Правительство против экономики

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Только ленивый и ответственный член правительства не говорит сейчас о либерализации. Первому не хочется тратить энергию и время на любую работу. Второй сильно сомневается в реальности экономической свободы в рамках отдельно взятого социалистического заказника. Правильные слова белорусской власти адресованы как России, так и Западу. А. Лукашенко понимает, что старыми прирученными кадрами системные рыночные реформы не сделаешь. Г. Новицкий с цепким умом управленца очень скоро в этом убедится. Три квартала белорусская экономика отработала по инерции. Основные прогнозные показатели выстроены как под линейку. ВВП выросло на 3%, промышленность произвела на 4,6% больше, чем за 3 квартала прошлого года, потребительских товаров наделали на 5,1% больше. Розничный товарооборот вообще увеличился на 18,7%, более чем в 3 раза посрамив прогноз. По-прежнему не верят наши прогнозисты в темпы роста денежных доходов населения. По прогнозу было 3,5 – 4,5%, а за 8 месяцев получилось аж 23%. Ложка дегтя в агрегатных показателях – это падение объемов производства сельского хозяйства на 1,5%, внешней торговли – на 1,5% и провал инвестиционной политики.  

Орел в неволе не размножается Тесто растет на дрожжах, которые являются необходимыми, но недостаточными «инвестициями» для изготовления вкусного хлеба и булок. Белорусское правительство придумало способ, как замешивать тесто белорусской экономики без дрожжей в виде реальных денег. В результате «хлеб» получается кислый и быстро черствеет. Потребители воротят носом, предпочитая российскую сдобу. Производители и хотели бы поставлять качественный продукт, да оборудование и технологии не позволяют. Белорусская хлебономика переводит добротное сырье в неудобоваримые по высоким ценам суррогаты. Если бы из нашего ВВП выбросить неликвиды, которыми забиты склады многих предприятий, провести реструктуризацию долгов и санацию убыточных предприятий, то падение было бы как минимум 2 – 4%. При существенном оздоровлении бюджета и улучшении балансов прибыльных предприятий. Но правительство (т.е. Администрация президента и Совмин) продолжает бороться со своей страной, вместо того чтобы сражаться за нее. Борьба продолжается за форму, а не за смысл, за «полировку» старых рычагов управления, а не за легализацию новых. В общем, продолжается драка, а не работа. При очевидности провала административных методик управления экономикой власть пытается заставить производителей и торговлю жить по-рыночному. Поменяем ярлыки, доведем задания по обязательным для предприятий всех форм собственности показателям, проведем либерализацию в установленных рамках, огласим амнистию, но только для «правильных» капиталов – и будем ждать иностранных инвестиций, но на наших условиях. Орел в неволе не размножается. Попытки втиснуть свободный рынок в старую робу административной плановой экономики обречены на провал. Что будет, если заставить Гуччи, Диора или Юдашкина шить одежду по утвержденным государством лекалам? Без адреналина Объем инвестиций за 9 месяцев составил 1,77 трлн. рублей, что только на 0,4% больше, чем в прошлом году. Непосредственно из бюджета было вложено 21,1% всей суммы. За этот период Беларусь получила новые мощности по производству 22,4 тысяч тонн маргарина. Фабрика «Слодыч» в Минске сейчас может выпускать на 2 тыс. тонн кондитерских изделий больше. Расширили свою производственную базу «Волковысский мясокомбинат» и СП «Санта-Бремор» из Бреста, ужесточив конкуренцию на рынке мороженого. Энергетическая сеть страны увеличилась на 142 км, газопроводы стали на 157,4 км длиннее. Почти на 160 км проложили междугороднего кабеля связи. Конечно, расширение инфраструктуры – это выгодная для экономики вещь. Но когда это почувствует белорусский бизнес и бюджет? Есть экономический смысл вкладывать в дороги, нефте- и газопроводы, когда этим пользуются предприниматели. У нас же по-прежнему эти инвестиции могут рассматриваться как социальные трансферты или же как увеличение балансовой стоимости отдельных компаний. Так будет продолжаться, пока все потребители не будут платить за инфраструктурные товары и услуги, по крайней мере, по себестоимости. По сравнению с 9 месяцами прошлого года сократились инвестиции местных органов власти, инновационного фонда, юридических лиц. Увеличились – из республиканского бюджета, населения и иностранных инвесторов. Причем последние формируют «целых» 1,6% кредитного портфеля. В течение последних трех лет структура инвестиций практически не изменилась. В 1998 г. доля бюджета составляла 21,4%, предприятий – 50,4%, а иностранцев – 7,8%. Получается, что она сократилась почти в 5 раз. Промышленность потребляет почти 29% инвестиций, транспорт – 13,6%, жилищное строительство – 28,9%. Сельское хозяйство обделено. На него приходится около 5%, а на коммунальное хозяйство – только 6,2%. Финансовый сектор, транспорт, торговля проседают. Если учесть, что как минимум 2/3 жилищного строительства – это не рыночно дешевые кредиты, которых в либерализованной экономике быть не должно, то вырисовывается весьма тревожная картина. Если правительство пойдет на реформы, то оно должно понимать, что падение ВВП, рост безработицы, социальной напряженности – это неизбежная цена за будущее выздоровление экономики. Если команда «врачей» будет работать слаженно, то от болевого шока никто не умрет. О какой слаженности может идти речь, если даже решение о проведении операции еще не принято? Экономика с уткой под кроватью Предприятия по-прежнему слишком мало зарабатывают и слишком много тратят. Правительство не настаивает, чтобы местные исполкомы брали на свой баланс социалку и другие объекты не производственного назначения, хотя такая мера могла бы в несколько раз поднять рентабельность основных секторов. Этот показатель за 8 месяцев ухудшился по большинству секторов: в строительстве – на 21,5% до уровня 8,4%. В целом по промышленности рентабельность составила 12,2%, что на 17,6% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. За год на 75% уменьшилась рентабельность по черной металлургии, на 45% - по химической и нефтехимической, на 62% - по легкой промышленности. На проблемных предприятиях работает около 700 тысяч человек, т.е. 16% рабочей силы. Либерализация промышленности неизбежно приведет к легализации безработицы, к резкой нагрузке на местные бюджеты. Сотни предприятий должны быть подвергнуты санации или пройти процедуру банкротства. Каждое второе предприятий в легкой промышленности и в производстве стройматериалов должно перестать существовать. Г. Новицкий и не согласованный в ним состав Совмина вряд ли способны держать такой удар как перед А. Лукашенко, так и перед не совсем сытыми и довольными рабочими коллективами. Представьте утро руководителя страны, когда правительство Беларуси, как собственник и основной кредитор, объявляет начало процедуры банкротства убыточных на 1.09.01 792 промышленных предприятий (31,9% от их общего числа), т.е. на 46% больше, чем год назад. Тремя часами селекторного совещания с мобилизацией силовиков не обойдется. Такую масштабную кампанию по санации реальной экономики при наличии имеющихся сегодня финансовых и людских ресурсов согласованно и быстро провести нельзя. Так что при не подготовленной приватизации и либерализации нас ждет еще больше сюрпризов, чем в ходе чубайсовских реформ. При этом надо помнить, что оттягивание этих процессов обойдется Беларуси еще дороже.

Складские остатки-неликвиды?
Сколько директоров белорусских госпредприятий ответят на вопрос «Что такое B2B»? Может, пять и найдется. Современные технологии связи “business to business”, программы управления складскими запасами позволяют значительно сократить издержки предприятий как по хранению продуктов, так и по сокращению операционных расходов, связанных со стоимостью кредитных ресурсов и оборотных средств. Наши «монстры плановой экономики» продолжают работать по-старинке: от кредита до энергозачета, от списания пени до подачки с внебюджетного фонда. Представьте, сколько денег заморожено в 2,9 тыс. тонн стальных труб (рост запасов за сентябрь на 21%), 48,1 тыс. тонн минеральных удобрений (рост за сентябрь на 81%), 1195 металлорежущих станков (на 52,2% больше, чем в начале года), 1920 грузовых автомобилей (рост на 84,6% с начала года), 4600 тракторов (на 27,8% больше, чем в начале года), 3400 мотоциклов (почти в 2,5раза больше, чем в начале года), 13400 радиоприемников (рост за последний месяц на 76%), 42900 велосипедов (рост за сентябрь на 230%), 54600 телевизоров (рост с начала года на 460%), 591000 часов (рост с начала года на 85%), 3684 тыс. пог. метров льняных тканей (рост за год на 40%). Это далеко не полный перечень товаров, которые прочно заняли свое место на подступах к рынку - на складах. На 1.01.2000 г. Соотношение запасов к  среднемесячному объему производства было 54,7%. На 1 октября 2001 г. данный показатель составил 62,6%. Либерализация предполагает совершенно иную степень ответственность производителей перед кредиторами. Согласятся ли белорусские и иностранные банки кредитовать многие машиностроительные проекты, если правительство не снимет запрет на передачу прав собственности на заложенные активы, если А. Лукашенко не отменит «золотую акцию», декрет № 40 и не прекратит расширять список не подлежащих приватизации предприятий? Это надо сделать на подступах к корпоративной либерализации, если о ней вообще идет речь. Кстати, за три квартала 2001 г. число работающих сократилось на 1,6%, а производительность труда при этом выросла на 6,3%. Что будет, если уволить 10% рабочих?
 

Лидеры промышленного роста и падения

(за три квартала 2001 г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года)

Лидеры падения

Лидеры роста

Товар

% падения

Товар

% роста

1. Напитки винные виноградные

78

1. Вина виноградные

260,3

2. Макароны

57,3

2. Вина плодовые

241,4

3. Мотоциклы

55,3

3. Зубная паста

154,6

4. Шерстяные ткани

32,5

4. Швейные промышленные машины

125,5

5. Тетради школьные

32,4

5. Зерноуборочные комбайны

50,2

6. Сорочки

25

6. Лифты

49,8

7. Крупа

24

7. Керамические плитки для полов

49,2

8. Автобусы

23,8

8. Телевизоры цветные

41,5

9. Льняные ткани

23,6

9. Осветительные электролампы

37,9

10. Шифер

20,6

10. Велосипеды

33,4

11. Трикотажные изделия

18,7

11. Проволока

24

12. Полукопченые колбасы

17,5

12. Сахар-песок

23,8

13. Стиральные машины

14,5

13. Сосиски и сардельки

23,1

14. Обувь

13,7

14. Пальто и полупальто

21,8

15. Хлеб и хлебобулочные изделия

13

15. Растительное масло

21,7

16. Топочный мазут

12,3

16. Твердокопченые колбасы

20,3

17. Капролактам

10,3

17. Стеновые блоки

20,1

18. Водка и ликеро-водочные изделия

9

18. Минеральные воды

17,9

19. Картон

8,2

19. Шампанское

15,5

20. Пиво

6,7

20. Грузовые автомобили

14

Хозяйство вести - не хламом трясти Интересно отслеживать товарную конъюнктуру белорусского рынка по основным секторам промышленности. За полгода было произведено на 40% меньше коньяка, чем в прошлом году, а за 9 месяцев – уже на 17,5% больше. Аналогичная тенденция по шампанскому. Это свидетельствует об отсутствии четкой стратегии развития у предприятий алкогольной отрасли. В целом крепких напитков наша промышленность произвела на 9% меньше. Вообще в этом секторе идут достаточно бурные изменения, обусловленные реально существующим спросом: «чернила» пьют гораздо меньше, чем виноградных вин. Падение объемов производства пива обусловлено не тем, что потребление этого напитка сократилась, а тем, что белорусское пиво существенно проигрывает конкуренцию российскому. Ощутимым стало падение производства автобусов, тканей, трикотажных изделий. Очевидно, еще далеко не сбалансирована производственная «корзина» «МАЗа», многих предприятий легкой промышленности. К примеру, при росте производства пальто и полупальто резко упал объем производства сорочек. Предприятиям легкой промышленности явно не хватает свободы на уровне принятия корпоративных решений. Негативное влияние оказывается структурный фактор. Большие неповоротливые белорусские фабрики не в состоянии выполнять мелкие заказы в десятках цветов и моделей. Мелкие мобильные производства постепенно вытесняют гигантов «Беллегпрома». Бросается в глаза плохое состояние производителей тканей, в том числе льняных. А ведь Беларусь считается чуть ли не льняной республикой. Белорусы не выдерживают конкуренции с азиатскими производителями. Московские и польские склады предлагают отечественным производителям гораздо больший выбор современных азиатских тканей по очень конкурентным ценам. О выпуске высокотехнологичных материалов в Беларуси речь пока вообще не идет. Производители в этом секторе явно отстают от требований потребителя. По ширпотребу нас теснят конкуренты, а на богатого клиента не хватает технологий, маркетинга и дизайна. Банкротство грозит загнанной в административные рамки макаронной промышленности. Никто не понес ответственность за чешскую мучную «подставу» для наших макаронщиков. В агонии находится производитель мотоциклов, стабильная сокращая количество «железных коней», не способных конкурировать с «Хондами», «Явами» или тем более «Харлеями». Логичным решением было бы разделение мотовелозавода на две части, поскольку с велосипедами пока таким проблем нет, хотя затоваренность велосипедами также нельзя назвать позитивным эффектов удачной производственной политики. Чувствуется напряжение и среди пищевиков. Отечественные полукопченые колбасы не пользуются сильным спросом, зато сосиски и сардельки вместе с твердокопчеными стабильно вытесняют производителей других стран. Здесь причину надо искать не столько в изменении вкусов белорусов, сколько в импорте мясных изделий из России и ценовой политике белорусов. В России потребитель четко знает названия производителей, которые успешно завоевывают отечественный рынок мясомолочных продуктов. Кто из белорусских потребителей может отличить колбасу мясокомбината № 2 г. Минска от мясокомбината № 1 г. Гродно?

Дедовщина не либерализуема
Пользуется спросом белорусская керамическая плитка, лифты, осветительные лампы. Строят у нас пока много, используя, к сожалению, не личные сбережения, а дешевые кредитные ресурсы. Спроса со стороны потенциальных собственников белорусских небоскребов, высококлассных гостиниц или торгово-развлекательных комплексов нет. Нишу производства высококачественных материалов, равно как и производства добротных услуг прочно удерживают итальянцы, немцы, турки или поляки. Наша стройиндустрия все больше работает на не имеющих собственных сбережений рабочих и более бедный средний класс. Реальная либерализация принесет и новые капиталы для тысяч людей. Борьба для белорусских производителей стройматериалов и услуг предстоит нешуточная. Характер принимаемых законодательных актов, отношения «бизнес – власть» показывают, что белорусским производителям не дают работать и принимать рациональные решения по управлению производства и продажи. Но самый главный вред от правительства – она блокирует способность качественного планирования на уровне предприятия. Отсутствие свободных цен на различные факторы производства, искажения на рынке денег и кредитных ресурсов, отсутствие свободных цен на землю и недвижимость, на активы подавляющего большинства госпредприятий приводит к грубым инвестиционным и корпоративным ошибкам. А кто может предсказать содержание и направленность принимаемых экономических законов и норм? Кто оценит масштаб искажений от лицензирования, субсидирования, сертификации тарифных и нетарифных барьеров? Убытки от ошибок ложатся на плечи налогоплательщиков. Сегодня состояние предпринимателя в белорусской экономике можно сравнить со статусом молодого бойца в воинской части с жестокой дедовщиной и офицерским беспределом. Что будет, если солдата начать хорошо кормить, давать 8 часов сна, прекратить издевательства, платить хорошую зарплату и разрешить девушкам регулярно посещать уютные комнаты в солдатском общежитие, а не в конюшнеподобной казарме? Он станет сильным надежным защитником отечества. Но кто ему создаст такие условия? Можно ли либерализовать дедовщину? «ПЛАН ПО МЯСУ» ДЛЯ КОРОВЫ
Звездный час Нацбанка может стать комендантским
Нацбанк и правительство гордится краткосрочной ценовой стабилизации. В июле-августе некоторые государственные оптимисты заявляли, что высокая инфляция и множественность курсов в Беларуси – это уже история. Чрезмерно уверовали они в новый монетарный дух П. Прокоповича и главного ответственного за монетарную политику А. Лукашенко. Итоги 3 квартала показывают, что их радость была преждевременна. Беларусь вплотную подошла к опасной черте, за которой может начаться, как минимум, 5-процентый рост цен в месяц, отрицательные ставки процентов, проедание валютных резервов, обесценение вкладов населения и оборотных средств предприятий. А все потому, что не научилось правительство работать в режиме ужесточенной монетарной политики (потому что жесткой ее никак нельзя назвать). Беларусь повторяет стандартную ошибку стран с переходной экономикой: взялись за деньги, оставив в архаическом состоянии фискальную политику и институциональные преобразования. Полезли долги, увеличились складские запасы, ухудшилось финансовое состояние реального сектора и банков, еще меньше стало денег в бюджете. Еще больше усложнили положение приказ АГ довести зарплату до $100, российские требования платить за энергоресурсы живыми деньгами, а не товарами, а также давление директората сбросить с себя содержание непроизводственных объектов ради грядущей реструктуризации и приватизации.

Положительные ставки – далеко не для всех
Национальный банк пока держит удар, но давление правительства возрастает. Октябрь, очевидно, является последним месяцем относительного благополучия. За сентябрь цены выросли на 2,1%, составив 27,9% за 9 месяцев или 49% за год (к сентябрю 2000 г.). При этом на многие продукты цены за август выросли гораздо больше: мясо – на 3,2%, молоко – 4%, яйца и масло растительное – 4,6%, холодильники – 8,3%, телевизоры – 7,6%, услуги связи на 6,4% абонплата за телефон – на 8,8%, а образование – вообще на 18,4%. Ставка рефинансирования Нацбанка составляет 48%, и признаков ее увеличения не наблюдается. А что же со стоимостью денежных ресурсов для различных структур? Среднегодовые процентные ставки коммерческих банков по рублевым кредитам снизились с 59,9% в январе 2001 г. до 46,1% в августе 2001 г. В августе небанковские финансовые организации получали деньги по 71,8%, банки – по 69,2%, коммерческие организации – по 55,1%, физические лица – по 10%, индивидуальные предприниматели – по 84,8%. Средняя цена валюты в Беларуси составляет 14,8%. Бенефициаром перекрестного субсидирования на рынке денег являются счастливчики, которые смогли взять рублевые кредиты под 10% (они составляют десятую часть всего кредитного пирога), а также государство, которое получает «новые деньги» либо бесплатно, либо под 1/4 или 1/2 ставки рефинансирования. 1 января каждого года происходит финансовая операция, пожалуй, не имеющая аналогов в мировой экономике. Министерство финансов переписывает все свои долги под 6% годовых вне зависимости от ставки рефинансирования. На 1.09.01 остатки долгов по выданным кредитам составили 2 трлн. рублей, что на 43,3% больше, чем с начала года. Просроченная и пролонгированная задолженность по кредитам банков возросла за 8 месяцев 2001 г. на 42,9%. Ее доля составляет чуть больше 16% от общего объема кредитов. Это не критическая сумма, но состояние многих государственных клиентов коммерческих банков не позволяет им отдать и столько. В результате беспечности государства предприниматели и коммерческие организации не могут позволить себе дорогие рублевые кредиты. Гораздо дешевле взять «серый» займ в частном порядке или же «пробить» доступ к льготированным ресурсам, поступающим по государственной линии. Удержаться перед соблазном дальнейшего удешевления рублевых ресурсов для приоритетных отраслей и предприятий, особенно если они в предбанкротном состоянии, очень тяжело. Скорость ежемесячного увеличения денежной массы, хотя и сократилась в сентябре, может легко превзойти показатель августа - 5,2% при росте потребительских цен на 0,8%. При исчерпании резервов фискальной политики, отсутствии внешних инвестиций, в том числе кредитов международных организаций манипуляции ценой белорусских рублей становятся единственным выходом. Тем более что институциональных и законодательных препятствий для роста объема денежной массы свыше 10% в месяц не существует. В июне данный показатель уже увеличивался на 12,4%. Многие рублевые вкладчики только в начале следующего года смогут подсчитать, во сколько им реально обошелся очередной раунд стимулирования экономики инфляционным наркотиком. Монетарный велосипед: руль – наверху, снизу - цепи Печальные последствия очередного «последнего» включения денежного печатного станка известны. Надеяться на активизацию белорусского экспорта и притока валютной выручки в страну нет оснований. Сохранение прежних темпов девальвации будет невозможно. И здесь либо Нацбанк будет нейтрально смотреть за тем, как курс рубля будет приближаться к отметке 2000 за $1, либо пытаться административно влиять на цену белорусского рубля, приводя к очередной множественности курсов. Контора П. Прокоповича может попытаться решить часть проблем государства за счет коммерческих банков, заставляя их финансировать подготовку к зиме и поддержание на плаву проблемных градообразующих предприятий. Но ресурсы у банков также на пределе. А. Лукашенко обещал либерализацию. Все больше признаков того, что для белорусских «монетаристов» это будет означать сдачу позиций по индексу потребительских цен, валютного курсу и состоянию банковской системы в целом. Из двух альтернатив – общесистемный финансовый кризис или увеличение темпов инфляции во имя латания бюджетных и корпоративных дыр Г. Новицкий с подачи А. Лукашенко наверняка выберет вторую. Будем надеяться, что Нацбанк без боя не сдастся. Почувствовав неладное, он сократил денежную массу (М2) за сентябрь на 0,5%, хотя за 8 дней сентября она увеличилась на 9,1 млрд. рублей, чтобы потом сократиться почти на 14,5 млрд. За 9 месяцев количество наличных денег в обороте выросло на 70,4%. Показатель М2 (депозиты до востребования и срочные депозиты) вырос на 48,5%, что почти соответствует плановым показателям по программе мониторинга МВФ. Преступно было бы в очередной раз обмануть надежды и чаяния населения, которое продолжает нести рубли в белорусские банки. Рублевые депозиты до востребования населения увеличились с начала года на 230,2%, за сентябрь – на 8%. Срочные рублевые депозиты людей увеличились за три квартала на 218,5%, а за сентябрь на 2,7%. При этом темпы роста депозитов до востребования населения в третьем квартале сократились более чем вдвое (по сравнению с темпами их роста во втором квартале по сравнению с первым). А срочные депозиты населения в рублях за 3-ий квартал вообще сократились на 3,2% (по сравнению со вторым). По валютным депозитам пока больших изменений в темпах роста нет. Что может произойти при увеличении темпов роста денежной массы, дальнейшем снижении ставки рефинансирования и потере доверия к банковской системе? Рост рублевого давления в системе приведет к росту цен, повышению спроса на валюту, оттоку рублей и валюты населения с официальных депозитов на черный рынок. В III-ем квартале Нацбанк заметно начал охлаждать экономику. Одного строителя эксперты НБ РБ уже обучили. Пришло время обучения второго – Г. Новицкого. Неужели стоимость обучения будет такой же? Следящему за происходящим автору «белорусского экономического чуда» предстоит очень сложный выбор. Четвертый квартал обещает быть еще более сложным. Как бы «либерализация по жестким правилам» не породила жесткое противостояние по линии «Нацбанк – правительство», «предприятия – власть», «рабочий класс – власть», «вкладчики – банкиры». Легких 100 дней ни премьер Г. Новицкий, ни А. Лукашенко иметь явно не будут. Чем дальше в лес, тем толще будут «партизаны», воинственные, недовольные и несогласные: кто со слишком жесткой экономической политикой, кто со слишком большой свободой «отвязных» банкиров. В этом контексте стоит напомнить известное изречение В. Шендеровича: «Государство - это просто, как велосипед: наверху рули, внизу цепи».

 Динамика некоторых денежных показателей январь – октябрь (млрд. рублей)

Показатель

Первый квартал

(конец периода)

Второй квартал

Третий квартал

II-ой кв/I-му в %

III кв/II-му

В %

Наличные деньги в обороте М0

246,7

364,3

406,8

147,7

111,7

Депозиты до востребования населения

40,3

60,2

72,5

149,4

120,4

Депозиты до востребования

субъектов хозяйствования

198,9

216,8

235,1

109

108,4

Срочные депозиты населения

144,4

177,9

172,2

123,2

96,8

Срочные депозиты субъектов хозяйствования

40,3

44,3

50,4

109,9

113,8

Агрегат М2

715

913,3

986,3

127,7

108

Рублевая масса М3

718,2

917,4

992,5

127,7

108,2

Депозиты населения в иностранной валюте

до востребования

20,2

($15,6 млн.)

21,2

($15,4 млн.)

23,7

($16,4 млн.)

104,9

111,8

Депозиты субъектов хозяйствования в иностранной валюте

до востребования

570,6

($441,3 млн.)

622,4

($451 млн.)

681,6

($470 млн.)

109

109,5

Срочные депозиты в валюте населения

303

($234,3 млн.)

341,8

($247,7 млн.)

385,7

$266 млн.)

112,8

112,8

Срочные депозиты в валюте субъектов хозяйствования

128,8

($99,6 млн.)

157

($113,8 млн.)

149,3

$102,9 млн.)

121,9

95

Совокупная денежная масса М4

1746,9

2064,2

2238,5

 

118,2

108,4

Галоппирующие доходы Как статистический курьез воспринимается рост реальных денежных доходов населения за 8 месяцев 2001 г. по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 23%. В августе 2001 г. данный показатель по сравнению с июлем увеличился на 13%. Ситуация проясняется, когда посмотреть на структуру денежных доходов. Зарплата и социальные трансферты составляют 73,2% (год назад было 70,8%). На 0,4% сократилась доля доходов от собственности. Доходы от предпринимательской деятельности и другие доходы составляют 24,8%. Здесь и приблизительная оценка доходов от продажи товаров на рынках и базарах, а также от продажи валюты. Изменение методики подсчета данного показателя дало бы более четкую картину о доходах белорусов. За 8 месяцев начисленная среднемесячная заработная плата 113 тыс. рублей, в августе – 145,9 тыс. рублей. Данные цифры также надо рассматривать в контексте сентябрьских президентских выборов. Начислить-то начислили, а выплатить многим забыли. В августе зарплата в промышленности вообще составляла 172,9 тыс. рублей. Поддержка электората дорогого стоит. Очевидно, что больше половины промышленных предприятий платят высокую зарплату не по причине роста производительности труда или получения высокой прибыли, о чем свидетельствуют показатели рентабельности и платежеспособности. Страховщики зарабатывают в 1,7 раза больше, чем в среднем по стране, а банкиры – в 1,8 раз больше – 263,6 тыс. рублей. А вот селяне получают на 30% меньше среднего показателя по стране. Один мой знакомый колхозник, не подозревающий о существовании Минстата, аж поперхнулся, узнав, что на селе получают более 100 тысяч рублей. Выполнить обещания по выплате $100 зарплаты при нынешнем состоянии экономики невозможно. Ни промышленность, ни тем более село столько не зарабатывают. Нет таких денег и для роста зарплаты бюджетникам. Политизированность политики доходов населения бросается в глаза при анализе долгов по выплате зарплаты. На 30 сентября 2001 г. задолженность составила 33,4 млрд. рублей. Удельный вес задолженности в месячном фонде заработной платы возрос до 7,5%. В конце августе было 0,5%. Почти вся задолженность приходится на август (99,98%). Кто страдает больше других? Покорный и не просвещенный электорат. 84,3% долгов – это доля с/х предприятий. Фантастические темпы роста долгов – за месяц в 17,3 раза! В месячном фонде ЗП на с/х предприятиях составила 45,4% (в августе было всего 3%). Почти 370 тысяч человек не получили положенные деньги. Если так дальше пойдет, то к Новому году долгов по зарплате в Беларуси будет больше, чем в самое плохое время в России. При сохранении такой тенденции белорусы на Рождество будут менять крупу на кастрюли, ткани на мотоциклы, варенья на хлеб и сахар, чтобы потом за полцены продать челнокам и получить хоть какие-то деньги для покупки российского пива и колбасы. Промышленники пока зарабатывают больше, но темпы роста долгов также впечатляют. Рабочим не заплатили 2,8 млрд. рублей (8,2% от задолженности по стране). Доля долгов на промышленных предприятиях выросла в 15 раз. Пока только 32 тыс. рабочих полностью или частично остались без зарплаты. При сохранении таких темпов к Новому году их число может вырасти в 10 раз. Что тогда скажет А. Лукашенко и П. Прокопович по поводу необходимости жесткой денежной политики? А если к промышленникам присоединятся 15 тысяч строителей, которым не заплатили 1,6 млрд. рублей (доля выросла с 0,2% до 3,4%) и число которых также может увеличится в разы, то Беларусь может вплотную подойти к народным бунтам и волнениям. Не останутся в стороне и работники жилищно-коммунального хозяйства. Обиженных государством по итогам 3 квартала в этом секторе 8,4 тысячи человек или 5% занятых в отрасли. Удивительно, что Гродненская область, которая лучше других отработала посевную кампанию, имеет наибольшее количество долгов по зарплате – 6,7 млрд. рублей (14,5%). Выжали все соки, а сейчас будут урожаем торговать на базаре? В сентябре произошло, очевидно, последнее в этом году, пятое увеличение пенсии. Покупка электората в год президентских выборов закончилась успешно. Средняя пенсия в сентябре составила 65 тысяч (86% от МПБ пенсионера), увеличившись по сравнению с августом в реальном выражении на 8%. При этом размер социальной пенсии в Беларуси (26 тысяч) находится ниже ооновской черты бедности. Пенсионной реформы в стране нет даже в более-менее рациональном проекте. Количество пенсионеров с каждым годом увеличивается. Повышать социальные налоги уже нет мочи. Предстоящая либерализация больно ударит по пенсионерам, поскольку потенциал для роста пенсий будет резко ограничен. Неприятная ситуация, особенно если принять во внимание, что реформы еще даже не начинались. Финансовая пирамида теряет основание Министерство финансов не может похвастаться особыми успехами в области фискальной политики. С налоговой реформой безнадежно отстали. Бюджет не прозрачен и не подконтролен законодательной властью. Ни Министр финансов, ни премьер не обладают необходимыми полномочиями для контроля всех доходов и расходов государства. Власть раздала очень много обязательств, а вот выполнять их – нет ресурсов. За 9 месяцев в бюджет поступило только 4 трлн. рублей. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилась доля подоходного налога, но уменьшилась доля НДС и налога на прибыль. На 31% больше собрали по налогу на недвижимость и на 16% больше по налогам на внешнюю торговлю. На 1.10.01 налоговые долги перед бюджетом составляют 102,3 млрд. рублей. Больше всего долгов по уплате НДС - 29,5 млрд. рублей, по налогам с выручки 27,9 млрд. рублей, единому с/х налогу - 12,5 млрд. рублей. Весьма тревожит динамика долгов. С 1.01.01 их объем вырос в 2,4 раза. Еще 35,5 млрд. рублей было отсрочено по платежам в бюджет. За 8 месяцев консолидированный бюджет исполнен с дефицитом в 1,7% ВВП (175,2 млрд.). Предприятия слезно умоляют Минфин войти в их положение и не обдирать до последней копейки. Попробуй это объяснить сотням тысяч пенсионеров, бюджетников и рабочих, которые получают зарплату за счет средств налогоплательщиков. Либерализация предполагает изменение порядка финансирования социальной инфраструктуры. Деньги на школы, детские сады и поликлиники должны идти из местных и республиканского бюджета, а не счетов предприятий. Чиновники отбиваются руками и ногами, но без этого не может быть и речи о реструктуризации и инвестициях. За 3 квартала Минфин не подготовился к этому шагу. За 8 месяцев доходы консолидированного бюджета к ВВП практически не изменились (34,7%), а вот расходы увеличились на 1,6% (36,4% ВВП), причем их структура остается неизменной. Свыше 2 трлн. (56,3%) – это расходы на поддержку «точек роста», социально-культурные проекты, госуправление. Здесь кроется основной ресурс для выхода на сбалансированный бюджет при проведении реальных реформ или же основная бомба под государственные финансы, если правительство решит увеличивать поддержку предприятий вне контекста их реформирования. Самое опасное в нынешней ситуации заключается в том, что ни промышленность, ни сельское хозяйство, ни торговля не могут гарантировать стабильность налоговых поступлений. Надеяться на размещение белорусским Минфином еврооблигаций может только человек с богатым воображением и временной пропиской в районе минских Новинок.

Кризис жанра
Белорусские предприятия начали зарабатывать меньше. Или показывать меньшую прибыль по документам. Это совсем не значит, что доходы директоров и менеджеров, а также их начальников из концернов стали меньше. Органы, которые бы отстаивали интересы акционеров, также не могут уволить начальников за слабые финансовые показатели. Потому что главный и бесконтрольный акционер в белорусской экономике по-прежнему – государство. В реальном выражении прибыль уменьшилась на 18% (1,5 трлн. рублей). На 1.09.01 убыточными числились 4107 предприятий (35,1%). Убытки составили 230,6 млрд. рублей. Больше всего убыточных предприятий в Витебской (45,8%) и Могилевской областях (44,3%). Укором отечественной системе управления и органам контроля являются долги торговли и общественного питания (17,8 млрд.). Какими стратегическими ценностями можно объяснить убыточность государственной булочной или буфета? Почему правительство тормозит малую приватизацию? Бюджетная политика Беларуси провисает. С рентабельностью 9,5% (падение по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 25,2%) Минфин теряет гибкость в финансировании утвержденных расходов. По материально-техническому снабжению и сбыту падение рентабельности составило 65%, по связи 52%, по торговле – 53%. И что, уволили сбытовиков, приняли новую концепцию развития торговли, впустили на рынок новые телекоммуникационные компании? Думаю, что если бы одномоментно закрыть и пустить под процедуру банкротства все государственные магазины, дома быта и снабженческие конторы, то состояние бюджета значительно улучшится, а предприниматели, которые быстро раскупят хронических должников, создадут дополнительный стабильный источник доходов. За три квартала ухудшилось также состояние расчетов между предприятиями. По сравнению с началом года кредиторская задолженность в реальном выражении увеличилась на 12,8% и составила 7,1 трлн. рублей. Промышленность по-прежнему является главным неплательщиком (48,5% всей кредиторской задолженности). Они не рассчитываются за товары и услуги, которые им оказывает, в том числе, частный сектор. В результате под угрозой банкротства оказались многие фирмы, которые имели неосторожность работать с госпредприятиями не на условиях предоплаты. Долги за энергоресурсы увеличились до 2,4 трлн., или в реальном выражении на 8,2%. На 1.09.01 платежеспособность предприятий (отношение денежных средств на счетах предприятий к просроченной кредиторской задолженности), составило 16,1% против 19,7% на 1.01.01. Напомню, что на 1 января 2000 г. этот показатель был 27,5%. Резкий дефицит оборотных средств приведет к серьезным проблемам как с выплатой зарплаты, так и с обеспечением непрерывности производственного процесса.
 

Финансовые расчеты между предприятиями (млрд. рублей).

Показатель

Первый квартал

(конец периода)

Второй квартал

Июль – август

(на 01.09.01)

II-ой кв/I-му в %

Июль-август/II-му кв. в %

Кредиторская задолженность

5842

6676

7144

114,3

107

Просроченная кредиторская задолженность

2457

2855

3021

116,2

105,8

Платежеспособность

16,6

16,2

16,1

97,6

99,4

Выручка по бартеру в промышленности в %

31,3

31,6

30,5

101

96,5

Дебиторская задолженность

4291

4894

5278

114

107,8

Просроченная дебиторская задолженность

2016

2412

2534

119,6

105

Внешняя кредиторская задолженность

1082

1128

1141

104,2

101,2

Внешняя дебиторская задолженность

399

451

480

113

106,4

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!