Взялись за рубль – долги полезли

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусское правительство по некой своей логике поступает правильно. Закрывшись от глубоких проблем частоколом макроэкономических показателей, «усовершенствовав» методику их получения, оно то и дело удивляет западных экспертов и политиков ростом ВВП в 6%, промышленного производства – 8%, АПК – 9%. Коллегия Министерства экономики, состоявшаяся на прошлой неделе, решила не рисковать с выводами и представить, как всегда, прилизанный, со щепоткой критики анализ результатов 2000 года. Даже А. Лукашенко, экономист, историк и агроном в одном лице, не может понять, почему экономика растет, а люди беднеют.  

В стремлении к недостижимому и непонятному равновесию, мифической точке пересечения кривых спроса и предложения или IS - LM правительство забывает о человеке. Именно человек принимает экономические решения: потребляет, сберегает, инвестирует или производит. Я еще не встречал предпринимателя, который бы делал бизнес-план, принимая во внимание точку равновесия на рынке денег и товаров, выведенную экономистами из правительства. Вряд ли женщина-селянка отреагирует на замечание представителя Минэкономики не нарушать макроэкономический баланс и не выходить за рамки оптимальной модели потребления ресурсов. Ее решение отложить деньги на черный день в чулок, а не в белорусский банк от этого не изменится. Едва ли бизнесмен-должник будет объяснять банку-кредитору, что это не он виноват в невыполнении контрактных обязательств, а просто попал в объективно существующую ловушку ликвидности. Видите ли, противные всесильные ТНК и доморощенные ФПГ везде расставили финансовые капканы, в которые стаями попадают мелкие предприниматели. Василий Новак – неолиберал, неоприватизатор Подведение итогов года правительством уже давно превратилось в чистую формальность. Попробуйте в одном докладе и похвалить себя, и пожурить, и оценить радужные перспективы и предупредить об опасных тенденциях, и, что самое главное, убедить, что виноватых в руководстве страны за негатив не будет, что все плохое приходит извне в виде роста/падения цен на нефть, потепления/похолодания на северном полюсе, падения/роста котировок доллара/российского рубля или банальной изоляционистской политики западных государств. Не хотят они почему-то инвестировать в Беларусь и пускать на свои товарные рынки. Не слышат они гневных речей министра Василия Новака, отвечающего за все государственное имущество. «Либерал» Новак дошел до того, что публично чихвостит чиновников из министерств и концернов за блокаду приватизации. За 2000 г. бюджет получил всего лишь 1,5 млрд. Byb от продажи госимущества и дивидендов от своих акций на сумму 2,4 млрд. Byb, что дает нам около  5 млн. Usd. Если взять доходную часть бюджета за 2 млрд. Usd, то министерство В. Новака заработало всего 0,25%. Государство у нас владеет почти 85 процентами всех активов («подковерная» приватизация не в счет). Небольшой арифметический эксперимент по альтернативному использованию государственного богатства. По расчетам Мингоскомимущества, 2.706 госпредприятий стоят 5 трлн. 500 млрд. Byb или около 5,5 млрд. Usd. Если бы продать все эти предприятия хотя бы за 550 млн., т.е. за сумму в 10 раз меньшую балансовой стоимости, а потом на эти деньги купить самые низкорисковые гособлигации США под 5% годовых, то бюджет ежегодно получал бы 25 млн. Usd, не имел бы головной боли с работой уже частных предприятий и в несколько раз больше налогов. Эта сумма в 5 раз больше того, что получил бюджет от приватизации. Очень легко подсчитать упущенную выгоду белорусского государства. Если сюда добавить, что 1,9 млн. кв. м. площадей, по мнению В. Новака, свободны или неэффективно используется, то только по этой статье по очень низкой ставке 1 Usd за 1 м2 государство теряет почти 23 млн. Usd. Понимаю всю условность этих цифр вне реального рынка недвижимости и фондового рынка, но нельзя не согласиться с В. Новаком: «Государство должно оптимизировать количество объектов государственной собственности. Ибо такого количества государственных предприятий нет ни в одной цивилизованной стране мира. Управлять такой махиной не под силу ни одному правительству. Значит, по-прежнему нужна активная приватизация. Но по новой модели, когда во главу угла ставятся не доходы в бюджет любой ценой, а эффективный собственник». Чиновничий мед и экономический деготь В отличие от отчета Мингоскомимущества коллегия Министерства экономики проходила достаточно скучно и предсказуемо. Многие показатели были перевыполнены в разы, что может служить формальным основанием для премиальных. Товарооборот вырос почти на 30%, реальные денежные доходы населения за 11 месяцев – на 18%. Жилых домов построили на 21,2% больше от уровня 1999 года. В качестве ложки дегтя было отмечено падение инвестиций на 3,4%, увеличение складских запасов до 59,8% к среднемесячному объему производства (рост за год – 5,1%). Дефицит внешней торговли увеличился в полтора раза и составил 907,5 млн. Usd. Увеличилась доля убыточных предприятий до 23,5%, снизилась рентабельность до 12,7%. Упала платежеспособность предприятий: отношение денежных средств к просроченной кредиторской задолженности составило на 1.12.2000 г. 17,3%, т.е. на 10,2% меньше, чем год назад. Белорусская экономика все больше работает на склад. Ресурсы для восстановления средств производства близки к истощению. Финансовое состояние предприятий при весьма мягкой монетарной политике значительно усложнилось. Годовую инфляцию в 207,5% язык не поворачивается назвать низкой. Мясо-молочные продукты подорожали более чем в 2 раза, хлеб – более чем в 3, алкогольные напитки – в 2,5, бензин – в 2,8. Платные услуги населению стали дороже в 3,2 раза, поездки пригородного сообщения – в 4, телефонная связь – в 2, жилищно-коммунальные услуги - в 5,4 раза. По всем этим позициям процесс роста цен далеко не завершен, потому что население не платит даже половину того, что должно. В 2001 году правительству предстоит в разы повысить цены по большинству из этих позиций. На голодном пайке сидят и бюджетные организации, облисполкомы, которые умудрились в течение 2000 г. увеличить долги за торфобрикет в 2,3 раза. Не погашена просроченная задолженность по иностранному кредиту под гарантии правительства Минпромом (должник – ЗАО «Атлант» - 19 млн. Usd). Не вернуло правительство и кредит России в размере 22,4 млн. Usd. Ничего хорошего с государственными, банковскими и корпоративными финансами при реальном ужесточении монетарной политики и росте конкурентоспособности частной российской экономики не будет. В течение 2000 года А. Лукашенко в приказном порядке заставил выплатить долги по зарплате, но причины, порождающие рост неплатежей, кредиторской и дебиторской задолженностей остались. Кому и сколько должны белорусские предприятия На 1.12.2000 года кредиторская задолженность предприятий и организаций составляла 4, 7 трлн. рублей, увеличившись с начала года в 3,2 раза, в реальном выражении - в 1,6 раза. Прирост кредиторской задолженности по отношению к ВВП за январь-ноябрь 2000 года составил 40,3%. Половина долгов приходится на промышленность. За это же время задолженность за энергоресурсы увеличилась в 3,8 раза, скорректированная на индекс потребительских цен – в 1,9 раза. Кредиторская задолженность на 38,3% превышала дебиторскую задолженность, в том числе в сельском хозяйстве – в 5 раз. Превышение кредиторской задолженности над дебиторской на 1,3 трлн. рублей свидетельствует об отсутствии у предприятий денег на отдачу долгов. Темпы роста долгов в 2000 году оказались самыми высокими за последние 5 лет. Объем просроченной кредиторской задолженности составил 41,7% от общего объема. Опять главным должником является промышленность – 55% всех долгов. Ситуацию усугубляет большая доля бартера в выручке – 19,3% по всей экономике, 28,2% – по промышленности (53% – по электромеханической отрасли, 69,3% – по тракторному и сельскохозяйственному машиностроению). Кому и сколько не платят покупатели На 1.12.2000 покупатели задолжали поставщикам 3390,8 млрд. Byb. За год дебиторская задолженность увеличилась в 3,5 раза, в реальном выражении - в 1,8 раза. Прирост дебиторской задолженности по отношению к ВВП за январь-ноябрь 2000 года составил 30,1%. Доля промышленных предприятий в общей сумме дебиторской задолженности составила 46%, транспорта – 16,3%, жилищно-коммунального хозяйства – 14,9%. Просроченная дебиторская задолженность составляла 1445,5 млрд. рублей или 42,6% всего объема дебиторской задолженности. На 1.12.2000 г. внешние долги белорусских предприятий превысили 1 трлн. Byb или 1 млрд. Usd. Нашим предприятиям должны 332 млрд. Byb. На долю России приходится 628 млрд. Byb и 137 млрд. Byb соответственно. Газовые долги составляют 42,6%, электроэнергетические – 3,9%. В контексте долгов нелишне будет напомнить стоимость денежных ресурсов. Средние годовые процентные ставки коммерческих банков за предоставленные рублевые кредиты снизились с 73,2% в январе 2000 года до 61,9% в ноябре 2000 года. Для предприятий реального сектора, в первую очередь государственных, даже такие дешевые в реальном выражении ресурсы оказались слишком дорогими. Основными инвестиционными источниками являются средства предприятий (47,4%) и бюджеты разных уровней (22,5%). Доля иностранных кредитов составляет всего 4,1%. Если вспомнить, что коммерческие банки заставляли кредитовать и промышленность, и село, и строительство, то вопрос «А что же будут делать данные отрасли, не будь привлеченных с помощью административно-политического ресурса денег?» остается открытым. Как показал опыт стран Центральной и Восточной Европы, инвестиции имеют склонность течь в те отрасли, где происходят институциональные изменения и приватизация. В Беларуси инвестиции не текут по доброй воле инвесторов, а распределяются по всеобщему государственному плану. 27,8% всех инвестиций приходится на промышленность, 25,7% – на жилищное строительство, 12,6% – на транспорт и 6,4% – на сельское хозяйство. Эта структура наверняка развалится, когда в Беларуси начнется-таки приватизация. Торговая доминация восточного вектора Физический объем экспорта в Россию возрос на 9,5%, в долларах США – на 19,8%. Средние цены на экспорт в Россию в январе-ноябре 2000 года по сравнению с январем-ноябрем 1999 года увеличились на 9,3%. Физический объем импорта из России увеличился на 10%, в долларах США – на 52,1%. Средние цены импорта из России возросли в январе - ноябре 2000 года по сравнению с соответствующим периодом 1999 года на 38,1%. Рост средних цен импорта обусловлен увеличением цены поставляемой из России нефти. Из общего объема экспорта на долю стран вне СНГ приходится 40%, России – 50,5%, остальных стран СНГ – 9,5%. Импорт из стран вне СНГ составляет 29,5% общего объема импорта, России – 65%, остальных стран СНГ – 5,5%. Доля России во внешнеторговом обороте Беларуси составила 58,2%, Украины, второго по значимости нашего торгового партнера, – 5,7%. Затем идут Германия – 5,2%, Польша – 3,2%, Латвия – 3,1% и Литва – 2,6%. В январе-ноябре 2000 года удельный вес бартерных операций составил 26,2% общего объема экспорта и 21,9% объема импорта, в январе-ноябре 1999 года соответственно 35,8% и 29,6%. Данная тенденция наверняка будет сохраняться по причине твердого решения России полностью отказаться от бартера как во внутренних, так и во внешних расчетах. Доля России в экспорте товаров по бартеру составляет 83,4% (1,47 млрд. Usd), в импорте – 81,3% (1,37 млрд. Usd). Конкурентоспособность российских и белорусских предприятий определяет не только цена на энергоресурсы. При резком снижении объемов перекрестного субсидирования в России, подтягивании внутренних российских цен к мировым, выравнивании режима торговли нефтепродуктами, а также при опережающих темпах роста обновления производственной базы можно прогнозировать падение объемов экспорта белорусской продукции в Россию в 2001 году и росте импорта из России. Белорусское правительство может спасти ситуацию, только кардинально пересмотрев торговую политику и практику тарифных и нетарифных ограничений. Но в планах на 2001 год этого пока не видно. Предвестники либеральной революции Хаотично, несогласованно, под нажимом с Востока и Запада в Беларусь вползают либеральные реформы. В последнем ежегодном послании А. Лукашенко помимо традиционного для него трепа «про это», т.е. о социалистическом планировании и администрировании, можно найти много утверждений, которые дают карт-бланш чиновникам на более смелое поведение. Вот они и начали потихоньку проявлять инициативу. В. Ермошин и П. Прокопович в один голос говорят о недопустимости высокой инфляции. Отраслевые министры и директора крупных предприятий все смелее требуют больше экономической свободы – Россия вынуждает, не так правительство, сколько российская экономическая действительность. И МВФ со своими советами наконец-то «достучался до небес», где беспечно пребывали многие руководители страны. Осталось опустить их на землю. Процесс пошел. В подтверждение этого приведу лишь несколько факторов:
-    ужесточение денежной политики и серьезные планы снизить инфляцию в 2001 г. в 2,5 раза;
-    поддержание единого курса и намерение удерживать его при координации своей монетарной политики с Центробанком РФ;
-    требования об отказе от бартера во внутренних расчетах на заседании президиума Совмина 26 января в русле общей политики отказа от бартера;
-    обещание первого заместителя премьер-министра Беларуси А. Кобякова не обязывать коммерческие банки выдавать целевые кредиты на кредитование сельского хозяйства или иных приоритетных отраслей;
-    начало либерализации цен (отмена предельных индексов повышения цен на 15 групп социально значимых товаров, в этом списке еще 28 позиций), обещания дальнейшей либерализации в течение года, в том числе резкое повышение цен на жилищно-коммунальные услуги;
-    открытые призывы Мингоскомимущества, директоров о необходимости ускорения приватизации;
-    участившиеся угрозы (пока не реализованные) ограничивать поставки энергоресурсов и предоставление финансовой помощи для должников;
-    готовность отменить Декрет № 40 о внесудебной конфискации имущества и другие печально известные законодательные акты, блокирующие инвестиции;
-    принятие декрета президента РБ № 3 «О внесении изменений в декрет Президента Республики Беларусь от 4 сентября 1998 г. № 15», который снимает контроль за вывозом товаров из страны на белорусско-российской границе. Так что рационализация экономических отношений неизбежна. Вопрос лишь в том, в каких формах она будет проходить, какова ее глубина и охват. Наступает момент, когда она становится просто выгодной для правительства и ответственных лиц, для их личного и политического выживания. «Момент» - это не день или месяц. Это ближайший год. Активизация различных элементов белорусской экономической системы приведет к ее разбалансировке. Управляемость из одного центра будет потеряна. Помните, что происходило со Шварценеггером в одном из фильмов, когда он играл воспитателя маленьких детей? Когда все сидели смирно, один ребенок попросился в туалет, один решил постучать линейкой о парту, Арни справился. Но вот когда каждый из детей начал играть в свою игру, получив одно общее творческое задание от воспитателя, в классе начался невообразимый хаос. В школе восстановить порядок можно криком (т.е. заставить подчиниться под страхом или угрозой наказания). В экономике это сделать нетоталитарными методами невозможно. Беларусь заболевает синдромом лебедя, рака и щуки. Каждый хочет блага для свой страны. Каждый – своего. Механизмы разрушения неосоциалистической белорусской экономики запущены. Путь приоткрыт, осталось лишь идти вперед.

ВВП растет, а с продовольствием проблемы

(производство на душу населения в кг.)

 

1995

2000

Динамика производства (в %)

Зерно

533

486

- 9

Картофель

920

870

-5,4

Мясо скота и птицы в живом весе*

76

62

- 18,4

Молоко

491

266

- 45,8

Яйца (штук)

327

205

-37,3

Колбасы

14

12

- 14,3

Говядина

22

11

-50

Свинина

9

7

-22,2

Хлеб и хлебобулочные изделия

103

81

-21,3

Макароны

4

3

-25

Водка и ликеро-водочные изделия (литры)

15

11

-26,7

*К уровню 1990 года производство мяса составило 41%, молока - 47% и яиц - 92%.

ОЦЕНКА УСПЕХА ПРОГРЕССА РЕФОРМ*

Европейский банк реконструкции и развития в течение более 10 лет отслеживает прогресс экономических реформ по отдельным блокам. Оценка «1» - это отсутствие прогресса, реформ, мягкие бюджетные ограничения, тотальный контроль за ценами, импортом, экспортом и обменом валют, отсутствие законодательства по конкуренции и никакой банковской реформы и фондового рынка. «Четверка» с плюсом - самая высокая оценка, соответствует работе институтов в западной рыночной экономике. В Беларуси самая малая из 26 переходных стран доля частного сектора, самый плохой показатель по большой приватизации. По малой приватизации, управлению предприятиями мы делим последнее место с Туркменистаном. У нас самый плохой показатель по ценовой либерализации. По банковской реформе мы в последней тройке с Таджикистаном и Туркменистаном. По рынку ценных бумаг к этой «почетной» тройке добавляется Босния и Герцеговина.

 

Страна

Доля частного сектора в ВВП %

Большая приват.

Малая

приват

Управление и реструктуризация предприятий

Либерализация цен

Торговля и система обмена валюты

Политика конкуренции

Банковская реформа и либер. процентных ставок

Рынок ценных бумаг и небанковских учреждений

Чехия

80

4

4+

3+

3

4+

3

3+

3

Венгрия

80

4

4+

3+

3+

4+

3

4

4-

Польша

70

3+

4+

3

3+

4+

3

3+

4-

Литва

70

3

4+

3-

3

4

3-

3

3

Латвия

65

3

4+

3-

3

4+

2+

3

2+

Эстония

75

4

4+

3

3

4+

3-

4-

3

Россия

70

3+

4

2

3

2+

2+

2-

2-

Украина

60

3-

3+

2

3

3

2+

2

2

Беларусь

20

1

2

1

2-

2-

2

1

2

*Индексы ЕБРР, представленные в докладе Transition report 2000. Employment, skills and transition

 

Другие материалы в этой категории: « Палата в ОБСЕ. А Беларусь? Мир и мы в 2005 году »

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!