Индекс, которого нет

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Всемирный экономический форум (ВЭФ) в Давосе на протяжении многих лет собирает элиту бизнеса, политики и общества. Теоретики-экономисты, политики-визионеры на деньги самых успешных и раскрученных бизнесменов обсуждают судьбы мира. В промежутке между ежегодными форумами эксперты ВЭФ делают качественную аналитику, которую затем представляют мировому сообществу. Сложные расчеты и графики, несколько десятков индексов, по сути дела, призваны ответить на несколько очень простых вопросов: «Как стать богатым», «как удачно инвестировать деньги», «что и как производить, чтобы успешно торговать на мировом рынке», «как создать экономическое чудо в XXI веке». Ярослав Романчук
 

 «Дорожная карта» к богатству Публикация ВЭФом очередного «Доклада о глобальной конкурентоспособности» - это попытка ответить на эти и многие другие вопросы. Несмотря на то, что количество оцениваемых стран увеличилось с 80 до 102 (в основном, за счет стран Африки), Беларусь в этом престижном списке так и не появилась. Обидно, что из-за качества политической системы, характера проводимой экономической политики и специфики административной системы наша страна остается на задворках мировой экономической системы. Представленные в Отчете ВЭФа страны дают 97,8% мирового ВВП. Место Беларуси в мировом ВВП – 0,05%. Конечно, не надо превращать Индекс конкурентоспособности для обеспечения экономического роста (ИКОЭР) и Индекс деловой конкурентоспособности (ИДК) в некое абсолютное мерило ценности и экономического качества. Эти показатели отражают лишь субъективное мнение людей. Но люди-то это необычные. Они были выбраны 104 институтами-партнерами ВЭФа по всему миру. Аудиторы, менеджеры, финансисты и консультанты, представляющие ТНК, инвестбанки, международные организации и исследовательские центры выставляли оценки по 1) качеству макроэкономической политики и 2) государственных институтов. Они оценивали уровень 3) технологического развития, 4) эффективность госрасходов и 5) кредитную надежность. Это основные компоненты индекса ИКОЭР.
Индекс деловой конкурентоспособности показывает качество среды на микроуровне. Его основные компоненты – это 1) организация производства и стратегия планирования (подготовка кадров, раскрутка брэндов, сравнительные преимущества, расходы на науку и развитие, ориентация на потребителя, интеграция в региональную торговую систему, использование западных лицензионных технологий и т.д.); 2) качество деловой среды на микроуровне (физическая, технологическая и административная инфраструктура, человеческий капитал, развитие рынка капитала, специфика внутреннего спроса, защита прав интеллектуальной собственности, наличие местных поставщиков, эффективность процедуры банкротства, наличие искажающих рынок субсидий, дотаций и запретов на рынках факторов производства, включая землю и т.д.).
Если страна начинает строить свою экономическую модель с нуля, то, даже не зная премудростей экономических теорий, очень легко создать привлекательную для денег, инвестиций, мозгов и хороших рук деловую среду как на макро, так и на микроуровне. Имей стабильные деньги и сбалансированный бюджет, впускай иностранных капитал, но на общих с национальным условиях, создай простую налоговую систему, строй дороги и развивая связь, вкладывай в образование, сократил власть бюрократа и позволь предпринимателям, большим и малым, инвестировать в новые технологии; К тому же, сделай суд справедливым и доступным, закон – понятным и однозначным – и ты обеспечишь себе устойчивое развитие, стремительный экономический рост, создание мощных конкурентных производств, сотни тысяч новых рабочих мест, а также большой, крепко стоящий на ногах средний класс. Таковы основные выводы исследований не только ВЭФа, но и идеологически таких разных организаций, как ООН, Всемирный банк, МВФ, ОЭСР или американский институт CATO. Далеко не все принимают экономические рецепты авторов ИКОЭР Джеффри Сакса из престижного Колумбийского университета и Джона МакАртура из Института Земли. Многие не согласны с автором ИДК и ряда книг по конкурентоспособности Майклом Портером из Гарварда. Но сравнение индексов экономической свободы, инвестиционной привлекательности, показателей деловой среды и конкурентоспособности позволяют сделать однозначный вывод: экономическая и политическая свобода, собственность, законность и порядок, инвестиции в знания и технологии – это пять фундаментов современной теории и практики экономического роста XXI века.

Скандинавское высокотехнологическое чудо
    В Отчете этого года эксперты ВЭФа обратили особое внимание на такие показатели, как искажающие структуру производства и инвестиций государственные субсидии, объем средств, которые отнимает правительство у налогоплательщиков и передает в руки бюрократов, а также на степень доверия к честности политиков при распоряжении финансовыми ресурсами. После краха «Энрона» и «Артура Андерсена» корпоративный мир обращает особое внимание на прозрачность как частных, так и государственных финансов. Бедная, малая, лишенная природных ресурсов, но открытая для мониторинга и контроля международных аудиторов и экспертов страна, имеет гораздо больше шансов стать богатой, чем большая нефтяная империя, руководимая олигархами или принцами. Финляндия, Ирландия или Тайвань это ярко продемонстрировали.
    Изменение методики составление ИКОЭР (замена показателя «доля госрасходов к ВВП» на фактор «качество использования госрасходов») хотя и привело к небольшим перестановкам в хит-параде конкурентоспособности, но на основные выводы исследования не повлияла. Так возглавившая в этом году рейтинг Финляндия была бы первой и в прошлом (а не США), если бы новая методика была введена годом раньше. Но быть на топе списка самых конкурентоспособных стран - это скорее психологический, чем экономический или инвестиционный фактор. Американцы «затесались» в жестко конкурирующий между собой и со всем миром скандинавский треугольник: Финляндия – на первом месте, Швеция – на третьем, Дания – на четвертом. Норвегия, чуть отстав, оказалась на 9 месте. Бросается в глаза тот факт, что в первой десятке все страны, кроме одной (США) – это малые открытые экономики. Их правительства давно усвоили теорию и практику экономического роста и развития: открытые границы для импортных товаров, технологий и мозгов, жестко контролируемое обществом и частным финансовым миром правительство, которое готово пойти на что угодно, даже на нулевые налоговые ставки, чтобы только помочь в разработке новых технологий. Бесспорным лидером по инновациям является США. У нее 301,48 патентов на 1 млн. населения. Следом идет Япония – 273,4, потом Тайвань – 241,38. Швеция с числом патентов 190,34 на 1 млн. населения – лучшая европейская страна. В первой двадцатке – остальные три скандинавские страны. За последние 10 – 15 лет Финляндия реально стала одним из ярких скандинавских «тигров». Ее пример, равно как и опыт Ирландии, надо внимательно изучать, чтобы обеспечить устойчивое долгосрочное развитие. Ни одной страны разорившего сотни миллионов людей социализма среди передовых инновационных и конкурентных государств нет. Большой наивностью было бы считать, что отставание от Запада можно преодолеть в первые 10 – 15 лет реформ, когда происходит формирование более-менее стабильных институтов рыночной экономики. За более 70 лет социализм нанес экономикам нашего региона столько вреда, так «опустил» народы, что гонка за передовыми странами Запада и Востока продлится, как минимум, два поколения. Где могла бы быть Беларусь     Отметим места наших соседей по разным компонентам ИКОЭР. По качеству макроэкономической среды Россия находится на 61 месте, Украина – на 70, Польша – на 49, Литва – на 41 и Латвия – на 36. Зная качество макроэкономической среды Беларуси, можно было бы поставить ее на 78 место. По качеству государственных институтов Россия занимает 81 место, Украина – 94, Польша – 58, Литва – 41 и Латвия – 45. По этому показателю Беларусь могла бы занять 80 место. По индексу развития технологий Россия – на 69 месте, Украина – 84-ая, Польша – 34-ая, Литва – 36-ая, Латвия – на 26 месте. Беларусь по этому показателю могла бы быть на 74 месте. По индексу неэффективности использования государственных расходов Россия – на 76 месте, Украина – на 85, Польша – на 65, Литва – на 57, Латвия – на 28. Если бы в списке была Беларусь, она могла бы быть на 81 месте. Наконец, по индексу коррупции Россия – на 75 месте, Украина – на 89, Польша – на 53, Латвия – на 49, Литва – 34. Зная привычки белорусских бюрократов и слабости индекса Transparency International, нашу страну можно поставить на 83 место. Один из худших показателей России – по качеству законодательства и исполнения закона. Здесь она аж на 91 месте. Украина – еще хуже – 94 место. Польша – 66, Латвия – 49, Литва – 34. Здесь Беларусь могла бы быть чуть лучше восточного соседа - на 80 месте. Есть один показатель, по которому место России заметно лучше, чем по другим факторам. Это подиндекс инноваций. Россия занимает 27 место. Украина – 36, Польша – 29, Литва – 30, Латвия – 22. Думаю, что и Беларуси могла бы быть примерно на 35 месте. В итоге получается, что если бы эксперты ВЭФ и менеджеры все-таки оценивали конкурентоспособность Беларуси, то они могли бы ее поставить ИКОЭР на 86 место, а по ИДК – на 73 место. Мы чужие на мировом празднике экономики Даже для стран Центральной и Восточной Европы вступление в ЕС – это всего лишь приглашение к участию в марафонском hi-tech забеге. Причем, около 30 – 40 стран мира уже пробежали полдистанции. Россия, Украина, пока тренируются на запасном стадионе. Белорусская заявка на участие в мировой гонке пока еще вообще не принята. Ответ на негодующее «почему» белорусских полисимейкеров ясен и понятен. Наши власти не понимают язык ПАСЕ и ОБСЕ, МВФ и Всемирного банка, парижского и лондонского клубов инвесторов, не участвуют в работе ВТО, ОЭСР, Европейской зоны свободной торговли, не ведут переговоры по членству в ЕС. Участникам белорусской делегации на Форуме в польской Крынице – его называют Давосом для стран Центральной и Восточной Европы - было стыдно слушать выступление вице-премьера Владимира Семашко. А с чем могут поехать белорусские официальные лица в швейцарский Давос на Всемирный экономический форум? Советник президента С. Ткачев выступит к неомарксистской концепцией канализации всех ресурсов через десяток государственных монополий? Или министр экономики Андрей Кобяков озвучит набившие оскомину и дискредитировавшие себя кейнсианские схемы? А, может, С. Мартынов из МИДа расскажет высоким гостям ВЭФа о новой концепции гражданского общества, политических прав и свобод в Беларуси? С такой повесткой дня наша страна еще долго будет чужой на мировой празднике экономики. Беларусь – пожалуй, единственная страна мира, где годовщине большевистского переворота 7 ноября придается старое идеологическое значение. В структуру ценностей стран, которые составляют ВЭФ, такие праздники точно не вписываются.
По большому счету, никого серьезно не интересует наш административно направляемый экономический рост, дрязги с Россией по газу, тем более состояние колхозно-совхозной системы. Не участие в Давосском форуме, как и пассивность в польской Крынице, отсутствие белорусских дипломатов, политиков и бизнесменов в серьезных кабинетах Евросоюза, Германии, Франции или Италии – это показатель чрезвычайно низкой конкурентоспособности наших государственных менеджеров. Именно они являются главным препятствием и угрозой для национальной конкурентоспособности. Не дай бог мнение о Беларуси в мире сформируется на основе контактов с сегодняшними ключевыми государственными дисижнмейкерами – потом за десять лет не отмоемся, будем вкладывать в PR, чтобы доказать миру, что мы уже не те, которые были в эпоху первого президента. Факт отсутствия Беларуси в рейтинге ВЭФа, похоже, никого в нашем правительстве не насторожил. Одни ответственные чиновники отчитались программой привлечения инвестиций и развития национальной конкурентоспособности. Другие – провели целый ряд конференций и выставок, поставив в отчетах жирные «галочки». Третьи – обеспечили и «нарисовали» прирост внутренних инвестиций на 17,5% за 9 месяцев 2003 года. Что еще надо бюрократам и властным политикам в забытой богом и серьезным мировым бизнесом Беларуси, чтобы продолжать дурить народ и присваивать природную и экономическую ренту?  

Мировые лидеры по Индексу конкурентоспособности для обеспечения экономического роста ИКОЭР 2003

Страна

2003*

2002**

2001**

Финляндия

1

1

2

США

2

2

1

Швеция

3

3

7

Дания

4

4

4

Тайвань

5

5

9

Сингапур

6

6

15

Швейцария

7

7

5

Исландия

8

12

16

Норвегия

9

9

6

Австралия

10

10

14

* по новой методике

** по старой методике

Источник: World Economic Forum, Global Competitiveness Report

 

Постсоциалистические страны по Индексу конкурентоспособности для обеспечения экономического роста ИКОЭР 2003

Страна

2003*

2002**

2001**

Эстония

22

26

29

Литва

40

36

43

Чехия

39

40

37

Латвия

37

44

47

Польша

45

51

41

Россия

70

64

63

Украина

84

77

69

* новая методика, всего оценивались 102 страны

** старая методика, всего оценивались 80 стран

Источник: World Economic Forum, Global Competitiveness Report

 

Мировые лидеры по Индексу деловой конкурентоспособности (ИДК) 2003

Страна

2003

2002

2001

Финляндия

1

2

1

США

2

1

2

Швеция

3

6

6

Дания

4

8

8

Германия

5

4

4

Великобритания

6

3

7

Швейцария

7

5

5

Сингапур

8

9

9

Голландия

9

7

3

Франция

10

15

13

* новая методика, всего оценивались 102 страны

** старая методика, всего оценивались 80 стран

Источник: World Economic Forum, Global Competitiveness Report

 

Постсоциалистические страны

по Индексу деловой конкурентоспособности (ИДК) 2003

Страна

2003*

2002**

2001**

Эстония

28

30

28

Латвия

29

45

41

Чехия

35

34

34

Литва

40

40

50

Польша

47

46

42

Россия

65

58

56

Украина

71

69

59

* новая методика, всего оценивались 102 страны

** старая методика, всего оценивались 80 стран

Источник: World Economic Forum, Global Competitiveness Report

 

Беларусь и соседи в свете индексов

Страна

ИКОЭР

ИДК

Место по индексу экономической свободы

Индекс доверия кредиторов

Индекс эффективности использования ПИИ

Эстония

22

28

6

44

21

Латвия

40

29

33

50

51

Чехия

39

35

35

37

11

Литва

37

40

29

58

60

Польша

45

47

66

41

47

Россия

70

65

135

76

108

Украина

84

71

131

113

88

Беларусь*

86

73

151

128

87

* Оценка автора, исходя из места Беларуси по другим индексам, качеству деловой среды по докладу Doing Business 2004, индексу коррупции и политических свобод Freedom House

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!