Сценарии новой экономической политики Ожидания перемен

Автор  18 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси ждут перемен. Ждут все, правда, каждый своих. Ждут вопреки официальным результатам выборов. Ждут вопреки фетишу стабильности, который доминирует в социальном и экономическом поведении белорусов. Ожидания часто иррациональны и противоречивы. Ждут реформ, но чтобы без безработицы и изменения структуры производства. Ждут роста зарплаты, но боятся пускать в страну иностранный капитал. Ждут ответственного бизнеса, но чтобы не требовал снижения налогов. Состояние делового цикла, в котором оказалась Беларусь в 2006 году, настойчивые декларации России о переходе на европейские цены по газу и мировые цены по нефти, позволяют предположить, что в Беларуси будут не только сменены вывески с фамилиями людей, отвечающих за экономическую политику. Будут предприняты попытки отойти от жесткой парадигмы национального социализма. Ярослав Романчук
 

Сценарий «Инерционный»: все останется, как есть Соблазн ничего не менять в социально-экономической политике по-прежнему велик. Власть пребывает в плену искаженных данных и методологически некорректных показателей. Выбранные критерии оценки качества (16 показателей) развития дают неполную картину развития. Тем не менее, красивые ряды цифр внушают доверие у людей, которые не видят за ними проблем реальной жизни.
    Убаюкивают цены на нефть и газ. Расхолаживает отсутствие российского торгового протекционизма в ответ на белорусский. Власти уверовали в неотвратимость устойчивого роста экспорта удобрений и металлов. Многие дисижнмейкеры воспринимают заклинания о высокотехнологичности белорусского машиностроения, перспективности БЕЛАЗов, МАЗов и тракторов «Беларусь» за чистую монету. Потоки валютной нефте-выручки, переполненный бюджет (когда за рамки его финансирования выведены 5- 7% ВВП расходов) создает иллюзию бесконечного благополучия. Наконец, чистые города, строящиеся дома, спортивные и с/х праздники укрепляют уверенность в незыблемости неоплановой экономики. «Зачем что-то менять?» - этот вопрос наверняка задает себе А. Лукашенко. «Незачем», - вторит ему ближайшее окружение, которое упивается полнотой власти. «Не надо», - уверяет разросшаяся бюрократия. Она реально управляет экономикой, жестко регулируя уровень конкуренции и назначение потоков прибыли. «Никак нельзя менять» - предупреждают силовики. Страшила Запада, демократов и российских олигархов, созданная самими же официальными СМИ, начала жить своей жизнью.
    Призывы к переменам, звучащие со стороны независимого экспертного сообщества, отдельных представителей директората и малого бизнеса тонут в почти военизированном хоре народного одобрям-с, ярко представленного Всебелорусским собранием. Чтобы на таком фоне принять решения о реформах, нужно быть очень сильным политиком и иметь чутье грядущих перемен. Нам кажется, что они уже не за горами. Проблемы прощупываются даже при помощи белорусских статистических индикаторов.
Разбалансированность монетарной и фискальной политики, риски потери валютной выручки и конкурентоспособности, растущий разрыв между ресурсами финансовой системы и инвестиционными потребностями, конфликт мотиваций номенклатуры и работающего на своих деньгах бизнеса – все это витает в воздухе. Ясности в том, за какую ниточку дергать, чтобы решить одну проблему и не порушить всю систему, нет. Доверия к тем, кто мог бы реально подсказать, как разрулить противоречия при пока еще благоприятной внешнеэкономической ситуации также нет. Поэтому вероятность реализации данного инерционного сценария достаточно высока.
    А. Лукашенко будет в привычном режиме принимать указы и декреты, жонглировать кадрами в рамках все той же обоймы, давать льготы одним при показательных порках других. Селекторные совещания, с/х аврал и требования снизить цены на жилье будут перемежевываться с эмоциональными выпадами против Запада, а также против «антибелорусских» сил в России, которые хотят пересмотреть условия продажи Беларуси энергоресурсов. Главными условиями выбора данного сценария является отсутствие резких колебаний цен на энергоресурсы, стабильная динамика спроса на нефтепродукты, удобрения, металлы и товары нефтехимии, а также сохранение доверия вкладчиков к рублевым депозитам.

Сценарий «Адаптационный»: противодействие энергетической «агрессии»
России может надоесть наступать на одни и те же белорусские грабли. Жвачка риторики о союзном государстве и интеграции потеряла вкус и явно набила оскомину. «Белтрансгаз» не готов к приватизации. Нацбанк РБ укрепляет свой рубль, забросив в корзину план введения российского. ОАО «Нафтан» и «Мозырский НПЗ» рука об руку с российскими олигархами радуются ценовым схемам поставок сырой нефти и экспорту нефтепродуктов. Кремль старается позиционировать Россию, как новую энергетическую державу. Под давлением США, Германии, ЕС, а также в свете выполнения требований ВТО и провала проекта «союзное государство» В. Путин может начать, наконец, реализовывать свой план отделения мух от котлет. Цена на 1000 м3 газа в $100, ликвидация ценовой ренты при поставках сырой нефти (может быть принято решение централизации поставок через «Роснефть») – это шок для Беларуси ценой в 10 – 13% ВВП. Ожидать такой синхронизации действий со стороны России не приходится, но больно, безусловно, будет.
Мы наблюдаем начало сложных переговоров, психологической кампании, противостояния разных лоббистских группировок между сторонниками и противниками старых отношений. Начинается война нервов и демонстрация силы. Трудно сказать, как будут реагировать стороны. Вероятность того, что А. Лукашенко согласится на условия России по продаже «Белтрансгаза» мала. Руководитель Беларуси постарается выиграть время, потянуть процесс переговоров, подключая к нему своих лоббистов в Москве. В крайнем случае, Минск может согласиться на продажу 49% акций. Однако золотая акция и приложенный список инвестиционных требований не будут гарантировать «Газпрому» права собственности на свои активы в Беларуси. По нефти ситуация еще сложнее, потому что ревизия схем поставок задевает интересы не только олигархов, но и влиятельной номенклатуры.
    В рамках адаптационного сценария резко усилится спрос на проекты по энергетической безопасности. Интенсифицируются переговоры по строительству атомной электростанции. Правительство вынуждено будет повысить цены на газ и электроэнергию. Подорожает бензин и солярка. Сократится список тех предприятий, которые получают энергоресурсы по льготным ценам. Будет введен режим жесткой экономии электроэнергии и газа, когда за потребление сверх квоты надо будет платить намного больше.
    Энергетический удар приведет к опасному каскадному эффекту. Промышленные предприятия потеряют оборотку, повысят цены, увеличат долги перед поставщиками и банками. Инвестиционные ресурсы будут переключены на текущее потребление. Ресурсов на повышение зарплаты и на налоги не хватит. Обострятся проблемы со сбытом продукции, увеличатся складские запасы, будут заморожены проекты по модернизации.
    Удар по реальному сектору незамедлительно почувствуют на себе банки. Увеличится доля плохих кредитов и объем требований предприятий к банкам. Дефицит ликвидности будет компенсироваться Нацбанком, который начнут интенсивней увеличивать уставные фонды системообразующих банков. Не исключен возврат к порочной практике прямого финансирования Нацбанком дефицита бюджета. Угроза остановки промышленных предприятий будет страшнее инфляционных и девальвационных рисков.
    И промышленные предприятий, и банки обратят свои взоры к правительству. Одни будут требовать фикскации цен на энергоресурсы, другие – дотаций, третьи – еще более жесткой защиты от иностранных конкурентов и ограничения импорта. Минфин столкнется с резким ростом долгов перед бюджетом. Нацбанк будет решать острую дилемму: увеличивать скорость оборотов денежного печатного станка или настаивать на санации реального сектора. Скорее всего, победят инфляционщики. Денежный навес выплеснется на рынок. Рублевые депозиты потеряют свою привлекательность. Ослабление белорусского рубля будет предрешено.
    Чтобы сохранить приличия, власти могут пойти на запрет роста цен на «социально значимые» товары, на фиксацию курса и даже на ревизию условий депозитов населения и предприятий. Ручное управление экономикой в условиях энергетической атаки неизменно приведет к росту безработицы. Увеличится напряжение в отношениях «центр – регионы». Резко увеличится склонность чиновников к поиску альтернативной занятости. Домашние хозяйства, столкнувшись с ростом жилищно-коммунальных услуг, уже не будут так рьяно сидеть на кухнях на стабильность. Желание перемен может выйти и за рамки проходных заводов.

Сценарий «Превентивный»: поиск новых партнеров
А. Лукашенко уже сделал целый ряд необычных для себя деклараций. Партнерство бизнеса и власти, стимулирование развития частной собственности, уведомительный принцип регистрации, налоговая реформа – сегодня все эти правильные вещи звучат, как пустые декларации. Реализация хотя бы одного из этих положений означает отказ от целостности неоплановой экономики. Дисижнмейкеры понимают, что новых союзников прошедшая политическая кампания им не прибавила. Давление России также не проходит бесследно. База для налогообложения сужается. Требования к бюджету растут. Кто в такой ситуации может стать опорой режима? Не БРСМ, профсоюзы или местные советы. Они и так впряжены в упряжку. Нужна поддержка национального бизнеса. Нужно сделать целый упредительных шагов, чтобы не допустить его переход в оппозицию. Тем более не создать лобби Кремля у себя в стране.
    Заигрывание с бизнес сообществом уже началось. Власти неожиданно хорошо оценили предложенную целым рядом бизнес ассоциаций Платформу национального бизнеса Беларуси. Ведутся переговоры по разного рода регуляторным нормам. Декларируется поддержка малого бизнеса. Однако четкой программы действий у правительства нет. Никто пока не знает, какова будет политическая воля на создание благоприятного делово климата. Поскольку заказ пока не сформирован, чиновники стараются не бежать впереди паровоза и, на всякий случай, придерживают свое мнение при себе.
    Едва ли можно ожидать последовательной либерализации, системной дебюрократизации и недискриминационного отношения с властью. А. Лукашенко постарается скроить национальный бизнес по своим лекалам, вернее это будут лекала номенклатуры и директората. Столько лет ждавшая своего часа бюрократия жадно приступит к дележу национального «пирога». Сначала в ход пойдут малые и средне предприятий. За номинальную цену могут быть проданы банкроты. Развернется борьба за контроль над земельными участками, особенно в Минске и областных городах.
    Поскольку заказчик ставит противоречивые задачи, то правительство будет всячески тянуть с налоговой реформой и либерализацией делового климата. Воплощение на практике уведомительного принципа регистрации в одном окне будет сопровождаться целым рядом условностей и противоречий. За таможенное и торговое законодательство возьмутся только в том случае, если вдруг в порыве эмоций А. Лукашенко захочется в очередной раз вступить в ВТО. Поскольку «киллер» всех нужных начинаний по экономическим реформам останется на свободе – имеется в виду сложившаяся система ведомственного и министерского согласования – то реформы будут носить хаотичный, противоречивый характер.
Свободы будет больше, но не всем и не во всем сферах. Доминация государства над банками и страховым бизнесом останется. Вхождение частного капитала в ТЭК, нефтехимию или крупное машиностроение едва ли станет в повестку дня. С молотка могут уйти предприятий легкой промышленности, деревообработка и мебель, стройматериалы, пищепереработка и производители кондитерских изделий. Сфера услуг, особенно в бытовке, ресторанном бизнесе и торговле, быстро обретет частое лицо. Новые владельцы некоторое врем будут благодарны власти за право стать законным собственником. А. Лукашенко надеется, что именно они станут его новой опорой, основной национального бизнеса. Однако легитимность такого способа приватизации едва ли вызовет доверие населения. За бортом превентивных реформ останутся десятки тысяч индивидуальных предпринимателей и еще больше рабочих, которых уволят новые владельцы.
    Реализация такого сценария способна выпустить пар из системы, сбить давление среди ропщущих менеджеров предприятий и госструктур. Однако предотвратить расплату за многолетний социалистический эксперимент, избежать социальных и финансовых проблем в процессе нейтрализации структурных искажений не удастся. Перед Беларусью сегодня нет ни одно явно хорошего сценария. Что бы ни делала сегодня власть, она будет действовать реактивно, реагировать на проблемы и затыкать дырки. Активный сценарий, т. е. проведение системных рыночных реформ по парадигме «либерализация – приватизация – построение новых институтов» в текущей ситуации кажется маловероятным. Жаль, ведь именно он помог бы консолидации экономику и общество на совершенно иной платформе.
 

Сценарии развития Беларуси 2006 – 2010 гг.

Показатель

2006

2007

2008

2009

2010

ИНЕРЦИОННЫЙ

Темпы роста ВВП

4,5

-0,5

-2,5

-3

-1,5

Инфляция (ИПЦ)

15

40

30

30

25

Экспорт %

6,5

-5

-3

2

3

Импорт %

4

5

-2

5

5

Баланс госбюджета % ВВП

-2

-5

-6

-5

-4

Обменный курс Br/USD

2200

2700

3200

4000

4100

АДАПТАЦИОННЫЙ

Темпы роста ВВП

4

-8

-7

-3

-1

Инфляция (ИПЦ)

15

50

45

40

30

Экспорт %

2

-16

-12

-5

1

Импорт %

6

-6

-3

6

7

Баланс госбюджета % ВВП

-3

-10

-8

-5

-5

Обменный курс Br/USD

2400

3700

4600

5500

6500

ПРЕВЕНТИВНЫЙ

Темпы роста ВВП

3

-3

2

8

8

Инфляция (ИПЦ)

10

10

6

3

3

Экспорт %

2

-5

2

10

12

Импорт %

6

6

5

5

8

Баланс госбюджета % ВВП

-3

-3

-2

-2

-1

Обменный курс Br/USD

2250

2400

3000

3600

4500

Источник: Спекулятивная оценка НИЦ Мизеса 2006 г.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!