национальному собранию... Их надо включить и критически следить за их действиями. Важно, чтобы они были внутри нас, а не вне». Трудно будет демократическим партиям Беларуси и гражданскому обществу найти общий язык с главой Рабочей группы, которая находит политическую ситуацию в РБ соответствующей идеологии и ценностям ОБСЕ. Еще больше беспокоит тот факт, что Рабочая группа имеет весьма смутное представление о том, что же делать дальше с Беларусью. Официальный Минск сейчас имеет все основания вообще не принимать Рабочую группу и требовать ее расформирования. Ведь подобные структуры создаются для разрешения споров. А в нашей ситуации проблема по формальным признакам решена. Так что У. Цапф при определенном подходе А. Лукашенко и Палаты вообще может оказаться без работы на белорусском направлении. Она, очевидно, не расстроится, но кто и как будет объяснять простым гражданам Беларуси и активистам партий и гражданского общества, до сих пор остается неясным. После встречи с еще одним представителем немецкой делегации Р. Зюсмут стало понятным, что ни стратегии, ни тактики работы с Беларусью у ОБСЕ нет. Большие надежды возлагаются на Э. Хайкена, который неким магическим способом должен убедить А. Лукашенко в том, в чем ОБСЕ, ПАСЕ, ЕС и США не могли убедить официальный Минск на протяжении 6 лет. В общем, европейский пацифизм в контексте борьбы против войны с Ираком в отношении А. Лукашенко и его системы, возобладал. Почему это произошло именно сейчас Конечно, большую роль сыграла международная обстановка и конфликт США и «старой» Европы по Ираку. «Новая» Европа перестала с пиитетом смотреть на ЕС, который никак не может выработать единую внешнюю политику. ОБСЕ надоели постоянные упреки России в нарушении собственного устава. Но это, как говорят, их проблемы. Особо стоит отметить позицию отдельных белорусских структур. В последнее время многие политические партии самоустранились от участия в работе с международными структурами в лице ОБСЕ и ПАСЕ. Н. Статкевич, получая приглашения, игнорировал их, придумывая отговорки, одна абсурднее другой. По его мнению, в Вену и Страсбург могут ехать только представители единого органа, который объединяет все политические партии. По его логике, после развала КСООП с международными структурами вообще никто не имеет права работать. На прошедшую сессию не поехал также В. Вечерко. Запад с недоумением наблюдает за тем, как левые политические партии в пылу своих внутренних склок забыли, кто и что является проблемой демократии в Беларуси. Усилий ОГП по защите демократической Беларуси, по информированию международного сообщества, особенно по работе с левыми партиями Европы, оказалось недостаточно, чтобы европейские депутаты поняли серьезность положения простых граждан, СМИ и НГО в нашей стране. В ситуации, когда власти пытаются сформировать свою карманную оппозицию, когда лидеры отдельных оппозиционных партий им подыгрывают и пытаются договориться об условиях избрания в Палату следующего созыва, деятельность одной – двух структур на международной арене можно легко свести к отстаиванию партийной позиции. Когда для Н. Статкевича важнее, чтобы под резолюцией рядом с его подписью не было подписи В. Полевиковой, а не полноценная, интенсивная работа с депутатами ОБСЕ и ПАСЕ, когда проблема похищенных людей, осужденных журналистов, уголовных дел против активистов и закрытых газет –, с его точки зрения, это проблемы «правых партий», то становится очевидным, что для этих людей оппозиция стала работой, которую они не хотят терять. Для них важен процесс, а не прогресс, не результат, а бесконечные препирательства. По большому счету, это выбор Н. Статкевича и его коллег. Просто принятие Палаты в ОБСЕ, охлаждение Запада к белорусской демократии можно было бы избежать, если бы лидерами демократического движения были люди идей и ценностей, а не спекуляции под крышей удобной ширмы «социал-демократия» или «центризм». Итак, Палата стала членом ПА ОБСЕ. Мячик оказался на стороне коллег В. Коноплева. Теперь им надо будет доказывать, что их место за столом Ассамблеи – это не только план А. Лукашенко, но и хоть отчасти их собственное достижение. С другой стороны, зачем им что-то менять? Несмотря на несоответствие избирательного законодательства, очевидную дискриминацию негосударственных СМИ, не прекращающиеся «наезды» на демократические партии, Палата и так стала полноценным членом ПА ОБСЕ. Сейчас процесс адаптации к европейским нормам может продолжаться годами.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!